20.04.2015

Учебник для женщин, подвергающихся насилию, которые хотят перестать ими быть. Угрожают ли мужчины выживанию женщин?

  • Перевод: Татьяна Керим-Заде
  • Источник: «Учебник для женщин, подвергающихся насилию, которые хотят перестать ими быть» (2013), из главы «Гендерное насилие»
Ты прошла через этапы личного восстановления, во время которых ты чувствовала себя каждый раз всё более уверенной и в безопасности, ты восстановилась психологически и начала быть матерью-лидером для твоих детей.Ты преодолела множество препятствий и выжила; однако твой путь на этом не заканчивается. Ты смогла выйти из личного и семейного лабиринта домашнего насилия и начала смотреть на жизнь другими глазами — и тогда ты открываешь для себя, что твоя проблема не уникальна, что это проблема миллионов женщин.

Ты прошла через этапы личного восстановления, во время которых ты чувствовала себя каждый раз всё более уверенной и в безопасности, ты восстановилась психологически и начала быть матерью-лидером для твоих детей. Возможно, ты всё ещё вовлечена в долгое и сложное гражданское или уголовное разбирательство. Ты преодолела множество препятствий и выжила; однако твой путь на этом не заканчивается. Ты смогла выйти из личного и семейного лабиринта домашнего насилия и начала смотреть на жизнь другими глазами — и тогда ты открываешь для себя, что твоя проблема не уникальна, что это проблема миллионов женщин.

Ты смотришь на мир и видишь лабиринт гораздо больших размеров: гендерное насилие, которому подвергаются женщины во всех странах и культурах, и которое проявляется в многочисленных формах.

В этой главе мы рассмотрим следующие темы:

  • Эволюция гендерных политик
  • Доклад о развитии человечества в гендерном контексте
  • Что такое «гендерное насилие»?

ЭВОЛЮЦИЯ ГЕНДЕРНЫХ ПОЛИТИК

Наша цивилизация сильно продвинулась на технологическом и научном уровнях, но мало — в том, что касается человеческих ценностей. Насилие против женщин — это проблема фундаментальных прав человека, и в этом смысле человечество ещё находится на доисторическом уровне.

В настоящее время отношение к этой основной общественной проблеме радикально изменилось. Мужчина и женщина, две составляющие человеческой пары, начинают признавать друг друга как равных в правах. Эти перемены начали сами женщины, и за ними начинают следовать, неохотно и огрызаясь, некоторые мужчины; это — перемена в сознании на глобальном уровне, которая распространяется, подобно масляному пятну на водяной поверхности. У этой перемены ещё нет соответствия на уровне реальных изменений в жизни, но исторический переход подобного масштаба не может осуществиться только за одно поколение. Речь идёт об эволюции, а не о революции; это не означает, что вот сейчас женщина займёт место мужчины, но это означает, что и женщины, и мужчины перейдут на новый уровень эволютивного развития. Новая модель человека не будет маскулинной (на самом деле, мы пока не знаем, какой она будет), но если мы не определим её сейчас, на карту будет поставлено наше выживание как вида.

Вызов, который бросает человечеству насилие, особенно, насилие мужчин по отношению к женщинам, это больший вызов человечеству, чем космический полёт на Марс или победа над раком. Если мы излечим эту историческую пандемию, мы поднимемся на категорию истинно человеческого в эволюции и оставим позади примитивного Homo sapiens, в котором так много от «Homo», и так мало от «Sapiens».

Во многих странах законодательство было изменено соответствующим образом, и существует система помощи жертвам гендерного насилия, но, несмотря на это, во всех странах мира присутствуют такие эндемические формы дискриминация женщин, как домашнее насилие, сексуальная агрессия или «отсутствие присутствия» женщин на ответственных постах в политических и экономических структурах власти.

Страны, так же, как и отдельные люди, проходят через несколько этапов в своём процессе осознания того, что касается политической повестки о гендерном насилии:

Страны, которые поощряют гендерное насилие. В этих странах насилие против женщин разрешено и даже поощряется законами. Законодательная система бездействует перед лицом «культурных» или «религиозных» проявлений, и насилие против женщин считают не преступлением, а традицией, которую необходимо поддерживать: побитие камнями, паранджа, женское обрезание, отказ женщинам в медицинском обслуживании и в доступе к образованию, насилие в браке, разрешённое под эвфемизмом «воспитания жены» и т.д. Единственное, что ставится под вопрос, — это степень жестокости насилия, которая может быть признана приемлемой.

В 1890 году в Испании ответственность за изнасилования ложилась на жертву, она признавалась виновной в совершении действий, «провоцирующих страстные движения в душе мужчины» (цитата из приговора Верховного Суда).

До 1975 года только крайняя жестокость в физическом насилии против женщины считалась неприемлемой, а за мужем признавалось право «воспитывать жену», эвфемизм, за которым скрывалось насилие.

