27.10.2014

Прикончила ли феминизм третья волна?

прикончила ли феминизм третья волна
Движения больше нет. Большинство женщин не имеют ни малейшего представления, что значит быть феминисткой. Группа феминисток настолько дезорганизована, что феминизм может означать все, что угодно

Считается, что современный феминизм достиг своего пика в 70-х, с такими супергероинями, как Глория Стайнем, Сьюзен Браунмиллер и др. Тогда феминизм принес столь важные перемены для женщин, что сейчас почти невозможно представить нашу жизнь без них. В те времена движение было единым (по крайнее менее более единым, чем сейчас), с четкими целями и устремлениями, а своеобразие идей объединяло и усиливало его. И, будучи едиными в рамках движением, отдельные феминистки смогли добиться многого — в том, что женщинам стало больше «позволено» делать, и в том, на что по мнению общества, женщины способны.

Затем, по многим причинам, группа раздробилась. Крупнейший раскол произошел из-за того, что феминистки высказывались с точки зрения белых женщин, не принимая в расчет меньшинства и другие экономические классы, критически относились к женщинам, которые не были готовы на жертвы ради задач радикального феминизма, а также из-за вопросов сексуальности (можно ли быть гетеросексуальной и феминисткой, и, конечно же, можно ли мириться с порно и быть феминисткой).

В итоге сейчас под именем феминизма существует невнятное нечто из разряда «выбора стиля жизни». Движения больше нет. Большинство женщин не имеют ни малейшего представления, что значит быть феминисткой, и многие используют этот термин как оскорбление. Группа/движение феминисток настолько дезорганизована, что феминизм может означать все, что угодно. Каждая новейшая «группа», едва возникнув, стремится сделать феминизм менее пугающим и более приемлемым.

Нет, это было бы хорошо, поскольку многих женщин уже отпугнули от феминизма, называя антифеминистками за ношение юбок и даже знакомства с мужчинами. Мужчины тоже разбежались, отчасти из-за мнения, что они не могут быть феминистами просто потому, что у них есть пенис, что было таким же ограниченным толкованием, какие свойственны патриархату. Однако большинство этих новых феминисток так боятся показаться предубежденными и отпугнуть женщин, что готовы считать даже своих идеологических противниц феминистками лишь на основании их женского пола.

Я слышала, как Дженнифер Баумгарднер называла Сару Пейлин феминисткой из-за ее пролайферской политической позиции. Почему? Да потому что она выступала за свой выбор, который считала правильным, отбрасывая выбор других женщин. Можете называть меня умалишенной, но ведь считается, что любой, кто пытается отнять у женщин право контролировать свою репродуктивную функцию и собственное тело – антифеминист!

Феминизм при этом не должен быть клубом для привилегированных, где людей дисквалифицируют из-за их жизненного выбора. Конечно, вы можете выбрать для себя не делать аборты — и быть феминисткой. Но если вы выходите на улицу и пытаетесь заставить другую женщину делать что-то, хотите принудить ее отказаться от своего выбора, указать ей, что она может и не может делать со своим телом, а в некоторых случаях и лишить ее физической возможности не беременеть (настаивая на том, что контроль рождаемости — это убийство) — вы не можете быть феминисткой.

Видите, вот в этом-то и разница между тем, чтобы просто верить в идеалы пролайфа и быть Сарой Пейлин. До тех пор, пока вы одновременно можете для себя решить не делать аборт из-за того, что считаете это убийством, и уважать выбор другой женщины делать со своим телом то, что она хочет – это будет феминистским выбором. Куда уж проще. Вы можете быть пролайф (если не заставляете быть пролайферами других) или прочойс и быть феминисткой, но вы не можете быть феминисткой с намерениями захватить контроль над женскими телами каким-либо способом.

Таким же лицемерием будет сказать, что вы поддерживаете порнографию, как это происходит в наше время, и при этом являетесь феминисткой. Это оксюморон. Это все равно что сказать «я поддерживаю массовую индустрию насилия над женщинами, делающую их кормом для мастурбации, но я полностью на стороне женщин».

Другая сторона этой новой волны феминизма — убеждение, что любой выбор, если он не включает насилие или убийство, является феминистским. Это все равно что сказать, что вы коммунист и поддерживаете большой бизнес просто потому, что считаете это коммунистическим выбором.

Мы все принимаем какие-то решения в течение дня, каждое из которых может быть либо нейтральным, либо антифеминистским, либо феминистским. Если я сегодня выполняю какие-то поручения, я делаю нейтральный выбор. Я не говорю, что я приняла феминистское решение сделать работу просто потому что я сделала ее, и я женщина. Когда я брила ноги и подмышки и накладывала тонны макияжа, это был антифеминистский выбор.

