10.10.2013

«Разве тебе не хочется иногда быть сексуальным объектом?»

Когда люди задают этот вопрос, они явно не понимают, что означает термин «сексуальный объект».

Нет, я не хочу быть сексуальным объектом, никогда. Ни для случайных людей на улице, ни для интимного партнера. «Почему?»

По определению, что такое объект? Объект – это что-то инертное, чем другие могут манипулировать. Объект существует только ради целей других, и может только пассивно выполнять эти цели, в соответствии с действиями активной стороны. Грамматический объект – это часть предложения, которая указывает на то, что он манипулируется субъектом, лингвистически объект – это то, с чем производятся действия.

В более конкретных терминах, что такое объект? Объекты – это вещи, которые существуют вне нас, и которые мы используем для специфических целей. Банан – это объект. Это растение, которое было одомашнено с целью потребления людьми. Это растение больше не может размножаться без вмешательства человека, так что его естественная биологическая цель была разрушена, и больше не является реальной функцией вне потребностей людей. Когда мы сеем траву во дворе, чтобы он лучше выглядел, то это объект. Единственная реальная цель травы расти и распространятся, но мы добавили наш культурный багаж, предположения о классе и эстетике. Машина – это объект, это средство транспорта. Плита – это объект, она предназначена для готовки. Еда – это объект, она предназначена для того, чтобы ее готовили и ели. Мяч – это объект, он предназначен для того, чтобы его бросали в специфическом контексте определенных игр.

Объекты – это вещи.

Женщина – это не объект.

Позвольте мне уточнить: люди – это не объекты.

Женщина не существует для того, чтобы ею сексуально манипулировали и использовали для чужих потребностей. Когда женщину представляют как объект, ее превращают в пассивную вещь – она больше не является человеком со своими мыслями и идеями, амбициями, целями и принципами. Она просто что-то, что используется для удовольствия того, кто превращает ее в объект. Есть ли у вещей чувства? Волнует ли кого-нибудь, что думает или хочет объект? Превращение в объект – это дегуманизация в полном смысле этого слова. Дегуманизация субъекта, превращение его в объект, позволяет полностью игнорировать чувства и мысли другого человека. Имеет ли значение согласие, если речь идет о вещи, а не о человеке? Имеет ли что-нибудь значение, помимо удовольствия и прихоти потребителя объекта?

Другие люди тоже превращаются в объекты. Не только женщины становятся объектами, чтобы выполнять фантазии других людей. Родители превращают своих детей в объекты, когда считают, что единственная цель ребенка выполнять их ожидания, делать то, что хотят от него родители. Политики и производители рекламы превращают людей в объекты: мы — пассивная аудитория, которой они манипулируют, чтобы делать то, что они хотят от нас, ради их блага, а не ради нашего, мы средства для достижения их целей, а не люди. Мы объекты, которыми манипулируют, и затем отказываются от них, когда они выполнили свою цель.

Так что не все объекты являются сексуальными. Но никогда превращение в объект не является хорошим, благоприятным или желательным. Я человек, а не объект. Я особенно подчеркиваю, тем не менее, превращение в сексуальный объект. Моя сексуальность – вспышка множество нейронов в моем мозгу, комбинация эмоций и ощущений в моих нервах, моем теле, моих грудях, моей вульве, они не существуют ни для чьего удовольствия, кроме моего собственного. Это не говорит о моем эгоизме, не говорит о том, что я лишаю удовольствия других: если мне приятно доставлять удовольствие какому-то конкретному человеку, то это мое дело. Это не имеет никакого отношения к тому, чтобы превращаться в орудие удовольствия без явного выражения моей воли. Мое тело не существует для того, чтобы визуально или физически стимулировать других, особенно тех, кому я не давала на это согласия.

«Разве тебе не нравится иногда быть сексуальным объектом?»

Нет. Не нравится. Мне не нравится превращаться в пассивный объект для чужих манипуляций. Я не получаю удовольствия от того, что на меня смотрят как на недочеловека. Я не получаю удовольствия от того, что меня игнорируют как человека, и вместо этого превращают во что-то помимо моей воли.

Нравится ли мне быть привлекательной? Да, конечно. Всем это нравится. Но слишком часто эти два явления путают друг с другом. Когда тебя превращают в объект, словесно или сексуально оскорбляют, часто говорится, что это просто признание твоей привлекательности. Это комплимент, это честь, когда тебя оскорбляют прохожие на улице. Но быть привлекательным объектом – это не то же самое, что быть привлекательным человеком. Когда тебя превращают в вещь, которая существует только для чужих целей, и которую оценивают по тому, насколько хорошо она для этих целей подходит, это не то же самое, что быть привлекательной.

Когда один человек считает другого человека привлекательным, другой остается человеком. Оба являются активными участниками всех взаимодействий друг с другом. Ни у кого не бывает отношений с объектом; отношения – это очень динамичный, взаимный процесс, в котором участвуют все стороны. Отношения – это активный процесс. В процессе превращения в объект, одна сторона узурпирует право проявлять активность.

Нужно сказать и о желании подчиниться, желании быть пассивным в сексуальной или романтической динамике отношений. Некоторым людям более комфортно, если они доминанты или наоборот пассивны в отношениях. Но это точно также активное, осознанное решение, и именно в этом разница. В своих отношениях с семьей, мне нравиться заботиться о других, мне доставляет удовольствие готовить, и я не против уборки, потому что это улучшает жизнь других. Если моя младшая сестра болеет, я могу отказаться от собственных желаний и планов на день. Я могу вести себя точно также в романтических отношениях, потому что это часть моей личности, и это доставляет мне удовольствие.

Но я никогда не веду себя так просто потому, что этого от меня ожидают, а потому что мне комфортно в этой роли. Поведение в соответствии с потребностями и желаниями другого человека может быть выражением любви. Если же это подчинение чужим желаниям навязывается, а не является активным выражением личных предпочтений, то такие отношения построены на насилии.

Настоящие отношения позволяют каждому вести себя так, как хочется, и выполнять предпочтительную роль. Превращение в объект этого не позволяет. Объектизация навязывает роль и цель объекта, и даже если теоретически эта роль и цель может совпасть с тем, как данному человеку нравится выражать себя, она все равно ограничивает возможность человека делать что-либо вне узкого набора ожиданий. Это все равно неправильно, это всегда неправильно.

Я утверждаю, что нет, никому по-настоящему не нравится быть объектом. Когда люди задают этот вопрос, когда люди спрашивают, что плохого в том, чтобы немного побыть сексуальным объектом, они на самом деле имеют в виду, что им нравится быть привлекательными, нравится внимание. Это совершенно понятные чувства. Но я никогда не поверю, что кто-нибудь действительно хочет, по собственной воле, потерять свободу определять себя или управлять своей жизнью. Бессилие может быть сексуальной фантазией, но это совсем не то же самое, что бессилие в реальной жизни, совсем не то же самое, что настоящее рабство и ограничения. Никто, кто действительно беспокоится о человеке, не будет превращать его в объект, потому что это означает реальное бессилие, реальное подчинение чужим желанием за счет своих собственных.

Превращение в объект – это потеря самого себя.

Ни у кого нет права никогда, ни при каких обстоятельствах, делать это с другим человеком.

 

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать − 2 =