28.04.2014

Преодолевая интерсекциональность. Часть 2: О звеньях в цепи мужского угнетения

Интерсекциональность как антифеминистская теория. Способы патриархатного разделения женщин.

Андроцентристский взгляд на угнетение против гиноцетристского взгляда на угнетение

Интерсекциональность применяет к женщинам логику мужских статусов, и это вторая причина, по которой данная теория не срабатывает в реальности. В первой части я не упомянула о том, что я хочу сказать здесь: о том, что феминистское понимание мужского угнетения противоположно интерсекционалистскому пониманию, построенному на том, что женщины при патриархате будто бы в равной мере с мужчинами являются субъектами и прямыми обладателями власти и безопасности, гарантируемых мужскими статусами и экономическим достатком. Это действительно так в отношении мужчин, но это не работает при переносе на женщин. Женское положение куда более сложное, так как нас угнетают разные классы мужчин, являющихся субъектами патриархального насилия и эксплуатации. Они все насильники. Многослойное угнетение, в которое погружены женщины, служит совершенно другим целям, нежели собственные мужские классовые различия. Или же, другими словами, оно служит лишь одному классовому интересу — мужскому господству. Расизм, классизм и разделение труда между мужчинами только укрепляет глобальную систему мужского угнетения, а с женской перспективы эта тактика «разделяй и властвуй» действует на усиление нашей сексуальной субординации по отношению к мужчинам.

Хотя я думала об этом несколько лет, я еще не пришла к феминистской теории, которая бы полностью порывала бы с мужскими взглядами на то, как расизм и классизм действуют на женщин. Это моя первая попытка публично озвучить свои мысли, потому вероятно в моем тексте будут моменты, подлежащие улучшению.

В отношении женщин расизм и классизм имеют сексуализированное происхождение и цели, которые заключаются в повышении нашей уязвимости перед изнасилованием и другими формами подчинения женщин. Существует колоссальный разрыв между положением мужчин и женщин, которые становятся жертвами расизма или классизма. Один простой пример: мужчины-нелегалы или беженцы в худшем случае станут жертвами трудовой эксплуатации, тогда как женщины-нелегалки и беженки чаще всего попадают в проституцию или становятся домашней прислугой, что также нередко ведет к сексуальному насилию со стороны хозяев.

С мужской перспективы расизм и классизм — это то, что обеспечивает мужские корпорации бесперебойным потоком дешевой, отчаявшейся рабочей силы, мужчинами, готовыми на любые условия, лишь бы выбраться из нищеты их колонизированных стран или обедневших регионов. Этот процесс служит капиталистическим и патриархатным интересам, так как поддерживает аккумуляцию богатства у меньшинства мужчин, а это, в свою очередь, укрепляет патриархатную систему. Когда же мы смотрим на женщин, то оказывается, что расизм — это то, что обеспечивает всех мужчин бесперебойным потоком отчаявшихся женщин, готовых быть проституируемыми, насилуемыми и эксплуатируемыми. В этом смысле все мужчины являются бенефициарами системы расового и классового угнетения, так как эти виды угнетения расширяют их возможности насиловать и использовать женщин. Это не говоря уже о том, какую роль в мужских экономиках играют проституирование женщин, траффикинг, порнография и кража неоплачиваемого репродуктивного труда женщин.

Мужчины, как класс, определяемый по полу, не разделены. Мужские границы, страны, классы разделяют лишь женщин и настраивают женщин подруга против подруги. Мужчины усиливают свою власть над женщинами, вынуждая нас относиться подруга к подруге, словно к врагу. Мужчины воюют между собой за доступ к женщинам и за то, чтобы не быть в самом низу лестницы патриархатных статусов. На самом деле, их война — против женщин.

Разрушительное разделение женщин: приписывание женщинам функции инкубатора и дырки для пениса

Расизм и классизм — части мужского арсенала по разделению женщин на классы, специфические лишь для женщин, на тех, кто подлежит коллективному сексуальному насилию и тех, кто предназначены для размножения в частной собственности. Это значит, что мужчины организуют женщин в разные группы по репродуктивным и сексуальным функциям, согласно предписанному им расовому и классовому статусу. Такое разделение делает мужской репродуктивный контроль максимально эффективным.

