Учебник для женщин, подвергающихся насилию, которые хотят перестать ими быть. Стокгольмский синдром женщин, подвергающихся насилию, часть 3

ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛИТЕЛЬНОГО ПРЕБЫВАНИЯ В ПОЛОЖЕНИИ ЗАЛОЖНИКА

Если абьюз достаточно тяжёлый и продолжительный, то он может привести к серьёзным изменениям в личности жертвы. Черты характера могут изменяться не только в детстве и подростковом возрасте, но и у взрослого человека. Если абьюз продолжается годы, женщина может стать неуверенной, эмоционально неустойчивой, раздражительной и подверженной быстрой смене настроения. Наиболее негативными и тяжёлыми последствиями Стокгольмского Синдрома в долгосрочной перспективе являются: Женщина, подвергающаяся насилию, учится осуществлять насилие. Подвергнутый насилию учится подвергать насилию, жертва превращается в палача. Женщина, подвергавшаяся насилию в течение долгого времени, учится канализировать свой гнев, который должен был бы обратиться против абьюзера, и направляет его против самой себя или против тех, кого она считает более низкостатусными, чем абьюзер (другие женщины, дети). Она пытается контролировать других женщин и детей, чтобы те не сердили абьюзера. Таким образом, цикл насилия воспроизводит сам себя. Так же, как практически невероятно то, что женщина, подвергающаяся насилию, будет применять насилие в отношении абьюзера, высока вероятность того, что после продолжительной виктимизации она будет психологически и физически дискриминировать и притеснять детей, особенно девочек, а также других женщин, которых она считает второсортными существами. Её гнев канализирован неверно и у неё возникают трудности с контролем за яростью, постоянная озлобленность и т.д.

ОБЩЕСТВО И СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ

Общественность обычно совершенно неверно представляет себе, что думают люди, оказавшиеся в положении заложников. Точно так же со стороны редко кто понимает ту ситуацию, в которой живёт женщина, подвергающаяся насилию, равно как и мотивы, по которым она продолжает свою связь с абьюзером. Юристы и медицинские работники также не имеют профессиональной подготовки в том, что касается Стокгольмского Синдрома; их ожидания в отношении поведения женщины-жертвы абьюза в целом довольно нереалистичны. Со стороны общества от женщины, подвергающейся насилию, ожидается, что: Но в реальности: Различная в реакции общественности на кризисные ситуации с захватом заложников и на домашнее насилие. Сексизм, господствующий в обществе, приводит к тому, что захват заложников по экономическим или политическим мотивам трактуется совершенно иначе, чем захват заложниц в процессе гендерного насилия.

Заложник по экономическим и политическим мотивам...

Заложница в домашнем насилии...

Основные причины, по которым женщины, подвергшиеся насилию, отказываются от обвинительных показаний

На самом деле нет ничего необычного в том, что женщины забирают обвинительные заявления из полиции и судов.

ФИНАЛЬНАЯ ФАЗА ВИКТИМИЗАЦИИ ЖЕНЩИНЫ

Если процесс насилия не прервать, и женщина будет продолжать подвергаться ему, то в конце концов для неё исчезает возможность вернуться из этого однажды начавшегося жуткого путешествия. Женщина может прийти к заключительной фазе виктимизации: Согласно Испанской Феминистской Сети, на 29 ноября 2003 года статистика женщин, убитый за 2003 год в ходе гендерного насилия, указывала на 88 жертв: Домашнее насилие  --  75 Изнасилование со смертельным исходом  --  4 Проституция/торговля женщинами  --  5 Другое (официально незарегистрированные гетеросексуальные отношения  --  4 Невыясненные обстоятельства, незасчитанные как фемицид  --  10 Если мы будем обращать внимание только на домашнее насилие, то уже этим самым цифры убитых в ходе гендерного насилия женщин оказываются фальсифицированными. Цифры, приведённые в таблице выше даны на основе определения гендерного насилия, принятого ООН.

