25.11.2013

Ни закона, ни справедливости: Насилие в отношении женщин в России. Насилие в семье. Часть 2

домашнее насилие в россии
  • Источник: Доклад подготовлен Национальной независимой комиссией по правам женщин и насилию в отношении женщин, основанной в 2008 году на базе Национального центра по предотвращению насилия «АННА»
Существующая нормативно-правовая база не учитывает специфики преступных действий в отношении женщин и угрозы, которую представляет насилие их здоровью, безопасности и жизни. Отсутствуют защитные меры для пострадавших в виде охранного ордера, которые особенно необходимы в ситуации насилия в семье.

1.2. Меры, направленные на предотвращение

1.2.1. Организации, оказывающие помощь

Социальная реабилитация лиц, пострадавших в результате семейного насилия, должна осуществляться действующими во всех субъектах Российской Федерации учреждениями социального обслуживания семьи и детей. По состоянию на 1 января 2008 года, число таких учреждений составило 3363 (в 1999 г. — 2240, в 2002 г. — 3059). Деятельность данных учреждений регламентируется Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. N 195-ФЗ (с изменениями от 10, 25 июля 2002 г., 10 января 2003 г., 22 августа 2004 г.) «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации». Насилие в семье упоминается в данном законе («конфликты и жестокое обращение в семье») как одно из определений трудной жизненной ситуации.

Вместе с тем в понятие «учреждение социального обслуживания» входят не только специализированные кризисные центры или социальные приюты, а довольно широкий круг учреждений: центры социальной помощи семье и детям; центры психолого-педагогической помощи населения; центры экстренной психологической помощи по телефону; социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних; социальные приюты для детей и подростков; центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей; реабилитационные центры для детей и подростков с ограниченными возможностями; комплексные центры социального обслуживания населения; кризисные центры для женщин; кризисные центры для мужчин, и др. Таким образом, круг клиентов учреждений социальной защиты достаточно широк и женщины, пострадавшие от насилия, являются лишь их малой частью. Достаточно сказать, что из 3363-х подобных учреждений, только 23 — убежища/приюты/социальные гостиницы — оказывают специализированную помощь женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Это всего 0,5% от общего количества. При этом, по данным Комиссии, часть из них совмещает оказание помощи пострадавшим от домашнего насилия с работой с другими категориями женщин — с несовершеннолетними матерями, например, как в кризисном центре г. Санкт-Петербурга, на базе которого также работает центр «Маленькая мама».

В нашем предыдущем докладе мы упоминали в качестве положительного примера государственный Кризисный центр «Любава» (г. Клин), где очень хорошо была налажена работа именно с женщинами, пострадавшими от домашнего насилия. Однако в мае 2010 года данный центр был объединен с другим учреждением социального обслуживания и перестал быть специализированным.

1.2.2. Национальная образовательная кампания

Комплексная работа с проблемой насилия в отношении женщин в России началась в 1990-х годах. Первый специализированный телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье, был создан в 1993 году в Москве при центре «АННА». Постепенно, накапливая опыт, Центр АННА начал работать не только в качестве кризисного центра, оказывающего практическую помощь пострадавшим, но также стал ресурсно-тренинговым центром для других организаций, начинающих работу в этой сфере. Будучи признанным лидером в области противодействия насилию, центр «АННА» также стал объединяющим началом для движения против насилия в отношении женщин в России.

Национальная образовательная кампания «Домашнему насилию оправданий — нет!», которую Центр «АННА» начал при поддержке Фонда Форда в России в 1998 году, стала одним из ключевых событий в изменении отношения общества к проблеме домашнего насилия. Эта кампания состояла из двух основных компонентов:

(А) Национальная образовательная кампания против насилия в семье;

(В) Национальная образовательная инициатива для различных профессиональных групп.

В рамках первого компонента кампании впервые в России были разработаны и изданы просветительские материалы: плакаты, буклеты, наклейки, карточки безопасности для женщин, а также сувенирная продукция. За время проведения кампании было распространено более трех миллионов образовательных материалов, которые использовались во время просветительских мероприятий практически во всех городах России.

Национальная кампания продемонстрировала, насколько эффективно могут работать образовательные механизмы, подкрепленные энтузиазмом сотрудниц региональных общественных организаций. Во многих регионах, где проводилась кампания, количество телефонных звонков в местные кризисные центры увеличилось более чем в два раза. Многие представители региональных организаций подчеркивали, что успех кампании на местах во многих случаях был обеспечен и ее общероссийским статусом.

