03.01.2014

Наталья Ходырева: «Гламурный имидж проституции вводит в заблуждение»

гламурный имидж проституции вводит в заблуждение
Интервью с Натальей Ходыревой, кандидатом психологических наук, директором ИНГО «Кризисный центр для женщин» (Санкт-Петербург)

Насколько распространена торговля женщинами в России?

По нашей статистике, больше всего российских женщин пострадало от трэффика в период с 1997 по 2003 гг. Это был пик обогащения трэффикеров за счет вывоза женщин за рубеж под видом обычной или около проституционной работы (консумация, стриптиз, и. т. д.). Затем произошло снижение случаев в силу того, что Европа и Израиль предприняли адекватные меры по борьбе с трэффиком. Потом мы стали все больше встречаться с клиентками, которых рекрутировали в Петербург из других городов России и стран СНГ. Лет 5 назад в борделях Москвы и Петербурга появились африканские женщины.

Если говорить о так называемом внутреннем трэффике, то он является показателем нищеты регионов и новых независимых государств. В двух богатых городах Москве и Петербурге на улицах продают себя 130 тыс. и 20 тыс. женщин соответственно. Это не считая борделей, где в основном и находятся приезжие женщины, которых рекрутировали работать в обычные профессии или обещали «прекрасные условия» в проституции.

Как обычно действуют современные торговцы людьми? Как женщины становятся их жертвами?

Торговцы хотят «помочь» женщинам решить их материальные проблемы под разными соусами — чаще всего помочь найти работу (обычную) за границей, найти иностранного жениха или предлагают устроиться в проституции, но, не информируя о реальных условиях. Например, обманывают, что если девушкам не понравиться, то они смогут сразу уехать. «Работа не напряженная, 2-5 клиентов в день, все богатые и солидные, если кто-то не понравится, можешь от него отказаться». И естественно, называют суммы, которые «как раз и подходят» для решения финансовых проблем девушек. При этом умалчивают, что из этих сумм будут удержаны все расходы на их рекрутинг, перевоз, суммы на проживание, одежду, лечение, контрацептивы и приплюсованный доход для трэффикеров. Собственно, эта сумма и составляет ту невероятную сумму «долга», который предъявлялся девушке по прибытии в страну достижения и который она должна будет «отработать» в проституции своему владельцу.

Если девушки не догадываются о том, что им придется заниматься проституцией, или никогда не занимались проституцией в России (среди пострадавших таких 75%), то трэффикеры им помогали оформить паспорт, купить билеты и отправляли в туристическую поездку к своим «знакомым» (второе звено в трэффикерской цепи).

Некоторые женщины, безусловно, сомневались, подозревали, но на них оказывалось давление. Например, использовался розыгрыш с нехваткой времени для принятия решений («Собирай вещи, мы уже тебе купили билеты на автобус, это последний твой шанс выехать») или бралась предоплата за поиски работы, оказание консультационных услуг по трудоустройству за границей (фальшивому, конечно). Это предоплата не возвращалась, если девушка отказывается ехать. Использовался прием «успешной истории», когда другие девушки, рассказывали, как они удачно съездили и много заработали. Эти девушки были в доле с рекрутерами, получая за рекрутинг своих знакомых и даже родственниц.

Как правило, чем больше у женщин было экономических проблем, тем они были вынуждены больше рисковать, несмотря на все сомнения.

Насколько распространено принуждение к проституции как таковое? Каково его соотношение к добровольной проституции?

Понятие «добровольной» проституции появилось только в начале 80-х гг. с отходом либеральных государств от своих социальных функций. До этого все международные конвенции считали проституцию и торговлю женщинами эксплуатацией — без различия с согласием или без.

Разделение «добровольной и принудительной» проституции основано на ограниченном понимании насилия и принуждения, как исключительно физического насилия, угроз или обмана как в процессе рекрутинга, так и в процессе занятий проституцией. Поэтому считается, что если женщину не избивали, не насиловали и не угрожали подобное с ней сделать, то она «добровольно» «выбрала» проституцию. При этом обстоятельства вовлечения в проституцию не замечаются и остаются без внимания.

Мы, как и многие наши зарубежные коллеги считаем, что любая женщина, которая занимается проституцией, была в свое время вовлечена в нее тем или иным способом. Проституции должен предшествовать ряд определенных негативных обстоятельств и, прежде всего, экономическое принуждение, которое в либеральной экономике предпочитают не замечать. Миллионы бедных женщин, детей и мужчин в мире вынуждены заниматься проституцией по экономическим причинам. В отличие от десятка известных писательниц и бывших проституток (в основном из США), которые рассказывают, как им нравится эта работа, раскрывающая их сексуальность и идентичность. Эта ничтожная группа не должна влиять на политику в отношении проституции. Даже если женщина окончила МГИМО, а потом выбрала для своего удовольствия занятия проституцией, это не должно нас убеждать в том, что женщины без оного образования тоже хотят быть проститутками. Мы не должны игнорировать то, что большинство матерей не хочет, чтобы их дочери были в проституции.

