08.04.2015

Учебник для женщин, подвергающихся насилию, которые хотят перестать ими быть. Стокгольмский синдром женщин, подвергающихся насилию, часть 3

  • Перевод: Татьяна Керим-Заде
  • Источник: «Учебник для женщин, подвергающихся насилию, которые хотят перестать ими быть» (2013), из главы «Стокгольмский синдром»
Если абьюз достаточно тяжёлый и продолжительный, то он может привести к серьёзным изменениям в личности жертвы. Черты характера могут изменяться не только в детстве и подростковом возрасте, но и у взрослого человека. Если абьюз продолжается годы, женщина может стать неуверенной, эмоционально неустойчивой, раздражительной и подверженной быстрой смене настроения.

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРЕБЫВАНИЯ В ПОЛОЖЕНИИ ЗАЛОЖНИКА

Если абьюз достаточно тяжёлый и продолжительный, то он может привести к серьёзным изменениям в личности жертвы. Черты характера могут изменяться не только в детстве и подростковом возрасте, но и у взрослого человека. Если абьюз продолжается годы, женщина может стать неуверенной, эмоционально неустойчивой, раздражительной и подверженной быстрой смене настроения.

  • Она становится хамелеоном. «У меня несколько личностей, которые проявляются в зависимости от того, в чьём обществе я нахожусь».
  • У неё появляются сложности в отношениях с людьми. «Как только я знакомлюсь с кем-то близко, обязательно случается что-то неприятное».
  • Она старается сделать так, чтобы люди любили её, очень сильно переживает из-за отвержения. «Я не могу вынести даже подозрения, что кто-то отвергнет меня тем или иным образом».
  • У неё могут появиться неконтролируемые саморазрушительные импульсы (транжирит деньги, компульсивное обжорство, аддикции). Она может наносить себе ранения, совершать попытки самоубийства.

Наиболее негативными и тяжёлыми последствиями Стокгольмского Синдрома в долгосрочной перспективе являются:

  • Генерализация. «Продолжительная экспозиция влиянию четырёх условий, ведущих к развитию Стокгольмского Синдрома, приводит к тому, что жертва распространяет динамику отношений жертва/абьюзер на все свои отношения с людьми». Животное, которое научилось реагировать определённым   образом на определённый стимул, будет так же реагировать на похожие стимулы.
    Женщина, в течение долгого времени подвергавшаяся насилию, будет проявлять тендецию относиться к мужчинам так же, как к абьюзеру, то есть, только потому, что они мужчины, она будет обращаться к ним, как к высшим существам, и будет ожидать с их стороны эксплуататорского отношения, подобноe тому, которое было у абьюзера. Женщина не сможет ограничивать мужчин в их запросах и будет чувствовать себя ответственной за то, чтобы отношения развивались удовлетворительно, даже если для этого у неё потребуют аннулировать себя как личность и полностью подчиниться. Женщина считает, что любовь — это травматическая связь с насилием, и в новых отношениях она постарается воспроизвести прежнюю атмосферу интенсивных чувств, которые внушал ей абьюзер».
  • Потеря собственной идентичности. Женщина может воспринимать сама себя только через призму мнения о ней абьюзера.
    • Она не знает, кто она, и чего она хочет. Она не может вообразить собственное будущее. «Когда кто-то спрашивает меня о моих чувствах по тому или иному поводу, я не знаю, что сказать».
    • Она дезориентирована. Чувствует, что неспособна принимать решения. Она видит себя как менее ценную, менее способную, чем другие, и думает, что она виновата в проблемах своего тюремщика. Она чувствует себя беззащитной и беспомощной. «Я не могу что-то решать».
    • Она боится потерять ту единственную идентичность, которая у неё осталась: восприятие своего «Я» таким, каким его видит абьюзер. «Без него я просто не знала бы, кто я такая».
    • Она боится, что он её бросит, что она останется одна, что она не сможет прожить без агрессора, что без него она никто, что она будет чувствовать себя опустошённой и т.д.

