27.11.2013

Преступления, совершенные медиками

  • Источник: Глава из книги Дайаны Рассел «Преступления против женщин: Заседания международного трибунала» (1976).  
Богатые и образованные мужчины редко рассматриваются как регулярно совершающие насилие по отношению к женщинам. Однако появляется все больше доказательств, которые разоблачают мужчин-медиков, совершающих сексистские действия по отношению к женщинам очень жестокими способами.

Свидетельства из Италии об отношении к роженицам в госпиталях звучат по-настоящему тревожно. В связи с этими шокирующими свидетельствами итальянский журналист провел расследование и пришел к выводу о правдивости обвинений. Этот инцидент более полно описан в последних главах о влиянии суда.

ЖЕСТОКОСТЬ К РОЖЕНИЦАМ

Свидетельница 1: Италия

Я хочу рассказать вам о преступлении, широко распространенном в Италии, это то, в каких условиях женщины рожают детей в итальянских больницах. Европейская статистика показывает, что ситуация очень серьезна. Я собираюсь описать конкретный случай, который ни в коей мере не является исключительным. Это произошло на севере Италии в государственной больнице, и это укладывается в типичную схему событий. Но это именно то, что мы хотим раскритиковать — одобрение врачами и советами управляющих больниц применения насилия к роженицам. Кампания, в которой я принимала участие не только как женщина, которая родила двоих детей, но и как феминистка и член группы «Оплата домашнего труда», началась, когда мы узнали, что принесенный младенец с биркой с его данными, прикрепленным к его ножкам, рождался, пока медсестра резко давила на живот его матери. После двух часов родов ребенок родился с повреждениями, и его пришлось лечить в течение месяца в детском отделении. Когда мать кричала от прикосновений, так как к тому времени все ее тело болело, врачи имели наглость ругать ее, говоря, что если она хочет иметь сына, она должна быть храброй и хорошей и не жаловаться.

Именно этот случай пробудил в нас желание бороться. Мы подготовили статью и направили ее в различные газеты. Мы также распространили статью в самой больнице. В ней мы отметили, что если бы вместо того, чтобы пересказывать друг другу вещи, которые мы слышим в парикмахерской или в детском саду, мы бы вынесли это, даже малую толику, на публичное рассмотрение, эффект был бы огромным.

Политические партии встретились для обсуждения этого случая, об этом говорили газеты, медицинский союз провел встречу, и все они не знали, что сказать. Но мы не доверяли ни одной из этих групп, и мы провели встречи для женщин, где попросили помощи в организованных усилиях. Женщины, не феминистки, впали в такую ярость, что подали жалобу в суд. Сто десять женщин из Феррары представили вниманию суда обстоятельства, в которых они рожали. Роды были, как правило, очень долгие — от 20 до 30 часов. Что касается детей — исследование показало, что из 92 детей более 50% родились пораженными параличом из-за методов родовспоможения, применяемых в больницах. В них не оказывалась адекватная медицинская помощь, несмотря на требования к минимальному штату персонала из 40 медсестер, ассистентов и врачей часто в больнице были только 20. Дежурные врачи часто были очень молоды, прямо из университета, и часто не было никого, способного сделать кесарево сечение. Также не было оборудования, необходимого для проверки состояния ребенка при кесаревом сечении — диагностирование проводилось с помощью стетоскопа, и сердцебиение не отслеживалось должным образом.

Судебный процесс развивался при поддержке целого ряда свидетельств, представленных женщинами.

Был, например, случай с женщиной, которая пошла в больницу за неделю до родов для того, чтобы избежать любого несчастного случая. В воскресенье утром ей дали касторовое масло для содействия родам. В 20:15 она родила без всякого медицинского наблюдения. В 21:30, наконец, ей наложили швы. Ребенок родился парализованным, так как врачи стимулировали роды, а затем бросили женщину. 4 месяца спустя она не может контролировать свои испражнения и осталась с парализованным ребенком на руках. Кроме того, был случай с Е., которая легла в больницу в четверг 8 февраля 1973 г. В субботу у нее отошли воды, а вокруг не было ни одного врача. Наконец, один врач появился и прослушал сердцебиение ребенка с помощью стетоскопа, но было слишком поздно для кесарева сечения. Она родила в 5:30 утра от того, что ей давили на живот, оставив синяки, которые сохранялись долгое время спустя. Ребенка, который был парализован, держали в больнице еще 25 дней. Матери не говорили о состоянии ребенка. У нее ушли месяцы, чтобы выяснить, что ребенок был парализован, и начало необходимого лечения запоздало.