Проведение Национальной образовательной кампании способствовало значительному повышению уровня осведомленности населения о проблеме насилия в отношении женщин.

Если еще в начале 1990-х годов практически отсутствовала терминология, при помощи которой можно было наиболее точно описать проблему, то сейчас ситуация изменилась. Сам термин «домашнее насилие», который в России прозвучал впервые в связи с созданием специализированного телефона доверия, а затем стал широко применяться в главном слогане кампании («Домашнему насилию оправданий нет!»), теперь активно используется как населением, так и представителями различных профессиональных групп для описания данной проблемы.

Результатом активной просветительской работы стали изменения, которые произошли в общественном мнении по отношению к насильственным преступлениям в отношении женщин. Согласно исследованию 2006 года, 87% опрошенных признали проблему домашнего насилия актуальной для России [30]. В ходе опроса, проведенного Gallup World Poll в 2009 году в сотрудничестве с центром «АННА», сегодня ситуация изменилась, и все больше людей понимают и негативные последствия данной проблемы, и необходимость ее решения. Так, 70% опрошенных считают, что насилие в семье является серьезной проблемой для России, и только 11 процентов придерживаются противоположной точки зрения.

Если еще в 2002 году 43% респондентов, принимавших участие в российском исследовании, утверждали, что избиение жены мужем — частное дело, в которое никто не должен вмешиваться [31], то уже в 2008 году чуть более одного процента опрошенных заявили, что государство не должно вмешиваться в семьи, где существует насилие.

Результатом возросшего уровня осведомленности стало увеличение количества обращений пострадавших от насилия женщин за помощью в правоохранительные органы. При этом, как демонстрирует статистика, обращающиеся за помощью женщины настаивают на регистрации их заявлений. Как мы уже отмечали, анализ состояния криминальной обстановки только за пятилетие (2002 ­- 2006 годы) показывает, что общее количество зарегистрированных преступлений увеличилось на 52,6 процента [32].

Все это наглядно демонстрирует, что просветительская деятельность, активно ведущаяся с 1998 года, достигла своей цели.

1.2.3. Образовательные семинары для представителей различных профессиональных групп

Национальная образовательная инициатива для различных профессиональных групп (как компонент просветительской кампании) была сосредоточена на разработке образовательных моделей для представителей тех государственных структур, чьей непосредственной задачей является реагирование на проблему насилия в отношении женщин.

За прошедшие 15 лет были созданы и реализованы следующие образовательные программы:

  • Национальная инициатива в области здравоохранения.
  • Образовательная программа для сотрудников МВД.
  • Образовательная программа для мировых судей.
  • Образовательная программа для прокуроров.
  • Образовательная программа для социальных работников.

Эффективность данных программ достаточно высока. Согласно проведенному нами изучению эффективности образовательной программы для мировых судей в Свердловской области на основе анализа данных судебной статистики, после проведения обучения снизился процент прекращаемости мировыми судьями уголовных дел частного обвинения, в том числе в связи с примирением сторон. Если в 2004 году до реализации программы только 18% дел завершались вынесением судебного решения и наказанием обидчика, то в 2007 году их количество увеличилось более чем в два раза — до 42%.

1.2.4. Межведомственное сотрудничество

Работа Комиссии выявила еще одну положительную тенденцию — укрепление сотрудничества между общественными организациями и государственными структурами, которым по долгу службы положено оказывать помощь пострадавшим от насилия. Например, третий год в городе Ижевске проводится эксперимент, который заключается в выявлении семей, члены которых подвергаются насилию, и помощи этим семьям через социальный патронат. Формирование стратегии межведомственного взаимодействия является ключевым инструментом реализации проекта, поскольку именно этот способ позволяет координировать совместные действия различных специалистов — социальных работников, юристов, психологов, медиков, правоохранительных органов. Основная цель проекта — отработка междисциплинарной модели патроната семей, в которых выявлены факты насилия.