Доклад Омбудсмена, журнал «Женщина и Здоровье»

Обычно сами женщины, организуясь в ассоциации и неправительственные организации, начинают тайно оказывать содействие жертвам гендерного насилия и бороться за свои права. Большинство неправительственных организаций, которые работают в сфере репродуктивного здоровья и помощи женщинам-беженкам и иммигранткам, также включают в свои цели искоренение насилия в отношении женщин.

Страны, которые отрицают проблему

  • В этих странах происходят законодательные изменения на начальном уровне: исчезают законы, рекомендующие или оправдывающие насилие против женщин, но само это явление юридически не признаётся, поэтому специальных законов, направленных против него, не существует.
  • Нет статистики смертельных случаев домашнего насилия.
  • Государственные структуры не оказывают помощь жертвам гендерного насилия.
  • В политическом дискурсе и средствах массовой информации проблема игнорируется.

Страны, которые признают проблему и пытаются «потушить пожар»

  • В этих странах происходят законодательные изменения на более продвинутом уровне: принимаются специальные законы, запрещающие физическое насилие в отношении женщин. С 1989 года в УК Испании предусмотрено наказание за насилие в семье.
  • Тема насилия над женщинами освещается в СМИ. Политики делают по этому поводу заявления о принципах, которые, однако, не подкрепляются специальными бюджетными статьями, которые соответствовали бы степени тяжести проблемы.
  • Появляются первые локальные и региональные инициативы содействия жертвам гендерного насилия.
  • Появляются статистические данные о дискриминации женщин и неравных социальных возможностях женщин по сравнению с мужчинами.
  • Растёт число заявлений, поданных женщинами в полицию и суды по причине гендерного насилия; не потому что увеличилось число женщин, подвергающихся насилию, а потому что женщины узнали о своих правах и о том, что им — теоретически — может быть оказано социальное содействие, и начали отказываться терпеть насилие.
  • Ассоциации женщин и неправительственные организации оказывают содействие жертвам гендерного насилия на уровне частной инициативы, пытаясь решить проблему отсутствия государственной поддержки с помощью волонтёрства.
  • Эта фаза реагирования обществом на гендерную проблематику является реактивной, так как в этом случае «тушатся пожары», то есть, женщинам, подвергающимся насилию, оказывается помощь, только когда они просят о ней, но пока ещё медицинские работники не занимаются выявлением «молчаливых жертв», а судебные решения пока ещё очень мягки по отношению к абьюзерам.
  • Не существует специфических законов, наказывающих психологическое насилие.

«Наряду с тем, что насилие между членами семьи или между людьми, находящимися в ситуации сожительства друг с другом, типифицируется отдельно, психологическое насилие рассматривается законодателями как недостаточно тяжёлое, чтобы специально выделить его в соответствующих законодательных актах».

Доклад Омбудсмена, Журнал «Женщины и здоровье»

Проактивная фаза

Происходят самые обширные законодательные изменения: интегральный закон о гендерном насилии, закон о психологическом насилии или об издевательствах в семье, закон об обязательной гендерно-ориентированной подготовке профессионалов медицинской и юридической сфер. Существуют правильные государственные гендерные политики, с адекватным бюджетным обеспечением.

  • В школах существуют воспитательные программы по предотвращению гендерного насилия. Специальный курс включён в университетские программы.
  • Женщины начинают быть протагонистками в общественной жизни, у них появляется равная с мужчинами возможность доступа в органы и структуры власти.
  • Эта фаза является проактивной, так как главный акцент в ней делается на предотвращена гендерного насилия: выявляя жертв до того, как в их отношении будут совершены новые акты агрессии, улучшая социальную поддержку женщин и детей, подготавливая соответствующим образом специалистов, и, прежде всего, уча детей жить без насилия и дискриминации.

ДОКЛАД ООН О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ РАЗВИТИИ В ГЕНДЕРНОМ АСПЕКТЕ

Доклад ООН о человеческом развитии анализирует показатели человеческого развития в каждой из стран мира, используя для этого спектр экономических и социальных показателей. С момента публикации первого доклада в 1990 году, были созданы два показателя человеческого развития в гендерном аспекте: Индекс Развития с учётом Гендерного Фактора (ИРГФ) и Индекс Развития Гендерных Возможностей (ИРГВ). Все данные, соотнесённые с этими двумя показателями можно найти на сайте http://hdr.undp.org/en/statistics/indices/gdi_gem/.

Индекс Человеческого Развития (ИЧР). ИЧР измеряет общий прогресс той или иной страны по трём основным показателям человеческого развития: продолжительность жизни, доступ к образованию, достойный уровень доходов у населения. Показатель ИЧР рассчитывается на основании данных о средней продолжительности жизни в стране, уровне образованности населения (грамотность взрослого населения и комбинированный показатель численности учащихся в начальной, средней и высшей школах), доходах на душу населения в долларах США.