Были и многие другие свидетельства. Мы хотели услышать обо всех видах применения насилия в отношении женщин в больницах. В формы насилия мы включили изоляцию женщины, которая остается в одиночестве в течение 24 часов до родов, и может принимать только одного посетителя в течение одного часа каждый день. У нас есть свидетельство, которое рассказывает о матери, которая хотела остаться в больнице, чтобы помочь ее восемнадцатилетней дочери, но ей сказали, что если она не уйдет, то придется вызвать полицию. У нас есть свидетельства выскабливания без обезболивания. Одно из них сделали женщине, чей ребенок родился парализованным после нескольких часов родов. У нас есть свидетельства использования оскорблений, например, «сука», «шлюха», «если вы хотите иметь сына, вы должны наслаждаться родами» и тому подобные вещи. У нас есть свидетельские показания от женщин, которые были избиты во время родов, потому что они не помогали достаточно. Было важно понять, что мы можем добиться результата только путем организации самих себя, через женское движение. После первого этапа, когда все признали недостатки больниц, чиновники были озабочены только тем, чтобы снова успокоить свою совесть. Единственными, кто не хотел, чтобы дело затихло, были женщины, потому что они были единственными заинтересованными лицами.

Женщины должны быть организованы для того, чтобы показать, что наша слабость в больнице — это другая сторона бесконечного неуважения, которое наша слабость в доме заставляет нас принимать каждый день. Дома вся наша физическая, эмоциональная, интеллектуальная и сексуальная энергия используется для обслуживания семьи. От нас ожидают, что в больнице мы также будем хранить молчание и подчиняться, чтобы власть могла сэкономить на оборудовании или работе врача. Мы производим рабочую силу. И этот продукт, который мы делаем, наши сыновья, рассматриваются как более важные, чем мы. И даже если некоторые из них оказываются парализованы, это не имеет большого значения, в любом случае всегда остается еще очень много других. Речь идет об откровенном злоупотреблении служебным положением, неуважении к людям. Мы поняли, что жертва, о которой нас постоянно просят от имени других лиц, не помогает никому, скорее она разрушает нашу жизнь и жизни наших детей. Домашняя работа является основой нашего рабства. Кампания «Оплата домашнего труда» указывает на реальную причину уязвимости — отсутствие денег, а также дает силу для любых боев, где бы они ни велись: на заводе, в больнице, дома, на улице.

ОСНОВНЫЕ ВРАЧЕБНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Свидетельница 1: Германия

В то время как мы даем эти показания здесь, в Брюсселе, женщины в Судане, Кении, Танзании, Эфиопии и других частях мира подвергаются клитородектомии — удалению клитора. В США до 1925 года этот жестокий метод использовался вместе с обрезанием, которое делалось, по крайней мере, до 1937 года, чтобы предохранить женщин от мастурбации. Кастрация — удаление матки и яичников — сегодня распространена в западных странах так же, как это было в ХІХ веке, когда врачи постоянно обменивались женскими половыми органами, словно трофеями. Сегодня это распространенная операция для женщин во время менопаузы, а также для женщин низшего класса, которые делают аборты. Больницы в Западном Берлине и Германии заставляют женщин, пришедших на аборт, подписывать бумаги, которые позволяют врачам удалить их матку, если это будет сочтено необходимым. Кроме того, врачи делают деньги на многочисленных бесполезных операциях, которые они выполняют над женщинами.
Вот некоторые заявления, сделанные врачами: «Никакой из яичников не настолько хорош, чтобы оставить его, и никакое яичко не настолько плохо, чтобы удалить», «Вы хотите ребенка, но ваша матка загнута. Мы должны прооперировать ее», «Вы фригидны. Мы можем сделать кое-что с этим. Нам нужно только укоротить связки матки». Это шовинистическое обращение с женщинами во время родов выражает много враждебности. Эпизиотомия (хирургическое рассечение промежности) является нормой, после которой женщин зашивают особенно туго, чтобы увеличить удовольствие для мужчин. Иногда женщин зашивают так туго, что кожа рвется во время секса, и приходится их разрезать и зашивать заново. За этими методами стоит не что иное, как враждебность и презрение к женщинам. Это становится очевидным при сексуальном насилии, которому мы подвергаемся, особенно от гинекологов, таком как неприличные комментарии и взгляды, ласки и даже изнасилования во время незаконных абортов.

Слишком многим из нас знакомы следующие заявления. Один врач сказал женщине, которая плакала, потому что одна из ее грудей была удалена по причине рака: «Почему во всем мире женщины так расстраиваются из-за своих обвисших сисек?» Другой сказал женщине в больнице за пять минут до аборта: «Почему ты не приняла таблетку? Теперь мы должны убирать дерьмо». У нас есть больше информации об этих преступлениях в буклете, который мы подготовили для этого трибунала.