ЖЕНЩИНЫ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИЕ НАСИЛИЕ

Миф о «синдроме мужа, подвергающегося насилию». В последнее время, как только речь в публичном пространстве заходит о гендерном насилии — на радио, на лекции, на каких-нибудь курсах, — всегда появляется кто-то, кого сильно интересуют мужчины, подвергающиеся насилию. Эти доброхоты утверждают, что мужчин, которые подвергаются насилию, практически столько же, сколько и женщин, и что, с другой стороны, женщины обыкновенно прибегают к психологическому насилию. Давайте проясним, откуда берёт своё начало миф о мужчине, над которым осуществляет насилие женщина, и что на самом деле происходит с тем насилием, которое практикуют женщины. Джек Стрэтон, профессор Портландского университета, участвует в работе сайта «Европейские мужчины профеминисты» (www.europrofem.org). Я горячо рекомендую этот сайт, так как он даёт надежду, публикуя предложения по новой маскулинности. Стрэтон объясняет, что гуманитарное и научное рвение мужского лобби настолько ожесточённое, что они пытаются добиться, чтобы часть средств, которые выделяются на помощь женщинам, подвергающимся насилию, были направлены на создание приютов, социальных служб и социального жилья для мужчин, якобы подвергающихся насилию со стороны женщин. С другой стороны, они вкладывают время и деньги в псевдонаучные исследования, с помощью которых пытаются доказать, что уровень насилия среди мужчин и женщин одинаково высок. Самая мстительная атака на безопасность женщин — это миф о том, что женщины подвергают мужчин насилию так же часто, как мужчины подвергают насилию женщин. В 1980 и 1985 году Штраус, Джиллис и Штайнмец опубликовали в США несколько исследований о супружеских конфликтах, по результатам которых уровень насилия среди женщин и мужчин оказался практически одинаковым. В качестве доказательств были представлены результаты «Шкалы тактик, применяемых в  конфликтах», якобы первого психометрического инструмента, способного измерять физическое и психическое насилие между мужчиной и женщиной. Серьёзные, широко признанные учёные с твёрдой репутацией, такие как Эмерсон, Рассел Добаш и Эдвард Гондолф, как женщины, так и мужчины (чтобы не было обвинений в гендерных предрассудках) указали на псевдонаучность работ Штрауса, на то, что эти «находки» и выводы являются противоречивыми, несостоятельными и взятыми с потолка. Штраус представляет в своём исследовании шкалу вопросов, которые не различают между намерением и результатом реального действия. Он приравнивает женщину, оттолкнувшую мужа в целях самозащиты, к мужчине, скинувшему эту женщину с лестницы. Этикетирует как «осуществляющую насилие» мать, которая защищает дочь от сексуальных посягательств со стороны отца. Комбинирует такие категории как «бить» и «попытаться ударить», хотя между этими категориями есть существенная разница. Так как в своей работе он изучает материал только одно года сожительства, то он приравнивает пощёчину от женщины к пятнадцати годам домашнего насилия над ней со стороны мужчины. Даже Штайнмец говорит о том, что «Шкала тактик...» игнорирует разницу между пощёчиной, которая может болеть, и ударом кулаком, который приводит к увечью. Штраус интервьюировал только одного из членов супружеской пары. Другие исследования, в которых интервьюировали обоих членов пары, пришли к заключению, что рассказы о насилии в семье не совпадали. Также Штраус исключил из своего исследования эпизоды насилия, которые случились после развода или разрыва отношений; хотя на долю именно этих эпизодов приходится до 75.9% от общего числа агрессий, и в 93.3% случаев агрессором бывает мужчина, по данным Министерства Юстиции США. Исследование Штрауса основывалось на том, что ему рассказывали те, кто принимал в нём участие, игнорируя доказанный факт того, что мужчины, которые практикуют домашнее насилие, отрицают или минимизируют его в 50% случаев. Мужчины, которые систематически запугивают и терроризируют жён, вряд ли согласятся принять участие в подобного рода исследовании, а женщины, которых систематически избивают, скорее всего почувствуют панику при мысли о том, что муж узнает, что она отвечала на подобные вопросы. Наконец, «Шкалы тактик...» не включают сексуальную агрессию в исследуемые типы агрессивного поведения, хотя есть огромное количество женщин, которых мужья не только избивают, но и насилуют. Если статистику Штрауса исправить по вышеназванным параметрам, получится соотношение 16:1 агрессивного поведения среди мужчин и женщин. Согласно данным полиции и системы судопроизводства, от 90% до 95% агрессивных эпизодов в семьях приходится на насилие мужчины над женщиной. Штраус утверждает, что женщины чаще пишут заявление против своих мужей, поэтому его исследование может не быть «объективным». Но анализ Шварца доказал, что именно мужья, жёны которых применяют насилие, пишут заявления чаще, чем женщины, подвергающиеся насилию со стороны мужей. В любом случае, все опросы на тему криминальной виктимизации, которые осуществляются среди населения посредством случайной выборки, объективны и показывают сходные результаты в США, Канаде и Великобритании.