Отрадно осознавать, что накопленный опыт, механизмы, способы и методы межведомственного взаимодействия в рамках предотвращения насилия в семье общественной организацией «Центр поддержки женских инициатив «Теплый дом» позитивно влияют на изменение ситуации в семье и обществе и способствуют сокращению количества случаев насилия. Так, например, на протяжении более 10 лет ОО «ЦПЖИ «Теплый дом» совместно со специалистами МУ «ЦСПСиД» Индустриального района систематически проводят обучающие семинары по проблеме насилия в семье. В обучении принимают участие психологи, социальные педагоги, воспитатели школ и дошкольных учреждений; педиатры, медицинские сестры, заведующие поликлиниками. В 2008 году в обучающих семинарах по особенностям работы с бытовым насилием приняли участие сотрудники правоохранительных органов. Данные направления работы нашли самое широкое применение в рамках республиканской целевой программы. В 2009 году особое внимание уделялось сотрудничеству с различными общественными организациями.

1.2.5. Развитие российского движения против насилия в отношении женщин

Национальная сеть против насилия Центра АННА на сегодняшний день объединяет более ста общественных и государственных организаций из России и стран бывшего СССР. Одним из факторов, определившим возможность объединения, стала сетевая работа, которая ведется центром «АННА».

В рамках данной сетевой работы центром «АННА» проводилась программа стажировок. В процессе стажировок представители российских общественных и государственных организаций получили комплексные знания по данной проблеме и на практике ознакомились с методами ее решения.

Программа стажировок стала одним из факторов, стимулирующих развитие движения против насилия в отношении женщин в России.

Программа стажировок послужила определенным катализатором общественной активности, действующим по принципу «кругов на воде». В результате распространения знаний и навыков, полученных во время стажировок, все больше представителей профессиональных групп и общественных активистов и организаций включается в работу по профилактике насилия и оказанию помощи пострадавшим.

1.2.6. Профилактические меры

Согласно данным из интервью с Генеральным прокурором России Ю. Чайкой (4 сентября 2008 года), за последний период наметилась тенденция к увеличению количества лиц, находящихся в местах лишения свободы — с 750 тысяч до почти 900 тысяч в этом году. 30 процентов из них совершили преступления небольшой и средней тяжести [33].

Одна из основных причин этой ситуации — практически полное отсутствие системы профилактики преступлений.

Между тем, как показывает опыт, даже разовые профилактические мероприятия могут оказаться эффективными. Так, с 2005 года органы внутренних дел Мордовии проводят ежегодные комплексные профилактические мероприятия «Быт».

На территории Республики Мордовия первый этап операции проводился в период с 24 февраля по 2 марта 2010 г. Мероприятия были направлены на предупреждение, пресечение тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых на бытовой почве.

В ходе операции сотрудниками мордовской милиции проверено 850 лиц, допускающие правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений, в том числе 553 ранее судимых. Раскрыто 79 преступлений, в том числе 64 инициативно выявлено. Выявлено и задокументировано более 15 тысяч административных правонарушений, в том числе 75 случаев бытового дебоширства. Оказана помощь в добровольном лечении от алкоголизма 37 лицам; подготовлен 21 материал на лишение родительских прав. Кроме того, было проведено 174 профилактические беседы в организациях, предприятиях и образовательных учреждениях. В центры занятости населения направлены сведения о лицах, находящихся в социально опасном положении и нуждающихся в трудоустройстве.

Так, старшим инспектором ПДН ОВД по Лямбирскому муниципальному району выявлено, что в селе Лямбирь мужчина 1966 года рождения нанес побои своему сыну 1997 года рождения и супруге. По данному факту возбуждено уголовное дело по ст. 116, 156 УК РФ; ведется расследование. Факты нанесения побоев, оскорбления и угрозы убийством женщине были выявлены и участковым уполномоченным УВД г. Саранска. В отношении ее супруга было возбуждено уголовное дело по ст. ст. 116, 119 и 130 УК РФ, проводится расследование [34].

Конечно, подобными разовыми мероприятиями решить проблему в целом невозможно. Необходимо создание системы профилактики насилия в семье.

1.3. Отсутствие специального закона

1.3.1. Несовершенство существующего законодательства

В России отсутствует развитая, учитывающая международный опыт, законодательная база, всесторонне регламентирующая правовые отношения между членами семьи. Кроме того, отсутствует специальный закон о насилии в семье, в котором были бы закреплены функции, права и обязанности правоохранительных органов и специальных служб по сохранению и восстановлению прав членов семьи.

Вместе с тем, основываясь на действующих законах, можно лишь частично защищать интересы людей, подвергшихся насилию.