В доклад ООН о человеческом развитии в 2013 году был также включён Индекс Гендерного Неравенства (ИГН), с помощью которого измеряется неравенство между мужчинами и женщинами в трёх аспектах: репродуктивное здоровье, эмпауэрмент и экономическая активность. Репродуктивное здоровье — это показатель материнской смертности и процент подростковых беременностей в той или иной стране. Эмпауэрмент измеряется с помощью двух показателей: процент женщин и мужчин в составе парламента страны и процент женщин и мужчин, имеющих законченное средне образование. Экономическая активность измеряется процентным показателем присутствия женщин и мужчин на рынке труда.

Индекс Гендерного Неравенства заменил собой . Индекс Развития с учётом Гендерного Фактора (ИРГФ) и Индекс Гендерного Расширения Прав и Возможностей (ИГРПВ), которые публиковались до 2009 года. ИГН выявляет неравенство возможностей мужчин и женщин в политике и экономике и показывает, к каким потерям в человеческом развитии приводит это неравенство. ИГН колеблется между показателем 0 (нет неравенства между женщинами и мужчинами) и 1 (абсолютное неравенство между мужчинами и женщинами). Согласно классификации ИГН, Нидерланды, Швеция и Дания находятся на самых передовых позициях, с наименьшим показателем гендерного неравенства. Регионы, где представлен наибольший показатель гендерного неравенства согласно ИГН, — это Центральная Африка, Южная Азия и Арабские Страны. В Латинской Америке, Коста-Рика является страной с наименьшим показателем ИГН, а Гаити — страной с наибольшим показателем гендерного неравенства.

В скандинавских странах и в Исландии был преодолён критический минимальный порог (30%) участия женщин в процессах принятия решений в политике и экономике. В 1994 году впервые в истории в Швеции был достигнут паритет между женщинами и мужчинами в кабинете министров (50%).

Доклад ООН о Человеческом Развитии за 2013 год

Примеры стран с наиболее высоким ИЧР Индекс гендерного неравенства % женских мест в парламенте % присутствия на рынке труда
Женщины Мужчины
123

4

5

7

9

10

13

15

17

21

23

НорвегияАвстралияСША

Нидерланды

Германия

Швеция

Швейцария

Япония

Исландия

Дания

Бельгия

Финляндия

Испания

0,0650,1150,256

0,045

0,075

0,055

0,057

0,131

0,089

0,057

0,098

0,075

0,103

39,629,217,0

37,8

32,4

44,7

26,8

13,4

39,7

39,1

38,9

42,5

34,9

61,758,857,5

58,3

53,0

59,4

60,6

49,4

70,8

59,8

47,7

55,9

51,6

70,172,370,1

71,3

66,5

68,1

75,0

71,7

78,4

69,1

60,6

64,2

67,4

Примеры стран с высоким ИЧР
545557

69

78

КувейтРоссийская ФедерацияСаудовская Аравия

Казахстан

Украина

0,2740,3120,682

0,312

0,338

6,311,10,1

18,2

30,9

43,456,317,7

66,6

53,3

82,371,074,1

77,2

66,6

Лауреат Нобелевской Премии Амартия Сен признаёт, что на него оказывали давление как левые партии,так и религиозные фундаменталисты, когда он начал писать и говорить о гендерном неравенстве:

«Когда я начал писать о женщинах, я почувствовал враждебность со всех сторон. Мне казалось, что гендерное неравенство было очевидным фактом во многих сферах. По мере того, как я изучал закономерности в том, что касается распространения голода, доступа к образованию и распределения средств в семье, неравенство в положении девочек и женщин становилось для меня настолько очевидными, что я был удивлён, как кто-то может не замечать его.

Левые отнеслись к моим выступлениям против гендерного неравенства враждебно, так как считали, что нельзя «отвлекать внимание» людей от основной задачи — классовой борьбы, они боялись, что это может её ослабить. Я думаю, это очень поверхностный анализ ситуации: классовое разделение действительно сильно, но это не единственное разделение. К тому же, когда ты оказываешься за несколькими разделительными линиями сразу, когда аккумулируешь невыгодные исходные позиции (женщины из нижних классов и каст, принадлежащие к фундаменталистским вероисповеданиям), ты оказываешься в ужасной ситуации. Часто левые своей враждебностью гендерным вопросам оказывают медвежью услугу левой идее, которая состоит в том, чтобы бороться против всех причин социальной депривации, а не концентрироваться только на одной.

Было также много враждебности со стороны тех, кто придерживался анти­западных идей, и думал, что я пытаюсь торговать чем-то вроде про­западной идеологии. Когда я указывал им на то, какому страшному угнетению подвергаются индийские женщины, мне возражали, что когда женщин из индийских деревень спрашивали, угнетены ли они, они отвечали, что нет, они не угнетены. Эти женщины просто не знали, о чём их спрашивали: они полагали, что их спрашивают о том, бедны ли их семьи, а не о том, насколько хорошо лично им.