Перед тем как женщина первый раз решается заняться проституцией, она чаще всего пытается найти работу, чтобы обеспечить себя и ребенка; помочь родителям, выплатить кредит; оплатить учебу. В России часто причиной проституции является зависимость от наркотиков и алкоголя. Страх ломок, насилие, безнадежность, унижение, желание услужить своему партнеру и страх его потерять, если она не достанет денег на наркотики, все это толкает женщин выйти на улицу.

Гламурный имидж проституции, который продвигается в порнографии и желтой прессе, тоже может ввести в заблуждение. Любопытство, желание повысить самооценку и приобщиться к богатой жизни, выбраться из беспросветной провинциальной жизни при помощи богатого мужчины, который-конечно-потом-на—ней-женится как в голливудском фильме — еще одно из известных обстоятельств вовлечения.

Достаточно быть бедной, отвергаемой, и жить там, где нет достоверной информации и социальной поддержки. Наоборот, вокруг столько призывов в проституцию — устных и письменных, виртуальных и реальных. Откройте любую газету объявлений!

Поэтому такой «добровольной» проституции становится все больше там, где женщины не ценятся как работники, где женская молодежь со средним образованием (а среди проституток таких 95%) плохо интегрирована в современную экономику.

Сутенеры разного формата всячески продвигают спрос на проституцию как развлечение и отдых для мужчин. Из-за этого спрос на проституцию повышается, что в свою очередь увеличивает объем торговли женщин и детей из более бедных регионов и стран. Проституция цветет там, где она легализована или к ней существует толерантное отношение (как в России), поэтому сутенеры у нас чувствуют себя безнаказанно.

Нормирование проституции как нормальной работы проникло практически во все сферы (даже научную среду), все это подталкивает девушек из бедных слоев попробовать улучшить свою жизнь через проституцию.

Если женщина не пострадала от торговли людьми, но занимается проституцией, нужна ли ей помощь? Ведь она занимается этим добровольно?

Необходимо понимать, что проституция всегда опасна и повреждает женщин, даже если женщины держатся за мысль о добровольности своих занятий. Поэтому психологическая помощь особенно нужна при выходе и после выхода из проституции. Занимаясь проституцией, женщины применяют тактики совладания с постоянным насилием и унижением, используют метод диссоциации от своих телесных ощущений, пытаясь сохранить свое достоинство.

Употребляя алкоголь и наркотики, женщины пытаются отключиться от негативных переживаний и физических ощущений, подбодрить себя, забыться, постоянно выглядеть возбужденной для привлечения клиентов. Поэтому внизу иерархии проституток концентрируется так много наркозависимых и больных алкоголизмом. Большинство из них сообщают, что прекратили бы заниматься проституцией, если бы освободились от наркозависимости.

Некоторые мои коллеги в Израиле считают, что занятия проституцией сродни другим аддикциям, поэтому образование и альтернативное трудоустройство не очень эффективно без комплексной помощи, которая состоит из постоянной и длительной психологической поддержки и эффективного лечения от наркомании и алкоголизма.

Проституция настолько обкрадывает женщин в области других возможностей и навыков, что им трудно освоить новое для себя дело или занятие. Более тонкие психологические проблемы связаны с сексуальной неудовлетворенностью, с невозможностью построить удовлетворительные отношения с партнерами, так как прежние контакты с ними были связаны исключительно с материальным обменом.

Проституция оставляет женщин эмоционально истощенными, она лишает их собственной сексуальности. Я намеренно ничего не говорю здесь о проблемах, связанных с риском ЗППП и ВИЧ, гепатитами, абортами, физическими травмами, изнасилованиями со стороны клиентов и убийствами.

Те, кто уже вышел из проституции, чаще называют ее сплошным насилием, поэтому психологическая помощь может быть модификацией терапии при изнасилованиях, хроническом насилии и пытках.

Правда ли, что многие женщины, которые занимаются проституцией, пострадали от насилия в детстве?

Не всегда, хотя если проводить глубинные исследования, мы можем это обнаружить у большинства. Чем более женщины нам доверяли, тем больше они признавались в перенесенном насилии. Большинство наших пострадавших от торговли и проституции имели необработанный травматический опыт до попадания в эту сферу. Это было насилие в школе, домашнее и сексуальное насилие в зрелом возрасте. Другая часть находилась в стрессе, вызванном экономической нуждой, дискриминацией на работе, потерей жилья.