Женщина, подвергающаяся насилию, учится осуществлять насилие. Подвергнутый насилию учится подвергать насилию, жертва превращается в палача. Женщина, подвергавшаяся насилию в течение долгого времени, учится канализировать свой гнев, который должен был бы обратиться против абьюзера, и направляет его против самой себя или против тех, кого она считает более низкостатусными, чем абьюзер (другие женщины, дети). Она пытается контролировать других женщин и детей, чтобы те не сердили абьюзера. Таким образом, цикл насилия воспроизводит сам себя. Так же, как практически невероятно то, что женщина, подвергающаяся насилию, будет применять насилие в отношении абьюзера, высока вероятность того, что после продолжительной виктимизации она будет психологически и физически дискриминировать и притеснять детей, особенно девочек, а также других женщин, которых она считает второсортными существами. Её гнев канализирован неверно и у неё возникают трудности с контролем за яростью, постоянная озлобленность и т.д.

ОБЩЕСТВО И СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

Общественность обычно совершенно неверно представляет себе, что думают люди, оказавшиеся в положении заложников. Точно так же со стороны редко кто понимает ту ситуацию, в которой живёт женщина, подвергающаяся насилию, равно как и мотивы, по которым она продолжает свою связь с абьюзером. Юристы и медицинские работники также не имеют профессиональной подготовки в том, что касается Стокгольмского Синдрома; их ожидания в отношении поведения женщины-жертвы абьюза в целом довольно нереалистичны.

Со стороны общества от женщины, подвергающейся насилию, ожидается, что:

  • Она думает, что ни у кого нет права угрожать или подвергать насилию другого человека.
  • Она зла на абьюзера.
  • Она понимает, что абьюзер равнодушен к её страданиям.
  • Она сбежит сразу же, как только ей предоставится возможность.
  • Ей безразлично благосостояние абьюзера, его жизнь или смерть.
  • Она видит полицейских как «хороших», а своего партнёра как «плохого».
  • Она противостоит идеологии абьюзера.
  • Она хочет самого жёсткого наказания для абьюзера.
  • Она не будет хранить верность абьюзеру, после того как её освободят.
  • После освобождения она будет чувствовать себя уверенно.

Но в реальности:

  • Она испытывает благодарность по отношению к своему тюремщику.
  • Ей трудно злиться на абьюзера.
  • Она воспринимает абьюзера как любезного человека.
  • Для неё «открытая дверь не означает, что «дверь открыта».
  • Она не предпримет попытки к бегству, если это будет означать опасность для жизни абьюзера.
  • Она видит своего тюремщика как «хорошего парня», который защищает её, а полицейских как «плохих», которые пытаются убить её и абьюзера.
  • Она симпатизирует идеологии абьюзера.
  • Она может отказаться от дачи обвинительных показаний. Она прощает его и даже помогает ему.
  • Она продолжает хранить верность абьюзеру после своего освобождения, не решается нарушить эту верность, так как ожидает наказания за подобное поведение.
  • После освобождения она не чувствует себя уверенно. Боится, что он вновь поймает её.

Различная в реакции общественности на кризисные ситуации с захватом заложников и на домашнее насилие. Сексизм, господствующий в обществе, приводит к тому, что захват заложников по экономическим или политическим мотивам трактуется совершенно иначе, чем захват заложниц в процессе гендерного насилия.

Заложник по экономическим и политическим мотивам…

  • Обычно мужчина. Общество отрицательно оценивает пассивность, вежливость или уважительное обращение с людьми среди мужчин, поэтому высоко оценивает готовность заложников-мужчин напасть на своих похитителей в целях самозащиты.
  • Страдает от прямого и открытого насилия, а не от насилия, начинающегося постепенно и незаметно.
  • Подвергается короткому периоду виктимизации: дни, недели или месяцы.
  • Обычно не попадает в положение, когда похититель проявляет желание соревноваться с ним лично, разрушать его самооценку. Цель похитителя — политическая или экономическая выгода.
  • Получает сочувствие и симпатию со стороны властей и средств массовой информации, которые проявляют понимание того факта, что заложник не контролирует ситуацию.
  • Не проводит переговоры по своему освобождению. Это делают другие люди. Многих заложников освобождают или выкупают правительства их стран.
  • Не должен доказывать, что он не спровоцировал похищение, для того чтобы другие начали переговоры по его освобождению.
  • Убив похитителя, считается героем.
  • Чувствует, что похитители, даже будучи в тюрьме, могут вновь похитить их. Но такое случается редко. Правительства стран пытаются поймать и арестовать похитителей.
  • Знает, что правительство и его семья считает его героем. Если заложник умирает, на его похороны приходят политики, а семья получает компенсацию.