Идея женского самопожертвования настолько восхваляется, пропагандируется и полагается высшей добродетелью, что на базе депривации возник особый женский героизм, который полностью противоречит интересам самих женщин. Я думаю, что это самопожертвование существует только по причине того, что Маркс назвал «ложным самосознанием угнетённых», то есть, по причине веры женщин в то, что их личные интересы стоят на последнем месте, а на первом всегда должны быть интересы семьи. Это ложь. Именно в этом контексте «быть эгоисткой» служит прогрессу. Сопротивляющихся этому прогрессу я бы назвал национал-традиционалистами, которые считают, что традиционные культуры — правильные в своей основе, и что их нельзя критиковать. Преодолеть это сопротивление займёт некоторое время, и я рад тому, что феминистское движение по всему миру много сделало в этом направлении».

Амартия Сен, 15 декабря 1999 года

ЧТО ТАКОЕ «ГЕНДЕРНОЕ НАСИЛИЕ»?

Начиная с 1995 года СМИ начали употреблять термин «гендер». Четвёртая Всемирная Конференция по Положению Женщин (Пекинская Конференция), организованная в том же году ООН, призвала правительства всех стран мира проанализировать и занять официальную позицию по поводу насилия в отношении женщин.

«Слово „гендер“ означает атрибуты и возможности, приписываемые мужчинам и женщинам, а также социокультурные отношения между мужчинами и женщинами. Эти отношения вырабатываются господствующей в том или ином обществе культурой и являются специфическими для каждого общества. Они усваиваются людьми в процессе социализации и не являются неизменными. Различия между мужчинами и женщинами — это культурные, а не биологические различия».

Концепция гендера отличается от концепции пола, так как пол имеет биологическую основу, а гендер строится на экономической, социальной и культурной основе. Гендерная концепция специфична в каждом конкретном обществе, основана на тех ожиданиях, которые общество предъявляет индивиду в зависимости от его половой принадлежности. Мужские и женские роли сильно отличаются от одной культуры к другой.

«Согласно антропологическим исследованиям, мужчина из культуры арапеш ведёт себя так же по-матерински нежно, как это ожидается от западной женщины, а женщина из культуры мундугудур так же ассертивна, сильна и агрессивна, как это ожидается от средиземноморского мужчины. В некоторых культурах мужчина, а не женщина, украшает себя и пытается произвести приятное впечатление с помощью такого поведения, которое в нашем обществе было бы, как минимум, неправильно истолкованo».

«Аргументы для перемен», Центр Женских Исследований, Чили

Формирование концепции гендера также зависит от конкретного исторического момента. По мере того, как общество прогрессирует в теме уважения прав человека, меняются представления о том, что приемлемо и что неприемлемо в отношении мужчин к женщинам:

«В 19 веке, до того, как были осуществлены реформы законов о браке и о собственности, женщины считались собственностью и продавались и покупались посредством брака. Они не могли голосовать и не могли заключать контракты. В замужестве они не могли иметь собственность. У них не было родительских прав, и они не могли распоряжаться своими телами» («Пособие для профессионалов, задействованных в работе с домашним насилием», 1991, стр.1)

В Великобритании муж мог насиловать жену и избивать её, не боясь преследований со стороны закона. Главное, чтобы палка, которой он избивал жену, не была толще его большого пальца (Закон Большого Пальца).

В Швейцарии женщины добились право голоса только в 1971 году.

Гендерное насилие — это невключённость мужчин в домашнюю работу

 Согласно докладу испанского Министерство Труда и Социальных Дел «Женщины в цифрах 1996-2000гг», «тогда как в 2000 году женщины посвящали домашнему труду в среднем 4 часа в день (конкретно, 3 часа и 58 минут), мужчины затратили на домашний труд менее, чем три четверти часа в день (44 минуты), что в пять раз меньше женских временных затрат». Эта ситуация является причиной того, что женщины обычно не претендуют на повышение должности на работе, так как это может потребовать от них посвящать оплачиваемому труду больше времени, а женщина понимает, что после рабочего дня на предприятии ей предстоит вторая смена дома.

Микромачизмы

К некоторым «микромачизмам» мужчины прибегают осознанно, другие же бывают «вполне невинными» в своей неосознанности. С помощью подобных манёвров мужчина пытается не только занять выгодную позицию власти в паре, но и ставит себе целью самоутвердиться в маскулинной идентичности, которая базируется на мощной убеждённости в собственном превосходстве над женщиной. В конце концов, держать женщину в подчинении позволяет (и именно эта цель должна иметься в виду больше остальных, когда мы работаем над тем, чтобы дезактивировать эти манипуляции) держать под контролем разнообразные чувства, которые женщина вызывает у мужчины: страх, зависть, враждебность или зависимость.