Какие мужчины обычно платят за секс? Есть ли у них отличительные особенности?

Шведские исследования дали информацию о том, что 10 — 15% мужчин в стране когда-либо покупали женщин. В России оборот в сфере проституции обозначен суммой в 770 млн. долларов в год, по разным исследованиям количество клиентов колеблется от 10 до 67% от всего мужского населения.

Исследователи выделяют несколько групп мужчин с различной преобладающей мотивацией покупки женщин. Первая группа — это мужчины со сформированным потребительским отношением к сексу и женщинам как к обычному товару или сервису. Некоторые выделяют группу ярко-выраженных сексистов, которые демонстрируют и хвастаются своим поведением. Они стараются поддерживать свой имидж настоящего мужчины перед другими, совершают групповые походы по борделям, заказывают себе женщин на квартиры. Они переполнены мифами о проституции и о том, что есть здоровая нормальная сексуальная жизнь настоящего мужчины. Именно эта группа мужчин является носителями ярко выраженных негативных и унизительных установок по отношению к женщинам. Есть те, которые испытывают противоречивые чувства, понимая в силу каких обстоятельств женщины находятся в проституции.

Так как более половины мужчин-покупателей имеет партнерш или женаты, возникает вопрос об их отношениях с последними. Чем больше у них партнерш, тем более вероятнее они покупают проституток. Но есть и те, кто в процессе традиционной гендерной социализации вообще не научились устанавливать глубинные отношения с другими людьми. Поведение всех этих мужчин сформировалось под влиянием социально культурного контекста либеральной экономики, который приучает и мужчин и женщин к тому, что тело и его органы являются таким же товаром, как и все остальные.

Но специфика проституции в том, что невозможно продать отдельно тело без продажи и вовлечения всего человека, всей личности женщины.

Надежду вселяет то, что с изменением контекста, поведение может изменяться. Переопределение понятия «клиент» на «насильника» и закон о криминализации покупки и покупателя уже изменило общественное мнение в Швеции. Мы тоже можем создать мотивацию и ощущение того, что покупать секс у женщины — это социально-неприемлимо и юридически наказуемо.

Если мы говорим не про уличную проституцию, а про бордели и различные элитные «салоны», правда ли, что работающие в них женщины находятся в большей безопасности?

Исследования в штате Невада и Австралии показывают, что за фасадами регулируемых борделей часто скрывается то же сексуальное рабство. Уровень постравматики у женщин в них такой же, как и у уличных проституток.

Более того, в закрытых учреждениях меньше возможностей отказать клиенту, от которого тошнит и который требует того, что женщина совершенно не хочет. Поэтому французские проститутки борются за возможность работать на улицах, чтобы иметь независимость от сутенеров, возможность маневра и оценки клиента на вменяемость.

Вопрос использования презервативов — это тоже вопрос власти клиента, большинство клиентов не хотят использовать их. Тут важно понять, как понимается сама безопасность. Если иметь в виду безопасность в физическом плане, то гарантий от психов никто не может дать нигде. Кроме того, подневольные хозяину борделей женщины отрабатывают субботники, долги и обслуживают хозяина. Даже найм «окна» в Голландии и Германии редко происходит без участия сутенера, которому законно может принадлежать до 50% доходов женщин.

Идея «безопасного» борделя сходна с идеей того, что в семье женщине всегда безопаснее. Но кто защитит ее от партнера в стенах дома? Статистика бытовых убийств в России красноречива.

Часто можно услышать мнение, что легализация проституции сделает ее более безопасной для женщин. А что вы думаете по данному поводу?

У легализации проституции есть множество последствий, как для женщин, так и всего общества. Но хотелось бы акцентировать самое главное. Легализация проституции — это узаконивание самого насилия. Ведь проституция проста. Чем более сложным явлением ее себе представляют, тем более маскируют реальность того физического насилия, которое происходит в проституции. Как советует Андреа Дворкин, просто «представьте нежную ткань своего тела и то, как ваш рот, вагину и анус пользуют руками и своими пенисами многие мужчины». Ваше тело буравят, и это происходит снова и снова и снова и снова и снова …. Сексуально? Весело? Работа, как и все остальные?

Многие думают, что проституция — это законный способ жизни для бедных, необразованных и не имеющих навыков женщин. Редко мы видим, как бедные мужчины пытаются выйти из бедности, предлагая вставлять в себя пенисы и другие предметы на регулярной основе или танцуя обнаженными на сцене перед мастурбирующими и возбужденными мужчинами.

