«Сделать так, чтобы не ушла»

Некоторые из читавших про похождения перверзных персонажей указали мне на то, что в комментариях высказываются в основном женщины, и на то, что этот факт означает, во-первых, что я сама обижена жизнью в плане «неимения мужика» (популярный психоанализ в действии), и во-вторых, что написанное мной — глупость (на которую как раз женщины и слетелись потрындеть, что и понятно). Не может, мол, такого быть, чтобы столько людей были в отношениях с перверзными. Перверзные действительно не ходят табунами по улицам и не партизанят в каждой кухне. И тем не менее, очень многие ЖЕНЩИНЫ идентифицируются с жертвами перверзной агрессии. Этот пост в первую очередь для них. Есть такая «вещь» — привилегия. И есть устойчивая ментальная структура, которую К. Хорни когда-то назвала «системой невротических требований», и которую я называю «системой требований привилегий». Вот она (нисколько не изменившаяся за последние почти сто лет с того момента, когда о ней впервые написали): Понаблюдайте за человеком, делающим другим гадости: вы всегда найдете в основе его поведения весь комплект. Теперь проблема: что произойдет, если часть граждан (конкретно, 50% от наличествующего контингента) будет социализирована (=воспитана) как субъекты в этой системе требований привилегий? Эти граждане будут убеждены, что эти привилегии принадлежат им по праву рождения и неотъемлемы. Что произойдет вслед за этим? Требования привилегий будут автоматически предъявлены другой половине граждан.
Все эти требования объединены одной характеристикой — они не могут быть осуществлены без того, чтобы те, к кому они предъявляются, не находились бы в подчиненном положении по отношению к тем, кто их предъявляет.
Значит, будут осуществляться маневры по подчинению и контролю. Эти маневры могут быть видимыми и ненормативными (открытые проявления гендерного насилия), а также невидимыми (психологический контроль). В обычной гетеросексуальной паре этот психологический контроль осуществляется мужчиной в отношении женщины (кстати, женщины могут сколько угодно воображать себе, что они «вертят» партнером, но это не так), без того, чтобы мужчина был непременно перверзным. Наглядно это можно представить в виде континуума принуждения:
Эгалитарные мужчины →→→ Микро-мачисты →→→ Мачисты и сексисты →→→Психические/физические/сексуальные агрессоры →→→ Совершающие фемицид
Это улица с односторонним движением и неодинаковыми пробегами между различными стадиями. Большинство женщин, которые идентифицируются с жертвами перверзных агрессий, находятся в отношениях с мужчинами, применяющими в своих повседневных взаимодействиях с партнершами субтильные и практически невидимые техники психического принуждения, находящиеся «почти за границами очевидного», и имеющие целью навязать собственные интересы, точки зрения и представления. Для женщин эти техники практически всегда остаются за гранью их собственного восприятия, а результаты этого постоянного и невидимого принуждения обычно выражаются в низкой самооценке, хронической неуверенности в себе, нервных срывах, депрессивных эпизодах, апатии и потери интереса к самой себе и к жизни, чувстве безысходности. Разные исследователи по-разному называют эти техники психического принуждения: мини-тирания, интимный терроризм, «мягкое» насилие, насилие «низкой интенсивности», уловки принуждения, невидимый мачизм, благоволящий сексизм. Цель возни глобальна:
  1. занять привилегированное положение в отношениях
  2. сделать это незаметно и перенести конфликт в психику женщины с тем, чтобы избежать открытого столкновения 3) застраховаться от «наказания» в виде отказа женщины от продолжения отношений — «сделать так, чтобы не ушла».
Луис Бонино называет такую комплексную возню «микромачизмами» (мМ) и определяет их, как:
Перманентные низкоинтенсивные практики принуждения через психический контроль, осуществляемые в отношении женщин. Латентная форма абьюза c целью навязать точки зрения и мнения в отношении повседневной жизни, которые позволили бы мужчинам делать так, как захочется, и не позволили бы поступать так женщинам (моральная дихотомия «мужчина имеет право/женщина должна»). Микромачизмы — это манипулятивные приемы, которые составляют нормализованное в современном обществе поведение мужчин в отношении женщин. Это социально принятое и нормализованное поведение представляет собой требование привилегий, удобств и прав за счет упразднения личностной, ментальной и поведенческой автономии женщин.
И это — реальная ситуация абсолютного большинства устойчивых гетеросексуальных пар с детьми. И именно женщины, состоящие в таких браках/отношениях, являются большинством в кабинетах терапевтов. Микромачизмы разделяют на четыре категории: Все мМ — это практика двойных стандартов: «то, что можно мне, нельзя тебе». Знать, что они из себя представляют и как действуют, может изменить очень многое. Итак, расклад.