Мужчины проводят различие между женщинами, которые принадлежат к их касте, и теми, кто принадлежит к касте других мужчин. Женщин своей группы они используют в качестве инкубаторов и проводят захватнические действия в отношении других мужских групп для того, чтобы использовать «чужих» женщин как проституток или домашнюю прислугу. Я считаю, что это является главным способом выстраивания патриархатной системы.

1. «Свои» женщины: инкубаторы, или же замужние женщины

Женщин для замужества выращивают специально для размножения, удерживая в заточении отцовского дома, их похищают мужья или продают отцы, или, еще чаще, их «соблазняют» для брака. Базовой функцией женщины, определенной мужчинами как «своя», будет рожать детей до смерти, а если она выживет после того, как родит всех детей, ее могут убить, или оставить голодать, или использовать как домашнюю прислугу, или для присмотра за детьми других женщин, или же ее могут заново выдать замуж.

Замужние женщины равномерно распределены среди всех мужских классов, наций и этнических групп. Мужчины всех групп для большинства своих дочерей предусматривают замужество и принудительное размножение. Все замужние женщины будут изнасилованы, насильно оплодотворены и подвергнутся пыткам в той степени, которую предусматривают личные причуды их хозяина, а также, значительно чаще, мизогинные традиции его мужской группы.

Подкатегории замужних женщин

Замужние женщины чаще всего разделены и изолированы от других замужних женщин, особенно от женщин других групп, так как их социальные контакты преимущественно ограничены теми, кто проходит контроль мужчины-хозяина. Жена адаптируется к обстоятельствам жизни хозяина, ее индентичность, как глина, принимает форму хозяйской идентичности. Ее положение и ожидаемое поведение определяются и привязаны к социальному статусу, классу и этнической группе мужчины, которому она принадлежит (отец или супруг). Это также определяет то, как другие мужчины и мужские социальные институты будут к ней относиться. Например, женщины, которые принадлежат мужчинам высшего класса, будут избавлены от многих внешних институциональных ограничений, бедности, насилия и унижения, которые систематически производятся над женщинами, принадлежащими мужчинами с низким статусом.

Будучи на коротком поводке у своих супругов, замужние женщины не имеют другого выхода, нежели быть лояльными к группе своего хозяина, выбирать его сторону в мужских бессмысленных войнах и социальных разграничениях (расизм и классизм). Женская автономная классовая мобильность крайне ограничена, если не практически невозможна, по сравнению с мужской мобильностью, потому что мужчины продолжают считать нас собственностью, а не субъектами. Видимость социальной мобильности у женщин создается, когда женщина из низшего класса выходит замуж за мужчину из высшего класса, или же когда мужчина из низшего класса, за которого она вышла замуж, с годами поднимается по социальной лестнице. Но, конечно, она все равно не является первичной выгодоприобритательницей того, что дает классовая принадлежность ее супруга, а ее собственной классовой принадлежностью остается класс женщин, который принципиально ниже всех мужчин.

Другим разделением среди замужних женщин, согласно социальной принадлежности их хозяина, является количество и виды работы, которая требуется от них в мужском доме, а также условия, в которых им придется рожать и растить детей. В то время, как мужчины высшего класса нанимают армию подчиненных женщин для готовки, уборки, присмотра и воспитания детей, женщины из низшего или среднего класса вынуждены справляться со всем этим самостоятельно или с незначительной помощью, а те же женщины, что попали в нижний конец спектра, несут двойную нагрузку из работы по дому и работы вне дома.

Согласно тому, в какой стране или регионе живет замужняя женщина, интенсивность мужского насилия против женщин, которыми они владеют, может сильно отличаться, так же, как значительно различаются женские материальные и юридические возможности для индивидуального освобождения в зависимости от страны и группы.

В любом случае, я не собираюсь давать сейчас исчерпывающее описание всех разнообразных условий, в которые могут быть помещены замужние женщины. Суть в том, чтобы, не теряясь в деталях, отследить механизм угнетения и классового различия между женщинами.