Заложница в домашнем насилии…

  • Обычно женщина. Общество положительно оценивает женскую пассивность, вежливость и уважительное обращение с другими людьми.
  • Подвергается медленному и невидимому циклу насилия. Она привыкает и адаптируется к насилию. Агрессия не замечается до тех пор, пока она не станет крайне жестокой.
  • Подвергается продолжительной виктимизации, которая может длиться десятками лет.
  • Подвергается промыванию мозгов со стороны абьюзера, который пытается убедить её, что она ничего не стоит и ни на что неспособна, одновременно представляя самого себя как особо совершенного и умного человека.
  • Подвергается обвинению со стороны общества в том, что она сама желает продолжать жить с абьюзером: «Если она не уходит, то это только потому, что ей так лучше».
  • Должна сама договариваться с абьюзером и искать безопасный способ сбежать: ей никто в этом не помогает.
  • Не получит помощи извне, если не сможет доказать, что её жизнь находится в опасности. Она должна доказать, что не лжёт, что она не сумасшедшая и что она не вела себя агрессивно по отношению к абьюзеру.
  • Если только она и/или её дети не умирают, абьюзера редко наказывают, даже если абьюз продолжался десятилетиями.
  • В случае, если она убьёт абьюзера, в 80% случаев её признают виновной, и она будет отбывать наказание в тюрьме.
  • Справедливо боится того, что абьюзер вернётся и убьёт её. Обычно так и случается.
  • Знает, что выражение «женщина, подвергающаяся насилию» является социальной стигмой. Никто не получит компенсацию, если она умрёт от рук абьюзера, а на её похоронах не будут присутствовать политические деятели.

Основные причины, по которым женщины, подвергшиеся насилию, отказываются от обвинительных показаний

  • Из-за страха репрессий со стороны обвиняемого. Обычно абьюзеры угрожают женщинам убийством на тот случай, если они заявят в полицию, и во многих случаях эти угрозы выполняются.
  • Из-за встречного обвинения. Абьюзер заявляет, что подвергался психологическому насилию со стороны женщины, что она сошла с ума, что она лжёт, что она страдает аддикциями, что она изменяет ему и т.д. Суд над абьюзером иной раз превращается в суд над жертвой абьюза.
  • Из-за частого отсутствия физических следов насилия. Некоторые способы насилия не оставляют явных физических следов, например, попытки удушения, угрозы, унижения и т.д. Когда нет физических увечий, свидетелей насилия, ни других улик абьюза, становится очень трудно поддерживать обвинение в суде.
  • Из-за незнания законов и страха перед процедурой судопроизводства. Так как женщины не получают должной информации и подготовки перед судом со стороны прокуратуры, они думают, что они сделают всё неправильно, и что из-за этого агрессора оправдают.
  • Из-за Стокгольмского Синдрома женщин, подвергающихся насилию. Женщины отрицают агрессию и забирают поданные заявления. В этих случаях, женщина не заявляет о совершённом против неё преступлении, а подаёт заявление на развод, пытаясь таким образом предупредить и проучить мужа, в надежде, что тот наконец прекратит своё агрессивное поведение.
  • Из-за влияния социального сексизма, который оказывает давление на женщину с той целью, чтобы она простила абьюзера, базируясь на ложных ценностях. Семья в системе этих ценностей воспринимается как высшее благо, которое необходимо сохранять, так как разрыв отношений воспринимается как личный провал и позор. Патриархатная культура предписывает женщине ставить семью выше собственных потребностей, которые маркируются как эгоистичные. Ценность личной сферы оценивается сходным образом: смирение перед агрессией оправдывается, так как таким образом женщина сохраняет приватность семейной жизни. Вмешательство социума предполагает придание гласности принуждение, осуществляемое в частной сфере, к которой принадлежит семейная жизнь, и куда государство якобы не имеет право вмешиваться («Домашнее насилие: доклад о насилии над женщинами в Испании» Инес Альберди и Наталия Матас, Коллекция «Социальные исследования», номер 10, Ла-Кайша)
  • Женщины из обеспеченных семей и женщины среднего класса подают на развод, но не подают в суд за насилие и абьюз. Они знают, что в случае развода их семейное и материальное положение может улучшиться, если не идти на конфликт с супругом.
    Кроме того, нет недостатка в адвокатах, которые из-за нехватки опыта, знаний уголовного права и из-за страха перед трудным и жёстким судебным процессом советуют своим клиенткам соглашаться на гражданские разбирательства.