В России нет специальных законов, посвященных насилию в семье. В Уголовном кодексе РФ физическое насилие определяется как реальное или потенциальное причинение физической вреда человеку. По характеру оно может выражаться в нанесении ударов, побоев, ранений и в ином воздействии на наружные покровы тела человека посредством применения физической силы, холодного и огнестрельного оружия, либо иных предметов, жидкостей, сыпучих веществ и т. д., а также в воздействии на внутренние органы человека без повреждений наружных тканей путем отравления или спаивания одурманивающими средствами. В российском Уголовном кодексе также существует несколько статей, наиболее часто применяющихся в ситуации домашнего насилия:

  • Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.
  • Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.
  • Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью.
  • Статья 116. Побои.
  • Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

В Уголовном кодексе также есть статья 117 «Истязания», которая наиболее полно отражает преступные действия при домашнем насилии, но при этом практически не используется при рассмотрении случаев, связанных с насилием в семье. Более подробно данная статья будет рассмотрена нами ниже.

При этом, согласно результатам исследования, проведенного центром «АННА», большинство специалистов, которым по долгу службы приходится решать вопросы, связанные с проблемой насилия, отмечают, что по действующему законодательству доказуемость случаев домашнего насилия (даже физического истязания, имеющего видимые последствия) крайне затруднена.

Проблема также в том, что российская система правосудия рассматривает насилие, совершенное в общественном месте по отношению к незнакомому человеку, как представляющее более серьезную общественную опасность, чем аналогичные действия, совершаемые в семье по отношению к родственникам. Даже в статистических данных МВД России, опубликованных на сайте министерства, есть отдельная ведомость по преступлениям, совершенным в общественных местах. При этом отсутствуют данные о преступлениях в быту. Таким образом, домашнее насилие рассматривается не как преступление против общества, а как частное дело членов семьи.

Между тем, международная правовая практика стремится к тому, что бы юстиция в случаях семейной жестокости руководствовалась в первую очередь характером актов насилия, а не взаимоотношениями между насильником и жертвой. Более того, домашнее насилие со стороны мужа представляет серьезную угрозу жизни и здоровью женщины, так как она зачастую вынуждена проживать с ним в одной квартире (доме) даже после развода или во время следствия. Если с преступником, совершившим на улице деяние, подходящее под ст. 116 («Побои»), пострадавший может встретиться только в милиции или в суде, то пострадавшая от насилия в семье женщина встречается с обвиняемым каждый день в своей квартире. Обвиняемый в данном случае знает круг общения пострадавшей, места проживания ее родных и близких, адрес ее места работы, что создает дополнительные условия для преследования пострадавшей или оказания грубого давления на нее.

Другая проблема — отнесение случаев насилия в семье к категории «дел частного обвинения». С момента изменения Уголовного Кодекса РФ в 2003 году существенно изменилась система рассмотрения дел по насилию в семье. Большинство из них попали в категорию дел частного обвинения (ст.115, 116. ч.1, ст.129 и ст. 130 УК России).

Такое выделение с точки зрения законодателей оправдывается тем, что эти преступления затрагивают права и интересы конкретных граждан, и от их воли зависит, будут ли они возбуждать уголовные дела против обидчиков или нет.

Однако в реальности это привело к тому, что пострадавшие остались практически без надлежащей защиты со стороны государства.

Проблема здесь заключается в следующем. Статья 20 УПК предусматривает, что дела частного обвинения могут быть возбуждены не иначе как по заявлению потерпевшей стороны и подлежат прекращению за примирением сторон. Моментом возбуждения дела является подача заявления пострадавшей стороной мировому судье и должно отвечать требованиям, изложенным в ст. 318 УПК России. Если заявление соответствует требованиям, мировой судья принимает его к производству, и потерпевшая сторона становится частным обвинителем.

Таким образом, потерпевшая по делам частного обвинения вынуждена выполнять двойную роль. С одной стороны, как потерпевшая, она вправе рассчитывать на защиту своих интересов со стороны государства. Однако это зависит только от ее воли и происходит по ее собственному решению.

С другой стороны, она должна выступать в качестве обвинителя, представлять доказательства, формулировать обвинения и добиваться осуждения виновного. Выполнение функции обвинителя предполагает знание основ процессуального преследования и уголовного права, правил сбора и представления доказательств. Совершенно очевидно, что такими знаниями обычные граждане не обладают, и, следовательно, не в состоянии правильно представить свою позицию в судебном заседании. Когда же речь, помимо вышесказанного, идет о жертвах домашнего насилия, большую роль играют также факторы посттравматического стресса, которому подвержена пострадавшая, а также стадии цикла насилия, на котором подается заявление. Следует иметь в виду, что пострадавшая обычно продолжает проживать с обидчиком в одной квартире, что дает ему возможность оказывать давление и запугивать ее.

