О сестринстве

Это вполне объяснимо — когда тебя всю жизнь не признавали, не слышали, обесценивали и унижали — и ты попадаешь в место, где такое поведение под запретом — конечно, сразу захочется пасть на грудь сестрам и возрыдать от счастья. Многие говорят, что испытывали настоящую эйфорию, попав в доброжелательную среду. Нормальная реакция.

Однако.

Эйфория проходит и падают розовые очки. Для того, чтобы освободиться по-настоящему, нужно читать, размышлять, переоценивать буквально всю свою жизнь, работать над собой,  именно над собой, над САМОсознанием,. Некоторым после перенесенных травм и этого будет недостаточно, потребуются консультации психологов, терапия, что может занять месяцы и годы.

А это трудно.

Поэтому новенькие и начинающие иногда выбирают легкий путь. Они вооружаются лозунгом «Все люди сестры», и приходят с наивным ожиданием, что сестры — это не сестры, а мамки-няньки, заботливые и всепрощающие, которые возьмут на себя все трудности, будут защищать и опекать. Им кажется, что они пришли в новую семью, и эта семья только тем и озабочена что их благополучием.

Но это не так.

И неофитки получают шок и трепет. Семья рушится на глазах. Новеньким не спешат прощать грубости. Указывают на патриархальные замашки. Не кидаются разжевывать и класть в рот непонятное. Могут (о ужас) вынести предупреждение, раскритиковать инициативы, затеять спор. Все могут, короче.

Молодая феминистка начинает волноваться «А как же сестринство? Куда смотрит феминизм?»

Начинаются обиды.

Новенькая, но уже подкованная в понятиях, феминистка начинает восстанавливать справедливость, и буквально валится с ног, выявляя «метастазы патриархата» в феминистском движении.

Вот это навешивание ярлыков вызывает  чувство вины и заставляет оправдываться.

Но самое страшное не в том, что идея сестринства трещит по швам в глазах пострадавшей. А в том, что среди ближних находятся такие же неопытные, которые считают, что «жила-была феминистка, всем на свете задолжала». И они начинают тратить свои малые силы, думая, что в любое время суток обязаны прийти подруге на помощь, утешить, погладить по шерстке, объяснить, подсказать, прислать ссылки, помирить, защитить и т. п. И они выбиваются из сил, жертвуя собой и чувствуя себя виноватыми. И в конечном итоге становятся только слабее, выгорают и страдают.

А получающая помощь женщина при этом тоже не наращивает ресурс, не заряжается энергией, а просто глотает обезболивающее вместо того чтоб вынуть из головы топор.

Образуется замкнутый круг, взаимные обиды, и начинаются разброд и шатание вместо объединения.

Сестринство — это НЕ:

Несомненно, взаимопомощь и моральная поддержка — это важная сторона сестринства  крайне полезная. Но! Только на добровольных началах. Если у кого-то есть возможность, силы, желание помочь, прислать, подсказать — ура и супер. Но не по звонку-свистку-пинку с обидами и обвинениям. И о помощи можно и нужно просить — просить, но не требовать.

Сестринство — это:

Сестры — это женщины на равных, с общими трудностями жизни в  патриархальной системе и общими целями. Они не могут и не должны быть родителями друг другу, не обязаны жертвовать собой в пользу других сестер и не имеют права требовать этого для себя.

Вот об этом как раз и забывают некоторые неофитки, которые  приходят с протянутой рукой и умильным взором, вовсе не собираясь отдавать и делиться сами. А их подруги, которые чуть дольше работали над собой, подкопили немного жирка и едва приподнялись с колен, снова бросаются сдирать с себя три шкуры в пользу бедных. И те и другие делают это не по вредности и глупости: одни стараются компенсировать отнятый патриархатом ресурс, другие по привычке ресурс отдают. Надо это остановить.

В дополнение скажу еще вот что. Проблемы с пониманием сестринства среди некоторых радикальных феминисток — цветочки по сравнению с тем, что творят около-, мимо- и полуфеминистки, бродящие по окрестностям на каблуках. Они могут особенно доставить и достать.

Мало приятного, когда в наших журналах, в комментах или сообществах всплывают такие знакомые и бубнят, как им нагрубили, отказали, не подали, как их затравили и травмировали радикальные чудовища.

Будьте начеку. Они сосут нашу кровушку, задавая дурацкие вопросы, требуя обосновать и доказать, обижаясь на выражения или придираясь к неточностям.

На справедливый отпор такие любят причитать, что мы попираем дух сестринства, и обвинять в мизогинии.

Поэтому для укрепления духа и во избежание чувства вины стоит помнить, что послать охамевшую трололо женского пола — это никакая не мизогиния, а самозащита и сохранение энергии, на что у нас есть право.