На самом деле нет ничего необычного в том, что женщины забирают обвинительные заявления из полиции и судов.

ФИНАЛЬНАЯ ФАЗА ВИКТИМИЗАЦИИ ЖЕНЩИНЫ

Если процесс насилия не прервать, и женщина будет продолжать подвергаться ему, то в конце концов для неё исчезает возможность вернуться из этого однажды начавшегося жуткого путешествия. Женщина может прийти к заключительной фазе виктимизации:

  • Стокгольмский Синдром. Адаптация женщины к насилию и воспроизводство цикла на ней самой или на её детях. Даже если женщина подавала заявления в полицию и суд, это ни к чему не привело, и женщина перестала сопротивляться.
    • В докладе известного судебного медэксперта и специалиста по гендерному насилию Мигеля Лоренте отмечается, что девять из десяти случаев домашнего насилия остаются неизвестными полиции, а те случаи, о которых становится известно, не доходят до суда: «60% заявлений никогда не рассматриваются в суде по разным причинам: из-за недостаточности улик, дефекта формы в заявлениях, отказ от рассмотрения судом, или, в большинстве случаев, потому что женщина забирает заявление. Только 19% из заявлений, поданных в полицию, доходит до стадии предварительного судебного расследования по мотивам увечий».
    • «Когда женщина решается в первый раз подать заявление в полицию или суд, в среднем она находится в ситуации домашнего насилия уже семь лет» (данные испанского Министерства Внутренних Дел).
    • «Феномен айсберга». На практике полиции становятся известными от 5% до 10% случаев домашнего насилия (данные Испанского Института Женщины).
  • Физическая смерть женщины и тяжёлые необратимые увечья: фемицид. Статистика убитых в процессе домашнего насилия обманчива: «Женщины, которые умирают в результате избиений, ножевых ранений или ранений из огнестрельного оружия, но которым удалось выжить в течение одного дня в медицинском центре, не засчитываются как жертвы домашнего насилия. В качестве причины смерти официально указывается остановка сердца, остановка дыхания, внутреннее кровотечение и т.д. То же самое происходит c женщинами, которые умирают в результате отказа внутренних органов из-за хронических побоев. А кто считает самоубийства женщин на почве домашнего насилия? Кто из журналистов взялся расследовать, сколько женщин находятся в психиатрических клиниках вследствие насилия, которому их подвергали «партнёры»?» (Бегония Маруган, член Открытого Общества Социологии)

Согласно Испанской Феминистской Сети, на 29 ноября 2003 года статистика женщин, убитый за 2003 год в ходе гендерного насилия, указывала на 88 жертв:
Домашнее насилие  —  75
Изнасилование со смертельным исходом  —  4
Проституция/торговля женщинами  —  5
Другое (официально незарегистрированные гетеросексуальные
отношения  —  4
Невыясненные обстоятельства, незасчитанные как фемицид  —  10

Если мы будем обращать внимание только на домашнее насилие, то уже этим самым цифры убитых в ходе гендерного насилия женщин оказываются фальсифицированными. Цифры, приведённые в таблице выше даны на основе определения гендерного насилия, принятого ООН.

  • Суицид. Доведение женщины до физической смерти партнёром. Если бы цифры женских самоубийств на почве домашнего насилия учитывались как фемицид, смертельная статистика увеличилась бы во много раз.
  • Психическое умирание с тяжёлыми необратимыми психологическими изменениями (помещение женщины в психиатрическую лечебницу или массивная медикализация психофармацевтическими средствами).
  • Убийство. Женщина убивает агрессора в процессе самозащиты.

ЖЕНЩИНЫ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИЕ НАСИЛИЕ

Миф о «синдроме мужа, подвергающегося насилию». В последнее время, как только речь в публичном пространстве заходит о гендерном насилии — на радио, на лекции, на каких-нибудь курсах, — всегда появляется кто-то, кого сильно интересуют мужчины, подвергающиеся насилию. Эти доброхоты утверждают, что мужчин, которые подвергаются насилию, практически столько же, сколько и женщин, и что, с другой стороны, женщины обыкновенно прибегают к психологическому насилию. Давайте проясним, откуда берёт своё начало миф о мужчине, над которым осуществляет насилие женщина, и что на самом деле происходит с тем насилием, которое практикуют женщины.