В результате, по данным судебной статистики, подавляющее большинство дел частного обвинения прекращается по двум причинам:

  • в связи с невыполнением требований суда по устранению недостатков заявления;
  • по примирению сторон.

Учитывая, что правильные последовательные действия пострадавших в стадии возбуждения уголовного дела частного обвинения имеют принципиальное значение, и в то же время, исходя из динамики цикла домашнего насилия, вполне очевидно, что вышеперечисленные результаты не случайны. Как правило, на стадии подачи заявления пострадавшие не в состоянии выполнить все требования не только по причине юридической неграмотности, но и из-за состояния посттравматического стресса в результате акта насилия.

С другой стороны, поскольку заявления, как правило, подаются сразу после совершенного насилия, а в это время цикл насилия переходит на стадию раскаяния со стороны обидчика и прощения (примирения) со стороны пострадавшей. Женщины, испытывая чувство вины и веря словам обидчика о том, что насилие больше не повторится, забирают заявление или идут на примирение.

В итоге, как свидетельствуют эксперты, по статистике 9 дел из 10 прекращаются за примирением сторон [35]. Таким образом, обидчики, совершившие насилие в семье, остаются безнаказанными.

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации наиболее полно преступления, связанные с домашним насилием в отношении женщин, должны были бы попадать под статью 117 «Истязание»:

Статья 117. Истязание.
1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, — наказывается лишением свободы на срок до трех лет.
2. То же деяние, совершенное:
а) в отношении двух или более лиц;
б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;
д) с применением пытки;
е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
ж) по найму;
з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, — наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет [36].

В комментарии к данной статье указывается, что под истязанием следует понимать причинение потерпевшему физических или психических страданий, включая систематическое нанесение побоев, применение пыток, угроз, оскорблений. К иным насильственным способам истязания следует отнести, например, лишение сна, пищи или воды, запирание в холодном помещении, укусы, порку, связывание. Все эти действия, особенно систематические побои, не говоря уже об угрозах и оскорблениях, наблюдаются практически в каждом случае домашнего насилия.

Для признания действий истязанием важно установить систематический характер таких действий виновного. По указанию Верховного Суда РСФСР, чьим толкованием систематичности следуют сегодня, при истязании систематическим следует считать совершение трех и более преступных действий [37]. Как известно, домашнее насилие также характеризуется систематичностью.

Далее, из статьи 117 УК следует, что в результате истязания наступают только последствия, указанные в ст. 115 УК, т. е. причиняется легкий вред здоровью пострадавшей, что тоже соответствует большинству дел, связанных с домашним насилием. При наступлении последствий истязания, перечисленных в ст. ст. 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью») и 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью») УК, преступление квалифицируется по совокупности: соответственно по этим статьям и по ст. 117 УК.

Вместе с тем Верховный Суд РФ в п. 14 постановления Пленума в редакции от 21 декабря 1993 г. «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1, ст. 130 и 131 УК РСФСР» [38], разъяснил, что неоднократное нанесение легких телесных повреждений или побоев не может рассматриваться как истязание в следующих случаях:

  • если по одному или нескольким эпизодам обвинения, дающим основание для квалификации действий лица как систематических, истек срок давности для привлечения к уголовной ответственности;
  • если к лицу за эти действия ранее уже были применены меры административного взыскания и постановления о применении этих мер не отменены.

В соответствии со ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

  • два года после совершения преступления небольшой тяжести (когда максимальное наказание не превышает 2 лет лишения свободы);
  • шесть лет после совершения преступления средней тяжести (соответственно пять лет);
  • десять лет после совершения тяжкого преступления (соответственно десять лет);
  • пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления (при сроке наказания свыше десяти лет).

Таким образом, срок давности для дел, связанных с насилием в семье по отношению к женщинам и проходящих в основном по статьям 112, 115 и 116 УК, определен как два года после совершения преступления.

Согласно постановлению Верховного Суда РФ, нанесение побоев, не носящее характера истязания, во время обоюдных ссор, на почве личных неприязненных взаимоотношений не может расцениваться как истязание [39].

Здесь мы явно сталкиваемся с проблемой толкования преступления. С одной стороны, истязания квалифицируются как совершенные три раза и более насильственные действия, такие как нанесение побоев, применение пыток, угроз, оскорблений, причинившие легкий вред здоровью пострадавшей.