Утилитарные мМ. Самые распространенные и наименее видимые

Характеризуются тем, что с их помощью женское присутствие приносит материальную пользу (утилизируется), и тем, что осуществляются эти мМ не активно, а пассивно: важно, не то, что делается, а то, что не делается. С помощью этих мМ на женщин возлагается обязанность по выполнению всего спектра репродуктивного труда, начиная от уборки и кончая поддержанием социальных связей с родственниками и знакомыми. При этом сами женщины полностью уверены, что они тем самым самореализуются, — так возникает положение, когда подчиненный сам выбирает именно такое поведение, которое ожидается от него доминантной стороной. За счет чего это достигается? ВАЖНО: всё вышеизложенное проделывается женщиной «самостоятельно», «по собственному желанию».
Абьюз состоит в том, что за «самостоятельные» решения женщины выдаются ОЖИДАНИЯ и СКРЫТЫЕ ТРЕБОВАНИЯ со стороны партнера.
И это вполне признается мужчинами в рамках терапевтических групп: по их мнению, существует уравнение «можешь забеременеть» = «можешь гладить, следить за детьми и заботиться о моих родителях». Когда на терапии кто-то выступает с этой теорией, присутствующие не только соглашаются с ней, но и поддерживают высказавшего ее. Если терапевт спрашивает, не кроется ли за этим некое желание «наказать» женщину, обычная реакция — молчание, переглядывание друг с другом и смех. Когда терапевт спрашивает, не отдают ли себе отчет в том, что неравноправное распределение «физических и психических усилий» по организации и поддержания приемлемого функционирования быта приводит к улучшению качества жизни мужчин и к увеличению их свободного времени за счет того, что снижается качество жизни и здоровья женщин, обычно отвечают, что да, они об этом знают, поэтому и пришли на терапию, — жена пригрозила разводом и это «не гуд». Самый «интересный» (и неприятный) момент в терапии — это то, что мужчины часто приходят на нее с целью заполучить некую формулу, которая поможет им эффективнее «заставлять ее делать то, что она не хочет». Это именно те приемы, которые представляют собой «скрытые» микромачизмы и используются с целью подавления на подсознательном уровне собственных желаний женщины и замещение их желаниями мужчины.

Скрытые микромачизмы — наиболее манипулятивные и напоминающие перверзные тактики

Это уже не просто использование женщины для личного материального благополучия, это уже эмоциональные удары различной интенсивности, направленные на обусловливание ее психического функционирования: ВАЖНО: скрытые мМ никогда не признаются. На терапии обычно озвучивается подозрение или обвинение терапевта в том, что он нарочно «защищает» женщину с целью внушить мужчине чувство вины и с его помощью манипулировать им (это я называю «спалиться»). Это еще одно сходство с перверзными методами психического контроля: переложить ответственность за абьюз на жертву, заставить ее извиняться и «работать над собой». Это также самые эффективные мМ, с их помощью можно бесконечно долго поддерживать выгодную для себя позицию внутри отношений. В какой-то момент после установления асимметричных отношений женщина начинает чувствовать себя истощенной (я называю это «издержки самореализации» — меня очень раздражают разговоры о том, что женщина реализует себя «в отношениях») и предпринимает попытки «что-то изменить». Мужчина реагирует острым чувством страха потерять контроль, стать импотентом, быть униженным или брошенным (стандартный набор) — тогда возникает необходимость в кризисных микромачизмах, которые не только способствовали бы сохранению статуса-кво неравноправных отношений, но и разубедили бы женщину в дальнейшем предпринимать попытки что-либо изменить.

