22.08.2013

Роль порнографии в сексуальном насилии (1981)

андреа дворкин
Разве можно назвать «ханжеским», «репрессивным», «цензурным» и «фашистким» требование, чтобы в «права человека» входили права женщин, или утверждение, что женщины, которых насилуют, избивают или принуждают к проституции, ущемляются в фундаментальных человеческих правах?

Год ушел на то, чтобы эта статья была опубликована в выхолощенной форме в Лонг-Айленде, Нью-Йорк, в ежедневнике «Ньюсдей». Спустя почти четыре месяца «Лос-Анджелес Таймс» опубликовали эту версию, более близкую к тому, что я написала. Первоначальная рукопись утеряна, поэтому эта версия самая полная из существующих. В Огайо «Сестры Справедливости» молниеносными атаками разрушают книжные магазины для взрослых. В Миннесоте несколько сотен женщин разгромили магазин для взрослых и уничтожили его запасы. В Калифорнии в десятках супермаркетов кто-то месяц за месяцем измазывает «Хастлер» китайской тушью. В Канаде феминисток сажают в тюрьму за бросание бомбы в торговую точку, торговавшую видеокассетами с порнографией. В Массачусетсе женщина прострелила окно закрытого книжного магазина, где продавалась порнография. Образцом ненасильственного гражданского неповиновения стало Национальное Бешенство против Пентхауза, организованное блестящими активистками, Никки Крафт и Мелиссой Фарли. Женщины врывались в книжные магазины, особенно в магазин Б.Дальтона, крупнейшего распространителя «Пентхауза» в Соединенных Штатах, и рвали экземпляры журнала, пока их не арестовывали. Также они рвали «Плейбой» и «Хастлер», когда находили их там. Свои действия они рассматривали как законное выражение своих политических взглядов. Их арестовывали в Де-Мойне, Дюбюке, Айова-Сити, Сидар-Рапидс, Сидар-Фоллз и Коралвилле в Айове; в Санта-Крузе, Дэвисе и Сан-Хосе в Калифорнии; в Мэдисоне и Белойте в Висконсине; в Миннеаполисе в Миннесоте; в Сейнт-Джозефе в Миссури; в Провинстауне в Массачусетсе; в Дареме в Северной Каролине; в Рок-Айленде и Чикаго в Иллинойсе. Одна из листовок гласила: «Продолжение акций неминуемо. Нас не перевоспитают в тюрьме.»

В феврале прошлого года три женщины, Линда Хенд, Джейн Квини и Шелл Уилдвомун, вошли в магазин в Хартфорде, штат Коннектикут, и облили человеческой кровью книги и фильмы, в которых изображалось сексуальное злоупотребление женщинами и детьми, а также подборку дилдо с металлическими запонками и кнутов.

Магазин, именующий себя «Голые факты», официально торгует женским бельем. В «комнате фантазий» в задней части магазина и разложены указанные товары. Несколько раз в году, по праздникам, в комнате фантазий проходит день открытых дверей. Пока мужчины пьют шампанское, предоставленное им администрацией магазина, женщины-модели выходят на сцену и позируют среди этой сексуальной атрибутики в белье, которое мужская аудитория выбирает из ассортимента магазина.

Хенд, Квини и Уилдвомун пикетировали это мероприятие еще на Рождество. На День Святого Валентина они попытались остановить вечеринку, разлив кровь. Они были обвинены в хулиганстве — преступлении, влекущем до пяти лет лишения свободы и до 5000 долларов штрафа, и в незаконном вторжении — правонарушении, влекущем до года лишения свободы.

Обвиняемые вели свою защиту самостоятельно. Они заявили, что действовали в целях предотвращения большего преступления — сексуального злоупотребления женщинами и детьми; что предметы, представленные в иске как вещественные доказательства, материально обеспечивали насилие над женщинами и детьми и что общество имеет большую обязанность защищать жизнь женщин, нежели дилдо. В лучших традициях гражданского неповиновения они поставили права людей выше прав собственности. Это был первый раз, когда защита перед судом закона выдвигала пользу женщин как довод против порнографии. Все трое были оправданы.