Сейчас я дам вам свидетельства женщины, в положение которой может попасть любая из нас. Это случается каждый день. «Все это на самом деле началось с моей первой менструации. У меня периодически случались мучительные боли. Посещение различных гинекологов не помогло. Я была уже сыта по горло тем, что они говорили, например: «Вы увидите, после первого ребенка все будет хорошо». Они говорили, что многие девушки страдают такими же болями, как если бы это была самая естественная вещь в мире! В июне 1974 года однажды утром я проснулась и не смогла почувствовать правой части моего тела. У меня были боли в животе. К тому времени я уже долго не была в Берлине и не знала ни одного врача. Подруга дала мне адрес гинеколога, и я пошла к нему на осмотр. Его диагноз был в том, что моя матка загнута назад и лежит на позвоночнике. По словам врача, операция была необходима, и мне предложили поехать в его частную клинику в тот же день. Я возразила, что это было слишком быстро, что я чувствовала давление, и я попросила его дать мне время, чтобы обдумать все это. Также мне нужно было от него письменное подтверждение моей болезни для моего работодателя. На это он сказал: «Либо я оперирую вас сегодня, либо идите, продолжайте работать, пока не измените своего мнения». Так как мне было слишком больно, а он отказался дать мне письменное свидетельство, у меня не было выбора. Вечером, около 6 часов, я отправилась в клинику. Утром, в 9 часов, он прооперировал меня. Безо всякой подготовки. Мне не измерили артериальное давление, не определили мою группу крови или что-нибудь еще, хотя я упоминала, что у меня были проблемы с кровообращением.

«В первый раз после операции я проснулась на третий день, и, к моему большому удивлению, у меня была толстая повязка вокруг живота. Я знала, что сокращение маточных связок делается через влагалище! В тот же день ко мне зашел врач и сказал: „Операция прошла очень хорошо. Но вы больше не в состоянии иметь детей. Трубы были вздуты как хот-дог и должны были быть удалены“. Я была так удивлена, что не могла ничего сказать, и я еще очень долго не могла осознать его слова. Я ничего не могла изменить, так что я просто пыталась принять новую ситуацию».

«У меня были новые боли спустя один месяц. Врач использовал лучевую терапию, но это никак не помогло. Тогда он пытался намекать, что я сделала аборт в какой-то момент в прошлом, предполагая, что боль была полностью моей виной!».
«Я чувствую возмущение тем, что произошло со мной, по следующим причинам:
1) В то время я еще не достигла совершеннолетия (20 лет).
2) Врач оперировал меня, не спрашивая согласия моих родителей.
3) Мой жадный до денег врач сделал вид, что собирается выполнить небольшую операцию. Вместо этого он воспользовался моим беспомощным состоянием и произвел обширное оперативное вмешательство, которое уничтожило мою способность иметь детей. И он сделал это, не озаботившись тем, чтобы обговорить со мной это заранее».

Свидетельница 2: Бельгия

Меня оперировали два года назад из-за фибромы. Мне сказали, что необходима гистерэктомия — удаление матки. На следующее утро после моей операции хирург сказал мне, что операция прошла успешно, но в процессе он также удалил мои яичники, которые, учитывая мой возраст, все равно были уже бесполезны. Кроме того, он удалил мне аппендикс, хотя я никогда не испытывала болей в нем.

Это было насилием против моей личности. Он не имел права удалять что-либо здоровое, даже если, по его словам, яичники были уже бесполезны, учитывая мой возраст. Два дня назад мой возраст был тем же, и он мог бы предупредить меня и спросить моего согласия.

Свидетельница 3: Испания

Я хотела бы заявить, что в этом мире, который называется цивилизованным, существует своеобразный парадокс: женщина, которая желает добровольно прервать беременность, не может этого сделать, в то время как с другой стороны, как в моем собственном случае, я могу засвидетельствовать, что я была изуродована без моего согласия и без предупреждения. Случилось так, что в моей груди появилось небольшое уплотнение. Я пошла на осмотр к врачу, и он сказал мне, что это не серьезно, и что он может прекрасно сделать мне местную анестезию и удалить комочек. В день операции я пришла без каких-либо специальных мероприятий и легла на операцию без страха. Когда я пришла в себя, боль была очень сильной. Затем я обнаружила, что было сделано со мной. Моя грудь была удалена. Поразительно было то, что, когда я спросила у доктора объяснений, он ответил только, что неприятно быть врачом в определенных случаях.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

3 комментария на «“Преступления, совершенные медиками”»

  1. Мы тут не врачи и давать оценку никто не может.

    • admin:

      Описанные свидетельства такого рода, что предполагают возможность оценки.

  2. Елена:

    Прискорбно читать такое, но замечу, что все описанные случаи были не позднее 70-х годов прошлого века. Было бы полезно узнать о положении вещей на данный момент.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + восемнадцать =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.