Принудительная красота

Самое распространенное оправдание для всевозможных (часто болезненных или дорогостоящих) практик коррекции и приукрашивания тела — «хочу быть красивой для себя». Так говорят те, кого уже вконец застыдили за стремление быть вкусной и привлекательной для мужских особей. «Да для себя я! И ботокс мне врачи прописали!» Естественно, такие всплески наивности быстро испаряются под прицелом здравых сомнений и насмешек феминистской публики, и из кладовки вынимается более замысловатая длясебятина. Бесконечное исправление внешности обрастает, как днище у каравеллы, целой кучей правдоподобных обоснований. И все мы про них слышали. Это и польза от каблуков, и необходимость (!) выглядеть молодой, и гигиена (брови надо общипывать, а то там разведутся кишечные палки) и совсем уж дикие измышления вроде «женщина без парфюма...». И все — для себя. «Я крашусь, чтобы чувствовать себя уверенной». «Я ношу каблуки 12 см потому что они страшно удобны». «Я брею ноги, потому что люблю аккуратность». И так далее. Однако тут же возникает вопрос — почему красятся «для себя» строго определенным образом и только в районе лица? Почему никому не приходит в голову расписать свою задницу под гжель и наслаждаться фактом (для себя же)? Сбрить страшно негигиеничные волосы на голове и заполировать лысину антисептиком? Надеть повышенной удобности шпильки и прогуливаться из кухни до сортира? Определить, осуществляем ли мы то или иное действо для себя — очень легко, проще некуда. Это то что мы делаем дома в гордом одиночестве либо в компании ближайших, родных людей. Наш вид, наше поведение, наши привычки там, где на нас не смотрит общество — это и есть для себя. Это то, как мы одеваемся на даче с подружками (шорты-шлепанцы), как ведем себя дома в блаженном одиночестве и как выглядим, сидя перед компом и читая новости. Итак, вывели — мы наряжаемся и корректируем так называемые изъяны красоты в основном для общества. И на этом многие и успокаиваются — мол, не пойду же я на собеседование в наряде блудного грибника, мол, мы все живем в социуме, мол и к мужчинам тоже требования, все справедливо... И сразу же, следите за руками, происходит фокус-покус— ага, феминистки, вы, значит, предлагаете ходить на работу с грязными пятками, сволочи! С помощью таких передергиваний очень удобно свернуть всякий анализ, утвердиться в своей правильности и... повысить прибыли индустрии красоты. Но мы продолжим. Как узнать, что мы одеваемся-бреемся-красимся не потому, что того требует общество, а потому что того требует общество только от женщин (то есть требование — дискриминационное)? Как узнать, по своему ли желанию мы костыляем на каблуках и бреем эти зловещие подмышки, и действительно ли это наше искреннее желание? Для этого не нужны научные степени и оконченные академии. Сначала возьмем да и сравним среднего мужчину и среднюю женщину. От мужчин общество тоже требует (как некоторые уверяют) ого-го каких страданий: рожу брить и носки менять. То есть требуют выглядеть: а) аккуратно и б) соответственно месту и ситуации. От женщин требуется, помимо вышеуказанных пунктов: И все эти процедуры, как утверждается, мы, женщины, делаем исключительно добровольно, поддаваясь непреодолимому желанию (обмазаться горячим воском, например), а страсть к подобным деяниям у нас вшита прямо в ДНК. Искренность и действительную длясебяшность всех этих потуг тоже можно выявить без особых усилий. Во-первых, чисто статистически. Разве может быть, чтобы разные женщины, каждая со своими вкусами и потребностями (одна любит Кафку, другая артишоки) на 146% совпадали в желаниях по части внешности? Все в едином порыве, как конь при звуках боевой трубы, встали с утра и захотели красить ресницы и носить узкие туфли? Не может такого быть, потому что не может быть никогда. Во-вторых, проверить можно экспериментально. Взять и вообразить себя такой женщиной, которая не хочет. Притвориться нехотящей, потерпеть — чисто для статистики. И попробовать с полгодика походить с сединой, в [свободной и удобной] мужской одежде и обуви, без макияжа, украшений, духов, с косматыми ногами, без лифчиков, причесок, диет и жеманства. Или взять да и явиться в офис в мужском деловом костюме, стрижке и даже, согласно требованиям гигиены, с бритой физиономией. И посмотреть, можно ли в нашем обществе не только делать для себя, но и не делать для себя. Общество, я думаю, быстро покажет кузькину мать в какую сторону полагается хотеть. Так что вывод — чтобы быть уверенной, что вы что-то делаете исключительно для себя, нужно проверить, а можно ли этого не делать? Если неделание ненаказуемо — значит вы делаете это исключительно добровольно. Многие мужчины бреют эти пресловутые подмышки, что часто любят приводить в пример. Однако! Если мужчину застукают с торчащими из подмышек лохмами, то его фото не будут расходиться по соцсетям, над ним не будут глумиться на три тыщи коментов, его не будут стыдить родственники и друзья. Вот так-то. Следовательно, если неделание наказуемо — значит вас заставляют, значит, «для себя» — всего лишь иллюзия и самообман. И, хотя отказаться одним махом от всего, навязанного обществом трудно и чревато, полезно хотя бы знать и понимать механизмы этого навязывания. Дисклеймер. Для тех, кто решит что злые феминистки тут не просто вам рассказывают очевидные вещи, а вновь раскопали топор войны, рыщут по домам несознательных, рубят ноги вместе с каблуками, отнимают бритвы и откачивают силикон здоровенным насосом, — вы, как всегда совершенно правы.