Джек Стрэтон, профессор Портландского университета, участвует в работе сайта «Европейские мужчины профеминисты» (www.europrofem.org). Я горячо рекомендую этот сайт, так как он даёт надежду, публикуя предложения по новой маскулинности.

Стрэтон объясняет, что гуманитарное и научное рвение мужского лобби настолько ожесточённое, что они пытаются добиться, чтобы часть средств, которые выделяются на помощь женщинам, подвергающимся насилию, были направлены на создание приютов, социальных служб и социального жилья для мужчин, якобы подвергающихся насилию со стороны женщин. С другой стороны, они вкладывают время и деньги в псевдонаучные исследования, с помощью которых пытаются доказать, что уровень насилия среди мужчин и женщин одинаково высок. Самая мстительная атака на безопасность женщин — это миф о том, что женщины подвергают мужчин насилию так же часто, как мужчины подвергают насилию женщин.

В 1980 и 1985 году Штраус, Джиллис и Штайнмец опубликовали в США несколько исследований о супружеских конфликтах, по результатам которых уровень насилия среди женщин и мужчин оказался практически одинаковым. В качестве доказательств были представлены результаты «Шкалы тактик, применяемых в  конфликтах», якобы первого психометрического инструмента, способного измерять физическое и психическое насилие между мужчиной и женщиной.

Серьёзные, широко признанные учёные с твёрдой репутацией, такие как Эмерсон, Рассел Добаш и Эдвард Гондолф, как женщины, так и мужчины (чтобы не было обвинений в гендерных предрассудках) указали на псевдонаучность работ Штрауса, на то, что эти «находки» и выводы являются противоречивыми, несостоятельными и взятыми с потолка.

Штраус представляет в своём исследовании шкалу вопросов, которые не различают между намерением и результатом реального действия. Он приравнивает женщину, оттолкнувшую мужа в целях самозащиты, к мужчине, скинувшему эту женщину с лестницы. Этикетирует как «осуществляющую насилие» мать, которая защищает дочь от сексуальных посягательств со стороны отца. Комбинирует такие категории как «бить» и «попытаться ударить», хотя между этими категориями есть существенная разница. Так как в своей работе он изучает материал только одно года сожительства, то он приравнивает пощёчину от женщины к пятнадцати годам домашнего насилия над ней со стороны мужчины. Даже Штайнмец говорит о том, что «Шкала тактик…» игнорирует разницу между пощёчиной, которая может болеть, и ударом кулаком, который приводит к увечью.

Штраус интервьюировал только одного из членов супружеской пары. Другие исследования, в которых интервьюировали обоих членов пары, пришли к заключению, что рассказы о насилии в семье не совпадали.

Также Штраус исключил из своего исследования эпизоды насилия, которые случились после развода или разрыва отношений; хотя на долю именно этих эпизодов приходится до 75.9% от общего числа агрессий, и в 93.3% случаев агрессором бывает мужчина, по данным Министерства Юстиции США.

Исследование Штрауса основывалось на том, что ему рассказывали те, кто принимал в нём участие, игнорируя доказанный факт того, что мужчины, которые практикуют домашнее насилие, отрицают или минимизируют его в 50% случаев.

Мужчины, которые систематически запугивают и терроризируют жён, вряд ли согласятся принять участие в подобного рода исследовании, а женщины, которых систематически избивают, скорее всего почувствуют панику при мысли о том, что муж узнает, что она отвечала на подобные вопросы.

Наконец, «Шкалы тактик…» не включают сексуальную агрессию в исследуемые типы агрессивного поведения, хотя есть огромное количество женщин, которых мужья не только избивают, но и насилуют. Если статистику Штрауса исправить по вышеназванным параметрам, получится соотношение 16:1 агрессивного поведения среди мужчин и женщин. Согласно данным полиции и системы судопроизводства, от 90% до 95% агрессивных эпизодов в семьях приходится на насилие мужчины над женщиной.

Штраус утверждает, что женщины чаще пишут заявление против своих мужей, поэтому его исследование может не быть «объективным». Но анализ Шварца доказал, что именно мужья, жёны которых применяют насилие, пишут заявления чаще, чем женщины, подвергающиеся насилию со стороны мужей.

