Существует ли «пост-абортный синдром»?

Данные научных исследований

С начала 1980-х годов группы, протестующие против абортов, пытались задокументировать существование «пост-абортного синдрома», утверждая, что его проявления аналогичны пост-травматическому стрессовому расстройству (ПТСР), который впервые был открыт у некоторых ветеранов войн. В 1989 году Американская психологическая ассоциация (АПА) собрала совет психологов с большим опытом в данной области, чтобы они провели обзор научных данных. Совет сообщил, что те исследования, которые были спланированы наиболее тщательным, с научной точки зрения, образом, не обнаруживают никаких следов «пост-абортного синдрома», более того, такой синдром не признается ни с научной, ни с медицинской точки зрения (1). Совет пришел к выводу, что «исследования в различных выборках, использующие различные методы измерения реакции и различное время проведения оценки пришли к одному и тому же выводу. Наибольший уровень дистресса характерен для периода перед абортом. Тяжелые негативные реакции после аборта встречаются редко, и лучше всего их можно понять в контексте копинга с нормальным жизненным стрессом» (2). В то время как некоторые женщины могут испытывать чувства сожаления, грусти или вины после аборта, чаще всего женщины испытывают облегчение и счастье (3). В другом исследовании ученые провели опрос в национальной выборке из 5295 женщин, не все из которых делали аборты, но многие из них сделали аборт в период с 1979 по 1987 год, - время участия в исследовании. Ученые смогли получить данные об эмоциональном благополучии этих женщин до и после абортов. После восьмилетнего исследования они пришли к выводу, что эмоциональное благополучие женщины после аборта главным образом связано с ее эмоциональным состоянием до аборта. Женщины с высокой самооценкой до аборта с большой вероятностью сохраняли высокую самооценку и после аборта, независимо от того, сколько лет прошло после аборта (4). Психологические реакции на аборт также можно сравнить с психологическими последствиями альтернатив в случае нежелательной беременности (усыновление или родительство). Хотя до сих пор очень мало научных исследований психологических последствий усыновлений, исследователи спекулируют, что вероятно, что «психологические риски усыновления для женщин гораздо выше, чем в случае аборта, потому что они относятся к разным видам стресса. Стресс, связанный с абортом, является острым, обычно он разрешается после процедуры. В случае если ребенок отдан на усыновление, как и в случае с нежеланными родительскими обязанностями, стресс может стать хроническим для тех женщин, которые продолжают волноваться о судьбе своего ребенка» (5).

Что говорят эксперты

В комментариях журнала Американской медицинской ассоциации Нада Стотланд, бывший президент Ассоциации женщин-психиатров, утверждает:
«Значительные психиатрические осложнения после аборта редки, что задокументировано многочисленными проспективными исследования в США и странах Европы. Комплексные обзоры этой литературы, которые были недавно проведены, подтверждают это заключение. Вероятность диагностики психиатрических заболеваний и госпитализаций после аборта значительно ниже, чем после рождения ребенка… Значительные психиатрические заболевания после аборта, как правило, встречаются среди женщин, у которых были психиатрические заболевания до беременности, а также среди тех, кто сделал аборт в результате внешнего давления, и тех, кто делал аборт в травматичных обстоятельствах, например, оставлении партнером» (6).
Генри П. Дэвид, всемирно известный ученый в области исследований, сообщил следующее на международной конференции:
«Тяжелые психологические реакции после аборта не встречаются часто… Число таких случаев очень мало, и бывший главный врач США К. Эверетт Куп охарактеризовал их как «незначительные с точки зрения общественного здравоохранения»… Для подавляющего большинства женщин за абортом следует целый спектр эмоций, по большей части позитивных эмоций. Это верно для периода сразу после аборта и по прошествии какого-то времени… Позитивная картина сохраняется до восьми лет после аборта и маловероятно, что более негативные реакции последуют после» (7).
Руссо и Дабул сообщают о своем заключении после восьмилетнего исследования в журнале Professional Psychology:
«Хотя был проведен интенсивный анализ данных, в котором контролировались множественные переменные и включалось сравнение черных женщин по сравнению с белыми, католичек с не католичками, женщин, у которых были аборты, с другими женщинами, данные оставались неизменными: Опыт аборта играет незначительную, если вообще какую-либо, независимую роль в благополучии женщин с течением времени, независимо от расы или религии. Главным предикатором благополучия женщины после аборта, независимо от расы или религии, является благополучие до беременности… Наши данные соответствуют данным других исследований, в том числе исследования Национальной академии наук (1975), и этот вывод стоит повторить еще раз. Несмотря на организованные усилия, направленные на то, чтобы убедить общественность в существовании и распространенности травмы после аборта, нет никаких научных доказательств существования подобной травмы [курсив добавлен], даже если аборт происходит в стрессовом контексте нежелательной беременности». (8)

Последствия движения против выбора

Руссо и Дабул (8) указали на то, что они интервьюировали женщин с 1979 по 1987 год, когда усилия движения против выбора, направленные на стигматизацию абортов, еще не достигли значимого уровня. Сегодня группировки против выбора постоянно оскорбляют сотрудников клиник, запугивают пациенток клиник, используют графический язык, чтобы наказать женщин (например, «аборт – это убийство», «женщины - детоубийцы»). Кроме того последние несколько лет открыли новые стратегии движения против выбора, которое начало предлагать «консультирование» женщинам. Вместо того чтобы выявить корни психологического дистресса женщин и предоставить им непредвзятую психотерапию, такие консультанты пытаются направить ее злость на врача, сделавшего аборт, утверждая, что ее обманули, скрыв информацию о психологической травме после аборта. В результате политической предвзятости этих консультантов и их злоупотребления психологическими службами у женщин могут развиться чувства злости и предательства. Руссо и Дабул (8) пришли к выводу, что врачи должны признать разрушительные последствия социального остракизма для тех пациенток, которые делают аборт. Некоторые трудности после аборта связаны с отсутствием социальной поддержки, потому что от женщин ожидали, что они примут на себя бремя незапланированной и нежелательной беременности. Исследователи призывают всех врачей предоставлять достоверную информацию об абортах, поскольку многие женщины были введены в заблуждение ресурсами противников абортов, и это усиливает их беспокойство, если они выбирают аборт. Более того, женщинам, у которых есть беспокойства после аборта, нужно рекомендовать обращение к профессиональному психологу или специальной группе поддержки, которую супервизирует специалист в области психического здоровья, вместо тех, которые спонсируют организации движения против выбора.

Эмоции женщин после аборта

Самый надежный индикатор чувств женщины после аборта – это ее эмоциональная стабильность до аборта. Решение об аборте является очень важным. Процесс принятия решения может быть связан со стрессом, даже если результат является позитивным. Хотя наиболее распространенная эмоция после аборта – это облегчение, также встречаются чувства потери или грусти. Некоторые женщины испытывают трудности после аборта из-за: Некоторые женщины испытывают горе, даже если они знают, что сделали правильный выбор. Не существует правильного или неправильного способа горевать. Чувства являются реальными, и нужно позволить себе иметь их. Группы, выступающие против абортов, утверждают, что существует расстройство под названием «пост-абортный стрессовый синдром», который, по их словам, напоминает пост-травматическое стрессовое расстройство. Однако этот синдром не является реальным психологическим расстройством, и он не признается Американской психологической ассоциацией.