С другой стороны, закон не обозначает четкого периода времени, во время которого данные систематические насильственные действия должны быть совершены — год, месяц или день. Более того, формулировка «нанесение побоев, не носящее характера истязания, во время обоюдных ссор, на почве личных неприязненных взаимоотношений не может расцениваться как истязание» оставляет слишком большое пространство для интерпретации: является ли насилие «обоюдной ссорой» или проявлением «личных неприязненных отношений»? Что именно значит «нанесение побоев, не носящее характера истязания»? Совершенно ясно, что интерпретируются эти нечеткие определения не в пользу пострадавшей женщины.

Таким образом, единственная статья Уголовного кодекса, под описание которой подходят преступления, относящиеся к домашнему насилию, остается неработающей. Комиссия выявила лишь два случая применения этой статьи к преступлениям, совершенным в семье по отношению к женщинам. Так, например, в Минусинском районе Красноярского края сотрудники МВД возбудили уголовное дело по статье «Истязание» против мужчины, который почти неделю держал свою жену на цепи в подполье.

1.3.2. Отсутствие защитных мер

В российском законодательстве нет такой необходимой меры предотвращения последующих актов насилия как охранный (защитный) ордер. Эта мера, как показывает международный опыт, является в первую очередь профилактической, и могла бы помочь предотвратить более жестокие преступления. Согласно данным международных исследований, жизнь и здоровье женщины подвергаются гораздо большей угрозе именно тогда, когда она уходит от обидчика.

В России подобные убийства, произошедшие в период расставания, также случаются довольно часто. Причем, иногда жертвами подобных преступлений становятся не только сами пострадавшие, но и их родственники и друзья. Вот, например, случай, произошедший в Москве в 2009 году:

31-летний Игорь Усталов долгое время требовал, чтобы Ирина, с которой он жил, его не покидала, и порой даже угрожал самоубийством. Но Ирина все же съехала от него. Утром 16 июля, выпив для храбрости, Усталов подкараулил девушку в подъезде дома по Лермонтовскому проспекту. Ира выходила из квартиры вместе с приятельницей Еленой (они вместе работали бухгалтерами). Мужчина подсел в лифт, в котором ехали подруги, и набросился на девушек с ножом. Лена погибла сразу, а у Ирины еще оставались силы добраться до соседей и позвать на помощь. Она скончалась в больнице.[40]

Охранный ордер — это правовой документ, предназначенный для защиты от жестокого обращения и предоставления жертвам насилия в семье соответствующих форм правовой помощи. Они обычно выдаются судьями после судебного разбирательства, проводящегося в соответствии со специальными положениями гражданского кодекса, направленными против насилия в семье, по требованию жертв жестокого обращения, их юристов или их представителей. Охранные ордера предоставляют жертвам насилия в семье широкий спектр правовой защиты.

Прежде всего, виновник жестокого обращения должен прекратить преследование, угрозы, физическое насилие. Охранный ордер запрещает ответчику вступать в любой контакт с заявителем: по телефону, письмом, в виде подарков или личных визитов. Ордер также может запретить ответчику приближаться к своей бывшей жертве, посещать те места, где она работает или учится.

Иногда судьи обязывают ответчика пройти курс лечения в связи со злоупотреблением наркотиков или алкоголя или посещать психологическую консультацию для прекращения физического насилия.

Таким образом, главная цель охранного ордера — это разъединение двух конфликтующих сторон: предполагаемого обидчика и его возможной жертвы. Выдавая охранный ордер, судья еще не решает по существу вопрос о виновности и об ответственности, но предписывает обеим сторонам определенный порядок правомерного поведения на ближайшие месяцы. Главное — предотвратить дальнейшую эскалацию насилия и возможные тяжкие последствия. Это особенно важно в ситуации насилия в семье. Анализ причин и условий совершения бытовых преступлений, проведенный нами в Удмуртии, показал, что в подавляющем большинстве тяжкие преступления в быту не совершаются внезапно: в 9-ти случаях из 10-ти потерпевшие подвергались систематическим избиениям и насилию и оказывались беззащитны перед обидчиком.

