21.05.2015

Комментарий на текст «О привилегиях»

интерсекциональность
Что такое "теория пересечений". Интерсекциональность и трансверсальность. Теория привилений в применении к женщинам

Комментарий на текст Юлии Хасановой «О привилегиях»

Кто-то может упрекнуть, что мы слишком часто поднимаем вопрос о «женских привилегиях» и теории пересечений. Я согласна с авторкой текста «О привилегиях»: это принципиальный вопрос и о нём говорить нужно, а то, глядишь, и нормализуют под вывеской феминизма старинный плач мизогинов о том, что женщины принесли в мир зло: в данном случае, угнетение и дискриминацию. В комментариях по теме уже было много полезных рассуждений, я обобщу и дополню.

1. Что такое «теория пересечений»?

Это социологическая теория, которая выдвигает тезис о том, что различные социальные и культурные категории[1] дискриминации взаимодействуют на многочисленных уровнях — часто одновременно — тем самым способствуя воспроизводству систематического социального неравенства. Эта теория крайне полезна феминизму, так как она позволяет опознавать различные виды патриархатного угнетения, которые действуют в отношении женщин в том или ином историческом/культурном/социальном контекстах. Также эта теория даёт нам инструмент для анализа того, как действует многоуровневая дискриминация.

2. Интерсекциональность и трансверсальность

В деле «возглавь и обосри» важным моментом является умолчание, поэтому те, кто носятся с интерсекциональностью, как с писаной торбой, обычно молчат о трансверсальности.

«Трансверсальность» (букв. «прохождение через», «пронизывание») — это понятие о том, что угнетение и дискриминация женщин как таковых (по половому признаку) «пронизывает» все общественные отношения. Угнетение женщин — системно, насилие над женщинами — системно. Нет ни одного аспекта общественной жизни, в котором то и другое не присутствовало бы, и которое не было бы определено тем и другим. Следовательно, нет ни одной женщины, которая не подвергалась бы угнетению, эксплуатации, дискриминации и насилию тем или иным способом. Умалчивание о трансверсальности позволяет на голубом глазу заявить, что «общего женского опыта не существует». А дефолтом и под сурдинку там идёт то, что гендерная система не является классовой, а отношения между М и Ж — это… что угодно, только не производственные отношения, не отношения господства/подчинения и не эксплуататорская система.

И вот таким образом, внезапно, теория многоуровневной дискриминации ловким движением рук превращается в утверждение об отсутствии «общего женского опыта». Переодетые женщинами мужчины ликуют. Непереодетые — тоже. Почему?

3. «Несуществование» общего женского опыта обнуляет феминизм

Если феминизм — это виндикация[2] женской субъектности (психологической, экономической, политической, гражданской, социальной, физической, символической), то понятно, что достижение личной субъектности, агентности («агент» — «тот/та, кто действует») невозможно без наличия группы. Только сформированная группальная идентичность может дать индивиду опору, уверенность, безопасность и статус ©.

При каком одном-единственном условии может возникнуть группальная идентичность у подчинённой группы?

«Любая группа, которая установила бы механизмы автономного существования (или которая осознала бы, что существуют средства достижения автономии), является постоянной угрозой для доминантной группы, т.к. в любой момент вся контрукция господства/подчинения может быть поставлена под вопрос. Это неизбежно произойдет в том случае, когда подчиненная группа начнет использовать, как „меру всех вещей“ СВОИ СОБСТВЕННЫЕ НОРМЫ. Отношения господства окажутся под угрозой или невозможными, если подчиненная группа всё же станет АВТОНОМНОЙ после всех усилий, приложенных в процессе маркировки, исключения и группирования».

Я понимаю, что трудно, для многих — очень трудно, но я прошу перечитывать процитированное и думать-думать-думать, на кого и против кого работают те, кто говорит о несуществовании «общего (и специфического!) женского опыта». То, что первыми стахановцами в этой ударной работе неизменно оказываются т.н. «трансгендеры«(му) — неслучайно (тут я готова признать, что многие делают то, что делают, по банальному недомыслию, но факт остаётся фактом).

4. Подмена понятий

«Их» всё (с другой стороны, а что им ещё остаётся?). Итак, газлайтеры от интерсекциональности используют в отношении определённой группы женщин маркеры «привилегии» и «угнетают». Мало кто держит в уме, чтО конкретно подразумевается под тем и другим, поэтому задача «негативно маркировать и заставить оправдываться» газлайтерами выполняется без труда. Я считаю, что стОит приложить усилия и заучить наизусть, если на то пошло, или иметь под рукой определения «привилегий» и «угнетения» и требовать обоснований на конкретных примерах их применения к женщинам. Итак,