2. «Чужие» женщины / незамужние женщины

Проституированные женщины: эти женщины зарезервированы под мужское узаконенное изнасилование, практику дегуманизации, организованную сутенерами и торговцами людьми, предлагающими мужчинам возможность насиловать женщин, не беспокоясь о том, чтобы лично атаковать и удерживать жертву. Это судьба, уготованная свободным женщинам, тем, кого не выдали замуж, тем, кто стали бездомными из-за военного вторжения, колонизации, изгнания или детского абьюза.

В отличие от «своих» женщин, «чуждость» проституированных женщин систематически подчеркивается. Их выбирают вне доминирующей группы, из жительниц колонизированных земель или из представительниц угнетенных меньшинств, они часто несут больше чужеземных черт, чем местные, «свои» женщины. «Чуждость» проституированных женщин еще больше отдаляет их от «своих» женщин, укрепляет разделение и поддерживает иллюзию счастливой эксклюзивности у замужних женщин. Смысл мужских войн — увеличение количества женщин, которых можно было бы насиловать, а также на какое-то время иметь возможность насиловать абсолютно всех женщин на определенной территории.

Единственное время, когда они могут преступить правило уважения к частной собственности других мужчин (замужним женщинам и дочерям), — это военное время и собственность колонизированных мужчин. Это является причиной того, что колонизированные мужчины чувствуют себя «демаскулинизированными» (лишенные права насиловать, они наверняка чувствуют себя кастрированными). Разумеется, колонизированные мужчины определяют это как атаку против себя, против их священного права на насилие, а не как атаку против женщин, так как женщины не рассматриваются в качестве субъектов. Но я отвлеклась.

Большинство проституируемых женщин — это жительницы обедневших регионов, беженки из зон военных действий, женщины, которые подверглись изнасилованиям, попали в бордели, обслуживающие армию защитников или захватчиков, это второе и третье поколение женщин после войны или оккупации, женщины из таких бедных групп, что даже их семьи от них отказываются, и они вынуждены идти в проституцию ради выживания. В таких колонизированных странах каждая вторая или третья женщина может быть проституируемой даже спустя десятилетия после войны. Большинство проституируемых женщин происходит из южных и восточных стран. В группе колонизаторов или же мужчин высшего класса бездомность среди женщин, как правило, создается через насилие над детьми, инцест и продажу собственных детей в детскую проституцию и порнографию. Все это работает как на локальном, так и на глобальном уровне.

Возможно, это мой домысел, но я считаю, что институционализация проституции возникла из систематических изнасилований незамужних или бездомных женщин, как средства наказания за их не принадлежность мужчине, чтобы ни одна женщина не избежала насилия и подчинения мужчине. Коллективное изнасилование женщины — любимая форма укрепления мужских групповых связей, так что, возможно, мужчины всегда рассматривали проституцию как явление необходимое для сплочения их группы. Учитывая то, что они озабочены отцовством и передачей своих генов, а также то, что преступлением среди них считается покушение на репродуктивную собственность другого мужчины, они могли решить, что ради мира-среди-мужчин и предотвращения многих стычек за частное владение женщинами следует перевести какое-то количество женщин в публичную собственность, чтобы каждый имел возможность осуществить насилие. Иначе, наверняка, они бы захотели изнасиловать жен или дочерей других мужчин, а это потревожило бы мужской социальный порядок и строгую систему репродуктивного контроля. Интересно, было ли где-то исследование возникновения и развития проституции. Кто-то мне говорил, что проституция началась в Шумере, вместе с практикой покрывания замужних женщин.

Домашняя прислуга: тот же механизм, что и для проституируемых женщин, работает и здесь, за исключением того, что прислугой могут пользоваться более богатые мужчины. Они исполняют роли младших жен, кормилиц, нянек, кухарок, уборщиц, исполняя работу, которую в иных условиях выполняли бы замужние женщины. Глава семьи, как правило, имеет право на сексуальное насилие над домашней прислугой.

Разумеется, есть также все те свободные женщины, которые благодаря исключительной смелости или везению смогли избежать прямого подчинения мужчинам: это старые девы, лесбиянки, ведьмы, колдуньи и другие женщины-бунтарки, которых мужчины пытались уничтожить на протяжении всей истории.

В следующей части мы сосредоточимся на том, что следует за мужским различением женщин по степеням насилия, производимого над ними.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − 17 =