Важную роль охранный ордер может сыграть и в качестве дополнительной меры к условному наказанию обидчиков. Как известно из опыта работы организаций, оказывающих помощь женщинам, одно вынесение условного наказания не удерживает их от дальнейшего преследования пострадавших и последующих актов агрессии. Это демонстрирует и приведенная ниже история, произошедшая в Кабардино-Балкарии:

18 марта 2009 года брак Ларисы и Сергея был расторгнут по причине агрессивного поведения последнего. Сергей впал в бешенство и не раз обещал убить жену, если она не вернется, поэтому Лариса сочла за лучшее уйти с дочерью на съемную квартиру. Через несколько дней, 6 апреля, она пришла в дом мужа, чтобы забрать свои и детские вещи. Сергей в это время отсутствовал. Лариса открыла дом своим ключом и стала укладывать вещи в сумку, когда на пороге появился хорошо подвыпивший муж. Увидев жену с дочерью, он снова попытался заставить их вернуться, но услышав твердое нет, стал агрессивен. Девочка, чтобы не быть свидетельницей очередного скандала, вышла на крыльцо. Сергей же в это время стал браниться и оскорблять жену. Затем схватил со стола хозяйственный нож и приставил его к боку женщины, пригрозив убить ее за то, что не желает жить с ним дальше. На крик Ларисы прибежала дочь. Увидев нож в руках отца, она тоже испугалась и расплакалась. Сергей, взглянув на плачущего ребенка, бросил нож на пол, выругался и от жены отошел. Воспользовавшись тем, что проход свободен, Лариса схватила девочку и убежала, а позже написала заявление в милицию, описав угрозу убийством как реальную.

7 июля состоялся суд, который приговорил: назначить Сергею наказание в виде одного года лишения свободы. Впрочем, посчитав дело это обычным внутрисемейным раздором, судья решил наказание считать условным с испытательным сроком 6 месяцев.

Однако не прошло и 10 дней, как все повторилось. Около часа дня 16 июля Сергей, опят приняв спиртного, отправился на работу к жене — «мириться». Зайдя в магазин, где она работала, он сразу обрушил на нее поток брани и угроз. Не удовлетворившись этим, он ударил жену кулаком в лицо, отчего она потеряла равновесие и осела на пол. У нее пошла кровь. Сергей же нанес ей еще несколько ударов по лицу и голове. Вбежавшая на шум драки напарница Ларисы услышала, как Сергей, продолжая оскорблять экс-супругу, пригрозил, что забьет до смерти, если она не вернется. Пытаясь усовестить или напугать дебошира, напарница потребовала уйти из магазина. Сергей же, увидев кухонный нож, схватил его и стал размахивать перед лицом супруги, угрожая убийством. Лариса испугалась еще больше, не сомневаясь, что экс-супруг может привести в исполнение угрозу. И если бы не вмешательство напарницы, схватившей Сергея за руку с ножом, неизвестно, чем бы дело кончилось. Тем не менее, он все же бросил свое оружие в супругу, но промахнулся: нож лишь ударил ее рукояткой в плечо.

Избитая, смертельно напуганная женщина тут же вызвала милицию. Сергей вновь оказался под следствием. Ему вменялось в вину преступление по статье «угроза убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы». Кроме того, избивая бывшую супругу, он совершил еще одно преступление, квалифицируемое как нанесение побоев. Вину свою он признал частично, отрицая, что угрожал супруге смертью, размахивая при этом ножом. Однако было доказано, что угроза от разъяренного мужчины исходила самая что ни на есть настоящая. К тому же, с места происшествия был изъят нож. И снова был суд, и снова — заключение. Теперь уже вполне реальное, в колонии общего режима. Считая, что суд вынес слишком строгое решение, Сергей подал жалобу, апеллируя к тому, что имеет смягчающее обстоятельство — малолетнего ребенка. Тем не менее, приговор остался в силе, однако режим заключения был заменен на колонию-поселение, где дебоширу придется провести 1 год и 4 месяца. отдавая 20% своего заработка в доход государства. [41]

Отсутствие такой защитной меры как охранный ордер позволяет обидчикам чувствовать свою безнаказанность, что зачастую приводит их к совершению более тяжких преступлений. Пример из Москвы:

Екатерина развелась и ушла от бывшего мужа по причине его агрессивного поведения. Однако он продолжал преследовать ее, уговаривая вернуться.

Видя, что уговоры не работают, бывший муж начал угрожать Екатерине, в том числе убийством. К слову, он работает охранником и имеет разрешение на ношение оружия.

В одной из его угроз прозвучало заявление, что в отместку он сожжет дачу ее родителей.