  • «Привилегия = Исключительное право, предоставляемое кому-л. в отличие от других». В самом определении привилегии заключается такая её характеристика как «одиозность», а именно, привилегия, как таковая, устанавливается и осуществляется непременно в ущерб другим и этот ущерб является действительным, осязаемым: его можно выразить количественно и качественно. Между осуществлением привилегий одними и ущербом других существует причинно-следственная связь (!).
  • «Угнетение». По определению Мэрилин Фрай, «гнет — это что-то, что используется для того, чтобы изменить форму вещей или сплющить их, уменьшить их, иногда для того, чтобы выжать из них жидкость или воздух. Если что-то находится под гнетом, то это что-то оказалось между силами и барьерами, которые связаны друг с другом и вместе образуют ограничения, препятствуют движению и мобильности этой вещи. Придать форму. Обездвижить. Сплющить». При этом, возможность выбора у угнетённых сведена к минимуму: «каждая альтернатива ведет к наказанию, цензуре или ограничениям в самом необходимом».
  • Направленность угнетения и локализация привилегий. Длинная цитата, которую желательно не только хорошенько понять, но и выучить наизусть (не помешает):

«Отношения господства/подчинения устанавливаются доминантной группой с целью отчуждения у группы подчинённой любого жизненно важного продукта посредством дискриминации, которая «возникает тогда и только тогда, когда индивидам или группам индивидов в процессе отношений ОТКАЗЫВАЕТСЯ в РАВЕНСТВЕ».

Отношения и конфликты господства/подчинения «подразумевают конфронтацию между двумя гетерогенными оппонентами, неравенство между которыми состоит в дифференциальном доступе к процессу принятия решений по поводу ценностей и правил, контролирующих будущее (=динамику развития) социума».

Отношения господства/подчинения создают необратимую, на первый взгляд, асимметрию между группами индивидов:

  1. Права и привилегии концентрируются у одной из социальных груп (доминирующей)
  2. Эта доминантная группа является ЕДИНСТВЕННЫМ установителем границ и определителем природы этих прав и привилегий (т.е. доминантная группа самопровозглашается «мерой всех вещей»)
  3. Подчиненная группа не причастна правам и привилегиям, а точнее сказать, ее причастность правам и привилегиям у нее ОТЧУЖДЕНА. Подчиненная группа становится группой «невидимых»: «невидимые — это те, кому ИЗНАЧАЛЬНО отказано в признании социальной роли в истории данного общества: невидимые не имеют ни автономного, ни легального существования, а как следствие, также не имеют контрактуальной способности (= т.е. нет возможности вести переговоры, отстаивать свои интересы и заключать контракты в рамках общественных отношений), доминантная группа не признает или предпочитает игнорировать САМ ФАКТ СУЩЕСТВОВАНИЯ невидимых, равно как и их требования (когда таковые выдвигаются) признания их как равноправных членов общества, которые участвовали бы в принятии решений, касающихся фундаментальных вопросов общественного развития».

Подытожим. Для того, чтобы какую-то группу можно было назвать привилегированной, эта группа должна обладать:

  • исключительными правами, которые осуществлялись бы в ущерб другой/им группе/группам
  • достаточными материальными, культурными, силовыми и другими ресурсами для того, чтобы осуществлять принуждение (угнетать) другую/ие группу/ы

Где вы это видели у женщин? — Пожалуйста, когда вам говорят о привилегиях одних женщин перед другими и о дискриминации женщин как таковых другими женщинами, пусть приводят конкретные примеры.

5. Так что же происходит с женщинами?

Внутренняя стратификация подчинённой группы. — Представим себе семью, в которой есть две несовершеннолетние (=без доступа к ресурсам и социально недееспособные) сестры и неадекватные родители-абьюзеры. Родители, для осуществления власти над своими дочерьми, применяют принцип «разделяй и властвуй»: назначают одну из сестёр любимицей, а другую — козлом отпущения (эти роли могут чередоваться и часто чередуются), стараются насадить и поддерживать атмосферу подозрительности, конкуренции, соперничества, зависти, страха впасть в немилость. Между дочерью, играющей роль любимицы, и дочерью, поставленной в положение парии, могут быть два сценария:

  • любимица солидаризуется с родителями, считает, что парию наказывают по заслугам и что проблемы парии — это не её, любимицы, проблемы. Например, это может подаваться под соусом «нельзя говорить за женщин-проституток тем женщинам, которые сами не находятся или не находились в проституции».
  • любимица солидаризуется с парией и пытается перенаправить часть собственных ресурсов на то, чтобы выровнять положение обеих, а также избавиться от внешней тирании.

Для любого тирана последнее абсолютно неприемлемо, а первое — абсолютно желательно.

Теперь вопросы:

  • делает ли дочь-любимицу дискриминаторкой и угнетательницей дочери-парии её «особое» положение?
  • может ли она отказаться занимать это «особое» положение? останется ли она при этом безнаказанной?
  • имеет ли она особые, исключительные права, по сравнению с парией или же её положение — это разновидность абьюза со стороны родителей?
  • имеет ли дочь-любимица реальное влияние на семейную систему, на динамику её развития или только отчаянно адаптируется к ней? закреплено ли её «особо выгодное» положение или зависит от произвола абьюзеров?
  • существует ли для дочери-любимицы возможность адаптироваться и одновременно не способствовать воспроизведению насилия в отношении дочери-парии и в отношении её самой?
  • является ли дочь-любимица такой же заложницей родительской семейной системы, как и дочь-пария?

А теперь ответьте на те же вопросы, сосредоточив ваше внимание на том факте, что дочь-«любимицу» родители-абьюзеры не любят, а ненавидят, и вполне возможно, что на несколько порядков больше, чем дочь-парию…

Вобщем, нам есть над чем подумать.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × пять =