12.07.2013

Когда сталкиваются миры: фандом и мужская привилегированность

равноправие по-мужски
Настоящее гендерное равенство на самом деле воспринимается как неравенство. Ситуация, в которой мужчины и женщины идеально равны, воспринимается как дискриминация в пользу женщин.

И если вы мне не верите, вы никогда не были на месте замужней женщины, которая оставила себе девичью фамилию. У меня были студенты, которые считали, что это доказывает мой «сексизм».

Мой собственный брат сказал мне, что никогда бы не женился на женщине, оставившей девичью фамилию, потому что «все бы знали, кто управляет этими отношениями». Идеальное равенство — мой муж сохраняет свою фамилию, а я свою — считается заявлением о превосходстве с моей стороны.

Также существует исследование, в котором женщинам и мужчинам давали вести дискуссию, и когда женщины говорили около 30% времени, мужчины воспринимали их как доминирующих в дискуссии. Они не считали дискуссию «равноправной», пока участие женщин в беседе не сократилось до 5-10%.

Вуаля. Замечательный пример того, почему борьба за равноправие выглядит явным преувеличением в глазах угнетателей.

Мужская привилегированность может быть более очевидна в других культурах, но и в так называемой западной культуре она по-прежнему повсеместна. Фактически, она настолько повсеместна, что стала невидимой. Она настолько распространена, что кажется нормальной, и настолько нормализована, что видимым становится только ее отсутствие. Подавляющее большинство учреждений, мест и субкультур ставит на первое место мужские интересы, но поскольку человек в нашей культуре — по умолчанию мужского пола, эти интересы очень часто считаются внегендерными. В результате мы по настоящему замечаем лишь те случаи, когда на первое место ставятся интересы женщин.

Второй результат невидимости мужских привилегий — это восприятие отсутствия мужской привилегированности как активного угнетения мужчин, атаки на мужчин или дискриминации в пользу женщин. Мало того, что уже само существование чего-то, направленного на женщин и их интересы воспринимается как угнетение мужчин; простое отсутствие обслуживания мужских интересов уже считается угнетением. Абсолютно искренне считается, между прочим.

Недостаточно, видите ли, не исключать мужчин. Нас обязывают активно вовлекать их в нашу деятельность. Я не уверена, какая идея здесь коварнее: что мы должны считать вовлечение мужчин в фандом не только желательным, но и в некотором роде обязательным, или что это наша, женская, обязанность вовлечь их в фандом. Что именно мы, другими словами, должны действовать. Что даже несмотря на то, что мы обустроили эти пространства для себя (никто не создавал эти списки и конвенты и архивы и сообщества для нас, дорогие), мы должны пойти еще дальше чтобы привлечь туда мужчин. И если вы хотите возразить, что какая-то пара парней ни в коем случае не доказывает наличие мужских привилегий в фандоме, вы можете поговорить с созательницами фанатских видео, которым говорили, что создание фанатских видео не может быть искусством, потому что им не занимаются мужчины. Оно может быть только «хобби».

Знаете ли, это не должно быть проблемой. Мое признание, что я пишу в основном для женщин, не должно рассматриваться, как «антимужское». И мы не должны быть вынуждены воевать за пространства, которые, повторяю еще раз, мы обустроили для себя. И мы на самом деле вовсе не обязаны извиняться за то, что создали эти места для своих интересов и отражающими наши интересы. Серьезно, можно уже остановиться? Это не угнетение. Это не атака на мужчин. Это просто отсутствие мужских привилегий. И знаете что — это неплохая вещь.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × два =