Опасаясь за свою жизнь, Екатерина обратилась в милицию, но представители правоохранительных органов не стали заводить дела, заявив, что проведут с ее бывшим мужем профилактическую беседу. Тем не менее, родительский дом в Шатуре «неожиданно» сгорел (в тот момент в доме находилась сестра Екатерины, которой удалось спастись). В правоохранительных органах Екатерину снова «успокоили». На этот раз тем, что ведется следствие и если докажут — мужа привлекут к уголовной ответственности.

Однажды, когда только начиналось судебное разбирательство, совершая покупки в магазине, женщина случайно забыла там папку со всеми документами (на себя, на детей, на собственность, документы для суда и т. д.). Сотрудники магазина, обнаружив папку, передали ее по адресу прописки — бывшему супругу. С этого момента он отказывается возвращать документы и на все заявления в милицию о похищении личных документов, Екатерина получает отводы о том, что «это не похищение».

За это время бывший муж несколько раз давал о себе знать, подстерегая Екатерину то на парковке ее автомобиля, то около дома, где она сейчас проживает с двумя детьми…

Как показал экспертный опрос 80-ти специалистов Южного Федерального округа, работающих со случаями насилия в семье (милиция, прокуроры, социальные работники, представители судебной системы), проведенный Ростовским региональным центром по профилактике насилия в 2009-2010 году, 71% опрошенных видят в охранных ордерах дополнительную гарантию защиты женщин и детей при условии внесения соответствующих изменений в законодательство.

Вывод

Комиссия обращает внимание на неэффективность действующего российского законодательства, особенно в такой сфере как насилие в семье. Существующая нормативно-правовая база не учитывает специфики преступных действий в отношении женщин и угрозы, которую представляет насилие их здоровью, безопасности и жизни. Отсутствуют защитные меры для пострадавших в виде охранного ордера, которые особенно необходимы в ситуации насилия в семье.

Комиссия считает, что отнесение большинства дел о насилии в семье в категорию дел частного обвинения (ст.115, 116. ч.1 УК РФ) приводит к тому, что пострадавшие остаются без надлежащей защиты со стороны государства. Они вынуждены самостоятельно выступать в роли обвинителя, не имея при этом ни специального юридического образования, ни права на бесплатную помощь со стороны адвоката или юриста. Данное положение дел вступает в противоречие с принятыми Российской Федерацией обязательствами по защите прав и свобод граждан. В частности, это нарушает Ст.2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, требующую от государства обеспечения с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективной защиты женщин от любого акта дискриминации.

Рекомендации

В соответствии с международными обязательствами Российской Федерации Комиссия призывает обеспечить защиту жизни, здоровья и безопасности женщин с помощью принятия нового закона и (или) внесения дополнений и изменений в соответствующие статьи Уголовного Кодекса РФ:

а) Принять федеральный закон о мерах правовой и социальной защиты пострадавших от насилия в семье.

б) Исключить преступления, совершенные в семье, из категории дел частного обвинения, и перевести их в категорию дел публичного обвинения. Для этого внести поправки в действующий УК РФ и УПК РФ. В частности, внести дополнительные пункты в Ст. 115 ч.2 и Ст. 116 ч.2 УК РФ, указывающие на то, что если противоправные деяния совершались по отношению к родственникам или бывшим родственникам, то наказание будет строже. Необходимо также внести соответствующие изменения в УПК РФ, Ст.20 ч.4. о том, что руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора должны возбуждать уголовные дела о любом преступлении, указанном в Ст. 115 и 116 и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которого связывают с обвиняемым родственные или бывшие родственными отношения.

в) В целях снижения криминализации населения и предотвращения рецидивов агрессивного поведения, внести в Ст. 44. УК РФ «Виды наказаний» дополнительный вид наказания, а именно принудительное посещение курсов перевоспитания, который мог бы применяться в качестве и основного, и дополнительного вида наказания. При этом из заработной платы осужденного к принудительному посещению курсов перевоспитания должны производиться удержания в доход учреждений, организующих данные курсы, в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов. Внести соответствующие изменения в другие статьи УК РФ, касающиеся наказаний.

г) Гарантировать полноценную защиту пострадавших от домашнего насилия в рамках гражданской и уголовной судебной системы. Эти гарантии должны быть подкреплены или специальным законодательством, или поправками к существующему законодательству. Комиссия рекомендует ввести как отдельную меру защиты охранный ордер, или внести дополнения в Закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», включив защитный ордер в Главу 2 «Виды государственной защиты» как один из видов защиты. Необходимо также предусмотреть наказание за нарушение данной защитной меры.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − два =