В любом случае, все опросы на тему криминальной виктимизации, которые осуществляются среди населения посредством случайной выборки, объективны и показывают сходные результаты в США, Канаде и Великобритании.

Как остановить насилие против мужчин

  • 87% убийств в США приходится на убийства мужчин мужчинами
  • Мужчины убивают мужчин (и женщин, и детей) в Ираке, Боснии, Сальвадоре, Руанде…
  • Мужчины, которых волнует проблема насилия против мужчин, должны указать на их настоящего врага: самих себя.

Конечно, мужчины, действительно подвергающиеся абьюзу со стороны своих жён (4%) достойны сочувствия, но более логично и разумно сфокусировать наше внимание и наши усилия на огромной проблеме мужского насилия против женщин (96% случаев домашнего насилия).

Очевидно, что исследования о домашнем насилии дают разные результаты в зависимости от применяемого метода, и похоже, что псевдоучёные выбирают те методы, которые наиболее полно соответствуют их идеологии. Есть исследователи, которые обращают внимание только на конкретные эпизоды насилия, игнорируя их контекст, предыдущую историю, социальную, политическую и экономическую среду, и в особенности тот факт, что у мужчин обычно больше власти, чем у женщин, как в общественной, так и в частной сферах. Если исследование не учитывает эти факторы, то оно наносит ущерб науке, обществу и правам человека жертв домашнего насилия, маскируя проблему и пропагандируя патриархатную идеологию.

Когда агрессоры — женщины. Хотя мужчина и женщина могут подраться между собой, женщина неизбежно получит больший физический ущерб. Кроме того, женщины, подвергающиеся насилию, больше страдают от эмоциональных и психологических травм, чем мужчины.

Каковы же отличия мужского и женского абьюзов? Согласно заключениям Дейла Бегшоу и Донны Чан (Южноавстралийский Университет), опыт мужчин-жертв домашнего насилия отличается от опыта женщин, подвергающихся насилию в семье. Мужчины…

  • Свидетельствуют, что они не жили в состоянии страха перед женщиной, которая применила к ним агрессию.
  • Не имели прошлого опыта насилия.
  • Редко подвергались насилию после разрыва отношений (в единственном зафиксированном случае, интенсивность насильственного эпизода была гораздо ниже, чем та, которую показывают мужчины в насилии против женщин).
  • Не чувствовали себя запуганными, не боялись, но скорее испытывали ярость по отношению к насилию со стороны женщины.

Хотя есть доказательства того, что как мужчины, так и женщины могут вести себя агрессивно в отношениях, происхождение и последствия насилия против женщин и против мужчин совершенно различны:

  1. Насилие, осуществляемое мужчинами, гораздо более жестокое.
  2. Вероятность того, что женщина будет убита мужчиной, с которым она поддерживала или поддерживает интимные отношения, гораздо больше, чем убийство мужчины женщиной.
  3. Большинство убийств мужчин совершают другие мужчины, в общественных местах и практически всегда под предлогом алкогольного опьянения.
  4. Основные причины, по которым мужчины убивают женщин, — это разрыв отношений со стороны женщины или ревность мужчины. Однако, женщины, которые убивают партнёров, имеют в 70% случаев историю домашнего насилия со стороны этих мужчин. Половина убийств мужей жёнами происходят в ситуации, когда женщина вынуждена реагировать на конкретную угрозу агрессии со стороны мужчины.
  5. Психологическое насилие мужчины  над  женщиной представляет собой контроль, унижение и доминирование посредством запугивания, внушения страха.
  6. Психологическое насилие женщины  над  мужчиной представляет собой выражение фрустрации как реакции на зависимость, стресс или отказ занимать подчинённое положение в паре.
  7. Анализ данных об убийствах показывает, что женщины используют насилие во-первых, в качестве самозащиты, во- вторых, как ответ на годы брутальной виктимизации. Кроме того, для женщины вероятность получить увечья в шесть раз выше, чем для мужчины.

Когда женщины убивают. Программа штата Иллинойс «Проект Милосердие» посвящён деятельности по освобождению из тюрьмы женщин, которые убили или нанесли увечья своим партнёрам-абьюзерам. На своём сайте, кроме других данных, проект предоставляет сведения о женщинах, которые убили партнёров-абьюзеров, и анализирует различные возможные способы защиты этих женщин.