Иногда эти манипуляции могут показаться безобидными или даже нормальными в контексте отношений между людьми, но их сила, которая очень часто бывает опустошающей, заключается в том, что они применяются постоянно, в течение долгих лет, и её можно опознать по количеству власти, аккумулируемой мужчинами в семье. Важной частью этой власти является возможность иметь свободное время за счёт «сверх­использования» времени женщины«.

«Невидимое насилие в семье» д-р Луис Бонино Мендес,
директор Мадридского Центра Изучения Маскулинного Гендера

Гендерное насилие — это отсутствие женского протагонизма в СМИ

 В теледебатах, за круглыми столами и в теле- и радио- дискуссиях по «важным вопросам» практически никогда не участвуют женщины. Женщины не работают главными редакторами газет и практически никогда не пишут передовицы на актуальные политические или экономические темы.

Согласно совместному исследованию Государственного Института Радио- и Телевещания Испании и Испанского Института Женщины, проведённого в июне 2001 года на материале 911 новостных сюжетов (Первый и Второй Каналы, «Теле-5» и «Антена-3») и 855 радиосюжетов (Национальное Радио Испании, Радио SER, Радио «Нулевая Волна» и Католическая Радиостанция COPE), оказалось, что:

  • Медийное присутствие женщин в новостных сюжетах сравнимо с мужским только когда речь идёт о негативных данных. Хотя женщины составляют большинство населения, только 15% времени радионовостей и 18% времени теленовостей посвящены женщинам. Хотя женщины занимают 30,5% должностей в администрации автономных областей и 16,4% постов в государственном аппарате управления, их мнения цитировали лишь в 3,5 % случаев на радио и в 2,2% случаев на телевидении.
  • Если все остальные составляющие равны, мужчина будет поводом для новостей, а женщина — нет. В качестве примера приведём случай с Джоаной Сомарриба, блестящей победительницей Тур-де-Франс, которая в 2000 году второй раз в истории велосипедного спорта стала двойной победительницей: в Джиро-ди-Италия и в Тур-де- Франс. СМИ никак не отреагировали на это событие, в то время как в случае с Мигелем Индураин, мужчиной — велосипедистом, который достиг того же результата, СМИ долгое время смачно и подробно обсуждали его успех. С другой стороны, доходы Джоаны, профессиональной спортсменки мирового уровня составляют около 42 тысяч евро в год, в то время как многие из велосипедистов-мужчин зарабатывают более 240 тысяч.
  • В теленовостях количество интервьюируемых женщин превосходит количество интервьюируемых мужчин (53% и 47% соответственно) только когда речь идёт о бедности, жилищной проблеме или безработице, или же когда речь идёт о воспитании и образовании детей (51% и 49% соответственно). Когда речь идёт об охране окружающей среды, женщины составляют только 7% интервьюируемых; в сюжетах о культуре и отдыхе — 29%; в научной тематике — 17%; в теме спорта — 2%. Это процентное соотношение во многом совпадает с результатами подобных исследований, проведённых в Канаде и в северо-европейских странах.

Гендерное насилие — это трудность для женщин занять руководящие посты

Женское присутствие в политических партиях и в правительствах стран во всём мире весьма ограничено.

Процент в органах законодательной власти
Северо-европейские страныСША

Азия

Европа (ОБСЕ, кроме северо-европейских стран)

Центральная и Южная Африка

Страны Тихоокеанского Региона

Арабские страны

38,9%15,7%

14,8%

14,7%

12,8%

11,3%

4,6%

Данные Междупарламентского Союза от 1 марта 2002 года

Почему женщинам так трудно сделать карьеру в политике?

«Представьте себе спортивный стадион. Мужчина и женщина стоят на старте и готовятся к забегу: сделать круг по стадиону. Оба хорошо подготовлены, примерно одного возраста и кажутся в одинаково хорошей форме. Дорожка, по которой побежит мужчина, свободна; дорожка, по которой побежит женщина, заставлена через определённые промежутки барьерами, через которые она должна будет перепрыгивать на бегу, если хочет прийти к финишу. Эта картина отражает реальность женщин, которые начинают карьерный „забег“ в политике. Барьеры, которые им придётся преодолеть, могут быть самыми разнообразными».

«Аргументы для перемен», Чилийский Центр Женских Исследований

Норвежская исследовательница Друд Далхеруп объясняет низкий процент женщин, достигающих вершин политической карьеры, и высокий процент тех, кто от подобной карьеры отказывается. По её мнению, в организации, где большинство составляют мужчины, женщины:

  • Подвергаются придирчивой критике. Любой их жест или высказывание будут внимательно изучены, а все их действия вынесены на публику и обсуждены.
  • Рассматриваются как символизирующие всех женщин. Женщины, занимающие политические посты, считаются представительницами всех женщин, и таким образом, если они ошибаются, всем понятно, что «женщины никуда не годятся».
  • Не получают поддержки от мужчин-членов тех же политических партий, что и они сами.
  • Не обладают знаниями о неформальных структурах политической власти.
  • Исключаются из неформальных связей и отношений. Среди мужчин неформальные связи базируются именно на том, что они — мужчины, и в обстановке неформальных встреч между ними принимается большинство решений, проводятся переговоры, достигаются соглашения. Футбольный матч может стать, например, подходящим моментом для обмена мнениями между политиками.
  • Оказываются в ситуации, когда их не уважают и к ним не прислушиваются члены их политических организаций.
  • Оказываются в ситуации конфликта между социальными ролями «женщины» и «политика», требованиям которых они должны соответствовать одновременно.