Как остановить насилие против мужчин

Конечно, мужчины, действительно подвергающиеся абьюзу со стороны своих жён (4%) достойны сочувствия, но более логично и разумно сфокусировать наше внимание и наши усилия на огромной проблеме мужского насилия против женщин (96% случаев домашнего насилия). Очевидно, что исследования о домашнем насилии дают разные результаты в зависимости от применяемого метода, и похоже, что псевдоучёные выбирают те методы, которые наиболее полно соответствуют их идеологии. Есть исследователи, которые обращают внимание только на конкретные эпизоды насилия, игнорируя их контекст, предыдущую историю, социальную, политическую и экономическую среду, и в особенности тот факт, что у мужчин обычно больше власти, чем у женщин, как в общественной, так и в частной сферах. Если исследование не учитывает эти факторы, то оно наносит ущерб науке, обществу и правам человека жертв домашнего насилия, маскируя проблему и пропагандируя патриархатную идеологию. Когда агрессоры — женщины. Хотя мужчина и женщина могут подраться между собой, женщина неизбежно получит больший физический ущерб. Кроме того, женщины, подвергающиеся насилию, больше страдают от эмоциональных и психологических травм, чем мужчины. Каковы же отличия мужского и женского абьюзов? Согласно заключениям Дейла Бегшоу и Донны Чан (Южноавстралийский Университет), опыт мужчин-жертв домашнего насилия отличается от опыта женщин, подвергающихся насилию в семье. Мужчины... Хотя есть доказательства того, что как мужчины, так и женщины могут вести себя агрессивно в отношениях, происхождение и последствия насилия против женщин и против мужчин совершенно различны:
  1. Насилие, осуществляемое мужчинами, гораздо более жестокое.
  2. Вероятность того, что женщина будет убита мужчиной, с которым она поддерживала или поддерживает интимные отношения, гораздо больше, чем убийство мужчины женщиной.
  3. Большинство убийств мужчин совершают другие мужчины, в общественных местах и практически всегда под предлогом алкогольного опьянения.
  4. Основные причины, по которым мужчины убивают женщин, — это разрыв отношений со стороны женщины или ревность мужчины. Однако, женщины, которые убивают партнёров, имеют в 70% случаев историю домашнего насилия со стороны этих мужчин. Половина убийств мужей жёнами происходят в ситуации, когда женщина вынуждена реагировать на конкретную угрозу агрессии со стороны мужчины.
  5. Психологическое насилие мужчины  над  женщиной представляет собой контроль, унижение и доминирование посредством запугивания, внушения страха.
  6. Психологическое насилие женщины  над  мужчиной представляет собой выражение фрустрации как реакции на зависимость, стресс или отказ занимать подчинённое положение в паре.
  7. Анализ данных об убийствах показывает, что женщины используют насилие во-первых, в качестве самозащиты, во- вторых, как ответ на годы брутальной виктимизации. Кроме того, для женщины вероятность получить увечья в шесть раз выше, чем для мужчины.
Когда женщины убивают. Программа штата Иллинойс «Проект Милосердие» посвящён деятельности по освобождению из тюрьмы женщин, которые убили или нанесли увечья своим партнёрам-абьюзерам. На своём сайте, кроме других данных, проект предоставляет сведения о женщинах, которые убили партнёров-абьюзеров, и анализирует различные возможные способы защиты этих женщин.

Данные о женщинах, которые убили абьюзеров

Теории о стратегии защиты женщин: смягчающие обстоятельства или оправдание

Анджела Браун (Browne) автор работы «Агрессия и убийство в семье: когда женщина, подвергающаяся насилию, убивает», объясняет, что не существует противоречия между выученной беспомощностью и тем фактом, что женщина, подвергающаяся насилию, может убить абьюзера. Дело в том, что женщина отказывается от защитных механизмов, характерных для Стокгольмского Синдрома, когда думает, что в следующем по нарастающей шкале эпизоде насилия выжить для неё будет невозможно, или что абьюзер убьёт детей. Несмотря на зависимость от абьюзера, иногда желание сохранить жизнь себе или детям становится сильнее, и женщина активно защищается. Выученная беспомощность не является уменьшением интеллектуальных способностей, ни каким-то видом сумасшествия; это средство выживания, когда сбежать из ситуации насилия невозможно. Существует миф о том, что многие женщины убивают своих абьюзеров, когда те спят. На самом деле, 70% убийств мужчин - абьюзеров женщинами происходит в ходе прямой конфронтации. Таким образом, это можно считать самозащитой со стороны женщин. Некоторым может показаться, что если женщина убивает абьюзера, когда тот спит, то в этом случае речь не может идти о самозащите с её стороны. Так ли это? - Согласно закону, женщина не может защищать себя с помощью какого-либо типа оружия или другого средства до тех пор, пока абьюзер не изобьёт её достаточно сильно, чтобы всем стало ясно, что существовала непосредственная угроза жизни женщины или угроза нанесения ей тяжких телесных повреждений. Но когда такой момент наступит, женщина будет совершенно не в состоянии себя защитить. Традиционные правила самозащиты были созданы мужчинами для мужчин, и предполагается, что враждующие стороны обладают сходными размерами тела и силой. Случай, когда женщина убивает абьюзера, когда тот спит, также должен считаться самозащитой, если женщина действует, руководствуясь искренним и рациональным убеждением в том, что он попытается убить её, когда проснётся, и предполагая, что у неё не хватит сил защитить себя. Едва заметные жесты, которые могут ничего не означать для постороннего, могут ясно дать понять женщине, подвергающейся насилию, что для неё риск велик и неминуем. Абьюзеры часто хватаются за предметы, которые могут не считаться оружием, способным привести к смерти (кастеты, ключи, книги, бутылки, горячая еда и т.д.), однако, в руках взрослого физически сильного человека могут представлять серьёзную угрозу, как это было доказано в ходе расследований, и как это можно заключить, просто следуя здравому смыслу.