Данные о женщинах, которые убили абьюзеров

  • 90% женщин, которые находятся в тюрьме за убийство мужчины, подвергались насилию со стороны этого мужчины.
  • Средний срок тюремного заключения (Мичиган) для мужчин, убивших партнёршу-женщину, составляет от 2 до 6 лет. Средний срок тюремного заключения для женщин, убивших партнёра-мужчину, составляет от 15 до 17 лет.
  • Прокуроры и судьи показали свою безграмотность в теме домашнего насилия, когда на судах вменяли женщинам в вину то, что они не покинули своего партнёра-абьюзера. В среднем, женщина, подвергающаяся насилию, которой удаётся в конце концов разорвать отношения с абьюзером, делает от пяти до семи попыток уйти, только лишь уйти; но это совершенно не так легко сделать, как это утверждает прокуратура. Травматическая связь с абьюзером может быть не единственной причиной, по которой женщина не может покинуть его. Женщина просто может быть убеждена — и совершенно обоснованно — что если она попытается уйти от абьюзера, он нанесёт ей физические увечья или убьёт.
  • Согласно словам сэра Уильяма Блэкстоуна, когда муж убивает жену, это всё равно, что убить чужака; когда жена убивает мужа, то это всё равно, что предать монарха.

Теории о стратегии защиты женщин: смягчающие обстоятельства или оправдание

  • Пытаться найти смягчающие обстоятельства для поступка, совершённого женщиной, значит признавать, что то, что она сделала, — это преступление, но что в её ситуации существуют особые факторы, которые делают совершённое ею убийство как бы менее криминальным, например, сумасшествие или снижение интеллектуальных возможностей.
  • Защищать женщину означает показать, что её действия никоим образом не является преступлением, а были полностью оправданы обстоятельствами и имели целью предотвратить большее зло.

Анджела Браун (Browne) автор работы «Агрессия и убийство в семье: когда женщина, подвергающаяся насилию, убивает», объясняет, что не существует противоречия между выученной беспомощностью и тем фактом, что женщина, подвергающаяся насилию, может убить абьюзера. Дело в том, что женщина отказывается от защитных механизмов, характерных для Стокгольмского Синдрома, когда думает, что в следующем по нарастающей шкале эпизоде насилия выжить для неё будет невозможно, или что абьюзер убьёт детей. Несмотря на зависимость от абьюзера, иногда желание сохранить жизнь себе или детям становится сильнее, и женщина активно защищается. Выученная беспомощность не является уменьшением интеллектуальных способностей, ни каким-то видом сумасшествия; это средство выживания, когда сбежать из ситуации насилия невозможно.

Существует миф о том, что многие женщины убивают своих абьюзеров, когда те спят. На самом деле, 70% убийств мужчин — абьюзеров женщинами происходит в ходе прямой конфронтации. Таким образом, это можно считать самозащитой со стороны женщин.

Некоторым может показаться, что если женщина убивает абьюзера, когда тот спит, то в этом случае речь не может идти о самозащите с её стороны. Так ли это? — Согласно закону, женщина не может защищать себя с помощью какого-либо типа оружия или другого средства до тех пор, пока абьюзер не изобьёт её достаточно сильно, чтобы всем стало ясно, что существовала непосредственная угроза жизни женщины или угроза нанесения ей тяжких телесных повреждений. Но когда такой момент наступит, женщина будет совершенно не в состоянии себя защитить. Традиционные правила самозащиты были созданы мужчинами для мужчин, и предполагается, что враждующие стороны обладают сходными размерами тела и силой. Случай, когда женщина убивает абьюзера, когда тот спит, также должен считаться самозащитой, если женщина действует, руководствуясь искренним и рациональным убеждением в том, что он попытается убить её, когда проснётся, и предполагая, что у неё не хватит сил защитить себя.

Едва заметные жесты, которые могут ничего не означать для постороннего, могут ясно дать понять женщине, подвергающейся насилию, что для неё риск велик и неминуем. Абьюзеры часто хватаются за предметы, которые могут не считаться оружием, способным привести к смерти (кастеты, ключи, книги, бутылки, горячая еда и т.д.), однако, в руках взрослого физически сильного человека могут представлять серьёзную угрозу, как это было доказано в ходе расследований, и как это можно заключить, просто следуя здравому смыслу.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × два =