Гендерное насилие — это требование от женщины экстраординарной профессиональной компетентности, которое не предъявляется мужчинам

Согласно исследованию Басоу и Силберга, Лафайетт колледж (Пенсильвания, 1994), требования и ожидания в плане профессиональной компетентности выше, если речь идёт о преподавательнице-женщине, в отличие от преподавателя-мужчины. Среди тысячи учащихся был проведён опрос, в ходе которого они оценивали работу 32 преподавателей, 16 мужчин и 16 женщин. Были использованы опросники с 26 вопросами, учитывающие разнообразные факторы (эрудиция, собранность/ясность, взаимодействие с группой, взаимодействие с каждым из учащихся, динамизм/энтузиазм и общая оценка), опросник о функциональных чертах личности (ассертивность и компетентность) и опросник об экспрессивных чертах личности (теплота и заботливость).

Преподаватели-мужчины получили одинаковые оценки от учащихся мужского и женского пола. Преподавательницы- женщины получили худшие оценки от учащихся мужского пола, особенно если речь шла о преподавательницах гуманитарных и социальных дисциплин.

Чтобы быть оцененными положительно, от преподавателей мужчин требовались лишь профессиональная компетентность и знания; напротив, от преподавательниц-женщин требовалось соответствие двойной роли: то же самое, что требовалось от их коллег-мужчин, плюс приписываемые женщинам качества эмоциональной теплоты и заботливости. От преподавателя- мужчины не требовали, чтобы тот интересовался своими учениками, ни чтобы он был у них в распоряжении на случай, если вдруг он им понадобится. От преподавательниц-женщин всё это требовалось и негативно сказалось на общей оценке их как профессионалов со стороны учащихся мужского пола. Чтобы сравняться в количестве набранных баллов, преподавательницы-женщины должны были проявлять гораздо большую самоотдачу в отношении учащихся, чем преподаватели-мужчины. Если преподаватель-мужчина демонстрирует хорошие навыки межперсонального взаимодействия, это автоматически повышает их оценку. В случае преподавательниц-женщин этого не происходит.

Это исследование показало, что мужчины придерживаются более традиционных позиций в отношении гендерных ролей и негативно относятся к тем, кто выходит за их рамки. Также в исследовании Басоу и Силберга отмечалось, что учащиеся- мужчины, специализировавшиеся в области бизнес-управления, экономисты и инженеры ставили преподавательницам-женщинам наиболее низкие оценки, исходя из того, что они — женщины.

Гендерное насилие — это дополнительные трудности для женщин в доступе к материальным благам и к рабочим местам в сфере оплачиваемого труда

 Согласно Платформе Действий, утверждённой на Четвёртой Всемирной Конференции по Положению Женщин одной из наиболее важных проблем является «устойчивое и постоянное увеличение бедности среди женщин» (Пекин, 1995).

В мире четверо из каждых семи человек, живущих в ситуации бедности , — женщины.

«Важно признать, что феминизация бедности выражается не только в том, что среди живущих в бедности количественно больших женщин, но и в том, что женская бедность имеет специфические характеристики, касающиеся того, сколько времени проводят женщины в ситуации бедности, в тех препятствиях, с которыми они встречаются на пути выхода из бедственного экономического положения, и того, как подобное положение влияет на качество жизни женщин и остальной семейной группы» (Маренко и коллектив авторов, 1998).

Согласно докладу ООН о Человеческом Развитии за 1995 год, «в развивающихся странах на долю женщин приходится 53% от общего объёма экономической активности, но в системах национальных счетов отражается только 66% от объёма экономической деятельности женщин. На мировом уровне доходы женщин в среднем составляют немногим больше 50% от доходов мужчин».

В Испании (данные за 2000 год), несмотря на то, что женщины составляют больше половины населения (51%) и на то, что их уровень образования и профессиональной подготовки выше, чем у мужчин, женская безработица на 10,20 пунктов превышала мужскую.

Гендерное насилие — это отказ женщинам в доверии со стороны судебной системы

 Испанская Федерация Женщин-Прогрессисток опубликовала в 2001 году второй годовой отчёт о статистике судебных решений в пользу гендерных абьзеров и сексуальных насильников. За год ассоциация насчитала 76 судебных решений, которые либо оправдывали преступника, либо снижали срок наказания, либо заменяли наказание обязательным курсом о «женском достоинстве». По словам председательницы ассоциации женщин-юристок «Фемида», Марии Дуран, проблема заключается в том, что женщинам не верят и подвергают сомнениям любые их показания: «Женщинам приходится выворачиваться наизнанку, доказывая, что они не спровоцировали преступление, тогда как мужчине просто верят на слово».