Я свидетельствовала на защите как эксперт по порнографии. Первый раз я под присягой отвечала на вопрос, является ли, по моему мнению, порнография причиной насилия над женщинами.

Я терпеть не могу такую постановку вопроса, поскольку порнография есть насилие над женщинами — женщинами, которых используют в порнографии. Не просто имеется точная симметрия, в ценностях и моделях поведения, между порнографией и практиками принуждения к сексу и избиения, но сами понятия о женщине и о сексе мужчины в гендерно-поляризованном обществе усваивают из порнографии. До мужчин доводится посыл, что женщины получают наслаждение от жестокого обращения. Все более многочисленные исследования показывают, что секс и насилие — и представление, что женщины получают удовольствие от жестокого обращения, которое лежит в основе порнографии, — дают мужчинам уроки не только того, что им желать, но и того, как им этого добиться.

Помимо эмпирических исследований, имеются еще показания очевидцев: женщин, которые, пусть и в безопасной обстановке феминистких кругов, но выступают и свидетельствуют о роли, которую порнография играла в их собственном опыте сексуального злоупотребления. Одна 19-летняя женщина показала на Хартфордском процессе, что ее отец постоянно пользовался порнографическими материалами, когда насиловал и мучил ее на протяжении многих лет. Она также рассказала о целой сети друзей ее отца, среди которых были врачи и юристы, которые сексуально злоупотребляли ею и другими детьми. Один из врачей специально занимался лечением детей, чтобы избегнуть опасности быть разоблаченным.

Истории, подобные этой, не являются чем-то из ряда вон выходящим и сенсационным; в феминисткой литературе они появляются все чаще и чаще. Отринуть их означало бы отринуть жизни жертв.

Изумительно нежелание, особенно среди либералов, поверить, что порнография имеет реальное отношение к сексуальному насилию. Либералы всегда верили в ценность и значимость образования. Но когда речь заходит о порнографии, нам предлагают поверить, что ничто из порнографии, будь то в письменной или визуальной форме, не имеет образовательного эффекта ни для кого. Осознание, что порнография должна же учить чему-то, не влечет за собой каких-то неизбежных следствий: само по себе оно не является аргументом в пользу цензуры. Но оно, однако, требует, чтобы мы уделили некоторое внимание качеству жизни и содержанию порнографии.

И в особенности оно требует, чтобы, когда сексуальное насилие над женщинами является эпидемией, были заданы серьезные вопросы о функции и о значении материалов, которые защищают такое насилие и приравнивают его к удовольствию.

Разве можно назвать «ханжеским», «репрессивным», «цензурным» и «фашистким» требование, чтобы в «права человека» входили права женщин, или утверждение, что женщины, которых насилуют, избивают или принуждают к проституции, ущемляются в фундаментальных человеческих правах? Не являются ли защитники свободы в действительности озабоченными лишь свободой для насильников?

Мы в Соединенных Штатах очень гордимся своей свободой, но женщины в Соединенных Штатах потерпели поражение, мы не добились успеха даже в том, чтобы контролировать сексуальный доступ к нашему собственному телу. Такова система власти, в которой изнасилование в браке рассматривается как преступление только в трех штатах (Нью-Джерси, Небраске и Орегоне [на 1981-й год]). Это та же система власти, которая извиняет порнографию, воспевающую изнасилование, групповое изнасилование, рабство, порку и принудительный секс во всех его формах. В этой же самой системе власти находится около 38 миллионов избиваемых жен. Куда, в конце концов, деваются те пьяные мужчины после вечеринки в комнате фантазий в порно-магазине? Они идут домой к женам и детям.

Женщины, которые разлили человеческую кровь на материалы в том магазине в Хартфорде, имели смелость взглянуть на настоящие «голые факты»: порнография есть опасная и эффективная пропаганда, возбуждающая к насилию против легких мишеней — женщин и детей.

«Роль порнографии в сексуальном насилии» впервые опубликована в сокращенной форме под названием «Действительная непристойность порнографии: она вызывает насилие» в «Ньюсдей», том 42, номер 151, 3 февраля 1981 года; затем опубликована в полном виде под настоящим названием в «Лос-Анджелес Таймс», 26 мая 1981 года.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать + 11 =