Делает ли это меня плохой феминисткой? Возможно, но принимая во внимание то, что я все еще опутана сетями патриархата, я должна выбирать свои битвы. И я борюсь против порнографии, я борюсь против таких вещей как стеклянный потолок. Но я не могу биться в каждом бою. Так что я делаю все эти вещи, потому что они облегчают мою повседневную жизнь. Но разница в том, что я не обманываю себя, думая, что могу сделать что-то, что ухудшает мое и без того угнетенное положение, и по-прежнему называть это феминистским выбором просто потому, что я женщина.

Если я думаю, что мое действие – феминистское, только потому, что его совершила я, то возникает проблема с тем, чтобы объяснить его, ведь остается неясным, почему женщина-феминистка могла бы так поступить.
Иногда я брею ноги. Но становится ли это феминистским делом? Конечно нет. Почему? Потому что, даже несмотря на то, что бритье ног могло бы существовать и в непатриархальном мире, нелепо притворяться, что я бы в любом случае их брила.

Если бы это действие не существовало там, где отсутствует патриархат, я бы не совершала его по своей воле. Когда же выбор стоит между тем, чтобы сделать, и жизнь станет проще или не сделать, и жизнь станет намного труднее, я не могу назвать это широким ассортиментом. То, что решение принято женщиной, не делает его феминистским автоматически. Странно утверждать, что единственный возможный выбор, существующий в патриархальном мире, является феминистским просто потому, что принять его легче, чем противостоять.

То же касается и секс-услуг. Как-то мне довелось читать впечатляющий спор между секс-работницей и радфем, где радикальная феминистка утверждала, что участвуя в данной индустрии невозможно быть феминисткой. А ее оппонентка заявляла, что она феминистка, и раз она выбрала быть секс-работницей, то ее выбор — тоже часть феминизма.

Суть в том, что помощь этой секс-работницы в борьбе за права других секс-работниц (что на самом деле отлично), вполне согласуется с феминизмом. Однако вообще-то она участвует в такой антифеминистской индустрии, как секс-работа [эвфемиизм для проституции]. Так что она, хоть и является феминисткой, но принимает участие в антифеминистской деятельности.

Я сознаю, что эта статья может кое-кого разозлить, но считаю, что это нужно сказать. Мы не сможем создать движение и ожидать свершений, если не можем найти точек соприкосновения. Если не будет хотя бы нескольких объединяющих идеалов — у нас не будет движения. Если не будет чего-то особенного, что мы можем сделать или не сделать для развития — у нас не будет движения. Если движение будет олл-инклюзивным и будет включать все, что мы делаем, оправдывая выбором — движение умрет.


От переводчицы:
Это я всё к тому, всё к тому же. Пора бы уже оставить пляски с подклеиванием к феминизму вещей перпендикулярных, параллельных и потусторонних. А то смотрю, дело идет к тому, что в повестку дня включат мозоли феминисток, феминистские цены на нефть и цветуечки на феминистских наволочках.  Все-таки советую вместо этого почитать литературу по фемтеории и понять куды бечь — в феминистки или в церковный хор. А то некоторые совсем уже очумели.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

2 комментария на «“Прикончила ли феминизм третья волна?”»

  1. Анна:

    Хочу привести пример из другой области, но мне кажется там та же тенденция («В те времена движение было единым (по крайнее менее более единым, чем сейчас), с четкими целями и устремлениями, а своеобразие идей объединяло и усиливало его.»). Я наблюдаю раздробленность и раскол в субкультурах (особенно в больших городах). Между ними идет некое подобие войны (по крайней мере в Интернете), на тему их различий (не дай бог кто-то одет «не по форме»). Слышала, что такая раздробленность в каком-либо движении очень выгодна вышестоящим людям, у которых власть.
    Со статьей в основном согласна, правда я не очень разбираюсь в феминизме. Пишу о чем знаю. Я встречала только одну женщину, которая разбирается. Остальные же или не знают ничего или относятся негативно уже услышав это слово(.
    Только хотела сказать, что считаю, что раздробленность опасная штука. И, как мне кажется, раздроблять выгодно оппозиции движения. «Разделяй и властвуй».

    • admin:

      Раздробленность имеет разные причины. Как личного характера, так и идеологического. В то время, как личные свары действительно малопродуктивны, отмежевание по принципу идеологического несогласия — это совсем иное дело. Можно сказать, что новая волна квир-транс-секс-либерального и фан-феминизма принципиально не может быть объединена с радфем. Это просто два разных феминизма, если квир-транс-секс-либфем можно вообще назвать феминизмом (т.е. движение за права женщин, а не за права всех на все, что им хочется, особенно права мужчин на женщин). Власти же выгоден этот беззубый мужезащитнический подвид. И доподленно известно, что именно квир-теория и секс-либеральный подходы, а с недавних пор — и транс-дискурс — имели и/или имеют официальную поддержку (и финансовую), по крайней мере на Западе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × три =