Кризисные мМ — это широкое применение пассивно-агрессивной тактики:

ВАЖНО: обычно кризисные мМ анонсируют начало конца отношений. Неважно, сколько они продлятся затем во времени: те, кто решают применить методы пассивной агрессии в отношении партнера, открыто делают ставку на его психическое и физическое истощение. Это предполагает отсутствие положительных чувств, эмоциональной близости и той самой «любви», которой обычно всё оправдывается и покрывается. В этой стадии мужчины еще приходят на терапию в попытке «сделать так, чтобы она не ушла», но без особой заинтересованности. Гораздо удобнее и дешевле начать искать запасной аэродром. Вообще, пассивно-агрессивное поведение отличается особым, «утонченным» цинизмом. Человек все более отчетливо формулирует для себя мачистскую идеологию и всё менее заинтересован менять собственные установки на активное требование привилегий. Переход к принудительным микромачизмам часто становится и переходом из дискомфортных отношений к гендерному насилию (со всем его спектром).

Принудительные микромачизмы — это уже открытые попытки контролировать поведение женщины, лишить ее личного времени, ограничить ее возможности принимать решения

Эти мМ уже мало чем отличаются от прямой агрессии: Хотя по отдельности микромачизмы могут показаться банальными и незначительными, «глупостями» или «странностями» поведения, их настоящее значение — в постоянном и комбинированном применении, которое создает токсический климат в отношениях, проживаемый женщиной как «несение бремени, тяжести», как постоянные разочарования, огорчения и чувство бессилия. Постепенно это приводит женщину к различной тяжести эмоциональной дестабилизации, даже если практика микромачизмов не эволюционирует в практику открытого гендерного насилия. Женщина теряет личностную автономию и во многом становится неспособной к принятию самостоятельных решений (слишком много приходится согласовывать и слишком многое иметь в виду).
Конечный результат: женщина находится в распоряжении мужчины и никогда наоборот.
И в этом смысле ситуация мало отличается от ситуации перверзной агрессии — поэтому так много женщин идентифицируются с жертвами перверзных. Тот самый статус-кво, на сохранение которого направлены усилия мужчины во многом напоминает ситуацию контроля и использования в случае перверзного абьюза: Когда женщина попадает на терапию, наблюдается стандартная симптоматика «излишков самореализации»: Главная задача терапии для женщин — анализ микромачизмов и методов их применения. Когда женщина понимает, что имеет дело с манипуляциями, существенно повышается ее способность распознавать ситуации латентного абьюза в отношениях и противостоять им. Женщина перестает чувствовать себя виноватой и возвращает себе способность самостоятельно думать и действовать. Снимается чувство ложного всемогущества и тенденция воображать себе, что существуют какие-то «рецепты счастья» или «мудрые уловки», способные «забронировать» отношения. Парадокс ситуации в том, что неравноправные, асимметричные отношения изначально обречены на провал: если женщина откажется от подчинения, она рискует тем, что мужчина уйдет к «более покладистой», если она примет подчинение, она может быть практически уверена в том, что мужчина уйдет к «более интересной». Сохранить отношения и избежать абьюза может лишь открытый диалог с партнером и его готовность к пересмотру своих «требований привилегий». В этом смысле есть один очень простой трюк, который я предлагаю мужчинам — представить себе какую-нибудь значимую ситуацию и спросить себя: «То, что можно мне, можно ей?» Если ответ будет отрицательным, то вы навязываете своей партнерше неравноправные отношения. А если к этому вопросу прибавить: «Почему нет?» и «Как я буду отстаивать свое „право“ в этой ситуации?» — то вы сможете отследить, какие именно микромачизмы вы обычно применяете и с какой целью. Признать за собой тенденцию к манипулятивной деятельности, тем более латентной и перманентной, представляет собой для мужчин настоящий вызов, и это очень хорошо известно из опыта терапии. Но это может быть альтернативой жизни в самообмане.