Кроме принятия мер в системе образования, Дуран предлагает другую меру, с целью покончить с мачистской судебной культурой: паритет в органах власти, включая судебную. «В Конституциональном Суде», — отмечает она, — «только одна женщина и та — только последние четыре года, в Верховном Суде вообще нет женщин. Необходим анализ того, почему испанская судебная система до сих пор является мачистской».

В 2001 в испанских судах прозвучали такие причины, по которым преступник был освобождён в зале суда или ему было назначено мягкое наказание:

  • «Происшедшее — не настолько тяжкое деяние».
  • «Девочка не была девственницей».
  • «Он раскаялся».
  • «Он был в состоянии алкогольного опьянения».
  • «У него не было намерения её убить».

Говорят, что фемида слепа, но нет худшего слепого, чем тот, кто не хочет видеть. Судебная система не хочет видеть сексистские и реакционные законы, и то, как они используются и в какой интерпретации. Официальный дискурс судебной системы представляет дело так, что судебные разбирательства происходят между равными, не признавая фактическое неравенство между мужчинами и женщинами, происходящее из насилия, которое предварительно применялось к женщинам в индивидуальном и социальном планах.

Наиболее незаметная и распространённая дискриминация исходит из интерпретации и применения законов судьями. Закон не одинаков для всех, и часто судьи игнорируют гендерные аспекты дел, претендуя на нейтралитет и урегулируя ситуацию, в которой одна из сторон заведомо слабее, таким образом, как-будто этого изначального неравенства не существует.

Специфические, происходящие из особых потребностей, права женщин, которых нет у мужчин, потому что они в них не нуждаются, не защищены. Претензии на объективность многих судей скрывают предрассудки, отсутствие гендерно-ориентированного образования и отсутствие воли к его получению.

В параграфе 232 Платформы Действий Всемирной Конференции по Положению Женщин (Пекин, 1995) говорится, что для того, чтобы гарантировать равноправие и не — дискриминацию женщин перед законом и в судебной практике, правительства стран должны принять меры к устранению дискриминационных практик по признаку пола в судопроизводстве.

«Дискриминационные практики по признаку пола» — это комплекс мнений и определённый способ поведения работников судебной системы, основанные на стереотипах об «истинной природе» и «адекватной роли» женщин и мужчин в обществе, на культурно обусловленном восприятии ценности и заслуг тех и других, а также на ложных концепциях об экономических и социальных реалиях, с которыми приходится иметь дело представителям и представительницам одного и другого пола, в совокупности приводящих к дискриминации женщин, хотя и не всегда эта дискриминация осуществляется намеренно и осознанно. Право оказывается инструментом, с помощью которого поддерживается дискриминация и неравноправное положение женщин.

Элизабет Муньос, Член Конституционального Суда Боливии
в документе «Трансверсальное включение гендерной перспективы в
учебные планы обучающих программ для работников судебной системы»

Гендерное насилие — это препятствование женщинам в доступе к культурным ценностям

 «Более 840 миллионов взрослых в мире продолжают оставаться неграмотными. 538 миллионов неграмотных женщин составляют почти две трети неграмотного населения в развивающихся странах» (Программа Развития ООН).

Гендерное насилие — это домашнее насилие

 «Домашнее насилие» или, что то же самое, физическое, эмоциональное или сексуальное насилие над женщинами со стороны интимных партнёров, является самым распространённым видом гендерного абьюза в мире (Хайз, 1994).

В Индии, по результатам опроса в 5-ти округах штата Уттар- Прадеш среди 6902 женатых мужчин в возрасте от 15 до 65 лет, от 18% до 45% из опрошенных признали, что избивали своих жён (Нараяна, 1996).

В Японии процент женщин, подвергающихся насилию, достигает 59%, за Японией следует Кения с 58% («Домашнее насилие над женщинами и девочками», доклад отделения ЮНИСЕФ в Италии, Institute Innocenti).

Не нужно думать, что проблема домашнего насилия касается только стран третьего мира:

Индустриализованные западные страны

Канада, Statistics Canada, 1993 Национальная выборка среди 12300 женщин 29% женщин от 18 лет и старше, состоявших в гражданском или зарегистрированном браке, информировали о физическом насилии со стороны партнёров, начиная с 16-летнего возраста
Швейцария, Gilliozetal., 1997 Случайная выборка, 1500 женщин от 20 до 60 лет 20% информировали о физической агрессии со стороны партнёров
Великобритания, Mooney; 1995 Случайная выборка женщин в лондонском районе Истингтон 25% опрошенных женщин информировали о пощёчинах или избиениях кулаками со стороны мужчин, с которыми они состояли в отношениях на момент опроса или ранее
США, Staruss and Gelles, 1986 Репрезентативная национальная выборка пар, состоявших в гражданском или зарегистрированном браке 28% женщин информировали по крайней мере об одном эпизоде физического насилия

Минимум каждая третья женщина была избита, принуждена к сексу с помощью угроз и запугиваний или потерпела другой вид насилия, часто от того мужчины, которого она хорошо знала. Каждый год два миллиона девочек подвергаются риску генитальных увечий. Ежегодно около 5000 женщин и девочек становятся жертвами так называемых «убийств чести» в семье (Фонд Народонаселения ООН).

«Более 40% женщин, причиной смерти которых стало убийство, были убиты их мужьями. Лишь 10% погибших в результате убийства мужчин были убиты их жёнами»

Добаш и Добаш (1977/78)

«Для женщин перемена статуса от незамужней к замужней увеличивает степень риска быть убитой, тогда как перемена статуса у мужчин от неженатых к женатым — уменьшает степень подобного риска».

Уолтер Гоув (1973)

Среди женщин и девочек в возрастной группе от 15 до 44 потери здоровых лет жизни в результате сексуального и домашнего насилия выше, чем от рака груди, рака шейки матки, сердечно-сосудистых заболеваний, СПИДа, малярии, ДТП и военных действий (Доклад Всемирного Банка о Мировом Развитии за 1993 год).

Гендерное насилие — это геноцид женщин

Массовые убийства женщин, о которых говорится в книге «Любить, чтобы выжить»:

«По самым скромным подсчётам, за триста лет, в течение которых продолжалась охота на ведьм, было казнено девять миллионов ведьм» (Вудс, 1974). «В Инквизиторских трибуналах обвинителями выступали мужчины, а обвиняемыми — женщины» (Вильямс и Вильямс, 1978).

«Четыре из каждых пяти убитых женщин, были убиты мужчинами» (МакКиннон, 1987).

«Обобщая, можно сказать, что все серийные убийцы — это мужчины, а большинство их жертв — это женщины» (Левин и Фокс, 1985).

Амартия Сен, Нобелевский Лауреат в Экономике за 1998 год, во время своего выступления в апреле 2001 года говорил о формах, в которых может выражаться гендерное насилие, следующее:

«Важно уметь распознавать, в каких разнообразных формах может проявляться гендерное неравенство. Две наиболее элементарные формы: это «неравная смертность» и «неравная рождаемость». Неравная смертность особенно остро проявлена в Северной Африке и в Азии, в именно, в Китае и Юго- Восточной Азии. Проявляется в ненормально высокой смертности среди женщин, что ведёт к демографической диспропорции в пользу мужского населения.

В тех частях света, где «неравная смертность» особенно остра, Индия, а также Пакистан и Бангладеш, находятся среди стран с наихудшими показателями. На всём азиатском континенте женская смертность намного выше, чем того можно было ожидать. Такое положение складывается из-за халатного отношения к заботе о девочках, неравное медицинское обслуживание и недостаточное питание среди женщин и девочек. В результате формируется дисбаланс в численных пропорциях мужского и женского населения (наибольший в Индии, а затем — в Китае), и это явный показатель гендерного неравенства; то, что я называю «исчезнувшими женщинами». По подсчётам, число женщин, которые исчезли, умерли, только потому что они были женщинами, в мире превосходит цифру в сто миллионов.

Проблема «неравной рождаемости», то есть, выбора пола плода во время беременности, происходит из-за предпочтения, которое многие мачистские культуры отдают рождению мальчиков, и эта проблема обострилась с внедрением новых медицинских технологий, такие как ультразвуковая диагностика, которая позволяет определять пол плода. Это можно назвать «высокотехнологичным сексизмом».

Насилие против женщин или гендерное насилие…

«…охватывает следующие случаи, но не ограничивается ими:

  • физическое, сексуальное и психологическое насилие, которое имеет место в семье, включая нанесение побоев, принуждение девочек к внутрисемейным половым связям, насилие, связанное с приданым, изнасилование жены мужем, повреждение женских половых органов и другие традиционные виды практик, наносящих ущерб женщинам, внебрачное насилие и насилие, связанное с эксплуатацией;
  • физическое, половое и психологическое насилие, которое имеет место в обществе в целом, включая изнасилование, сексуальное принуждение, сексуальное домогательство и запугивание на работе, в учебных заведениях и в других местах, торговлю женщинами и принуждение к проституции;
  • физическое, сексуальное и психологическое насилие со стороны или при попустительстве государства, где бы оно ни происходило».
    Декларация об искоренении насилия в отношении женщин Принята резолюцией 48/104 Генеральной Ассамблеи от 20 декабря 1993 года

После всего сказанного, можно сделать вывод о том, что мужчины, как группа, ставят под угрозу физическое выживание женщин.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать − 5 =