Таким образом, легальный секс бизнес обеспечивает место, где сексуальные приставание, эксплуатация и насилие осуществляется безнаказанно. Легализованная проституция нормирует эти акты и отрицает каждодневное насилие и угрозу для здоровья женщин в проституции. Если государство идет по пути легализации проституции — то это самое вопиющее доказательство маргинализации женщин и социального неравенства. Реальная безработица скрывается и маскируется тем фактом, что огромное количество женщин включено в проституцию или в другую работу в секс бизнесе. При легализации государство прекратит развивать реальные возможности для работы, образования и проектов для женщин. Да, эти бедные женщины всегда будут выживать за счет проституции. И это порождает веру в то, что им действительно нравиться быть проститутками. При этом не делается никакого анализа по поводу связи проституции женщин с их текущим экономическим статусом и положением в патриархатной культуре, которая все более усиливается России.

Кратко резюмируем те правовые, социальные, политические последствия в случае того, если проституция будет рассматриваться как выбор и вид работы:

1) Секс индустрия становится приемлемой и богатея, привлекает к себе все больше граждан — от пионеров до пенсионеров. (Первые распространяют у нас на Невском глянцевые журналы с голыми женщинами под заголовком «Отдых», а пенсионерки с Украины работают диспетчерами и уборщицами в салонах).

2) Гламуризация проституции как карьерного выбора для женщин.

3) Отделение проституции от трэффика в законодательстве, политике и программах. Для правоохранительных органов, прокуратуры и судов проституция уже стала святой коровой, поэтому по статье 127 (прим) УК «Торговля людьми» у нас имеется всего 5 приговоров (это с 2003 года).

4) Повышающаяся социальная приемлемость права мужчин покупать девочек и женщин. Отрицание вреда сексуальной эксплуатации женщин. Мужчины рассматриваются как потребители, а не эксплуататоры. Повышение спроса и количества мужчин, которые покупают женщин. Женщин принуждают удовлетворять все повышающиеся и разнообразные требования «покупателей».

5) Неправильное ошибочное разделение между взрослой и детской сексуальной эксплуатацией. Возрастание детской проституции.

В результате такой политики в отношении проституции:

1) у нас преобладают программы снижения вреда и нет программ по выходу из проституции, так как она рассматривается как законная работа. Действия, направленные на улучшение рабочих условий в секс индустрии не поддерживают женщин для выхода из нее;

2) Государства, которые легализуют или декриминализируют секс индустрию не имеют приоритетов в обеспечении альтернатив женской проституции;

3) Продвижение секс работы как выбора и приемлемой работы для женщин возрастает.

По вашему мнению, что нужно предпринять на государственному уровне, чтобы противостоять траффикингу и эксплуатации женщин в России?

Система проституции имеет трех основных акторов — проституток, их покупателей и систему вовлечения тех и других (сутенеры, рекрутеры, трэффикеры). По отношению к ним должна быть использована разная политика, так как у них разные интересы и ответственность.

Здесь нужен комплексный подход, который включает меры по борьбе с профессиональной дискриминацией на рынке труда, по работе с мужчинами, общественным сознанием и принятием закона по декриминализации предложения со стороны женщин и одновременно криминализации покупки и организации борделей.
Самая радикальная мера — это снижение бедности и экономической зависимости женщин.

Именно эти меры должны предоставить женщинам альтернативные возможности для достойной жизни посредством достойных профессий и достойного обращения со своим телом. В связи с большим количеством наркозависимых важно эффективно лечить от наркомании, используя комплексный подход, а не просто детоксикацию. Все это достаточно дорогие программы, которые должны финансироваться правительством в достаточном объеме. А вот сами разнообразные программы профилактики, выхода из прсотитуции и реабилитации должны проводиться, прежде всего, общественными организациями с активным вовлечением самих женщин, пострадавших в проституции.

Можно ли вообще повлиять на такое явление как проституция, ведь его часто называют «древнейшей профессией»?

Конечно, можно повлиять, для этого надо признать проституцию насилием и нарушением прав человека. Так, уровень проституции существенно снизился в северных странах. Социальная политика этих стран работает на снижение бедности молодых женщин, на повышение их экономической самостоятельности, физического и психического благополучия, матери получают адекватные пособия. Она также направлена на просвещение населения о том, что проституция — это не развлечение для мужчин, а насилие над женщинами, а, следовательно, клиенты являются преступниками. Все это, а также законы о криминализации покупки способствовали большим изменениям в поведении шведов.

Наоборот, для оправдания проституции и ее нормализации используется миф о «древнейшей профессии». Этот штамп кочует из одной статья в другую по умолчанию, поэтому надо начинать с изменения в языке, научиться говорить без слов, маскирующих причины проституции.

Проституция — это не профессия. Произошла она из сексуального рабства женщин во время войн. Некоторые поздние интерпретаторы называют проститутками женщин, которые отправляли обряды в храмах. Но эти женщины были почтенными матронами или весталками- девственницами. Участие их в обрядах, включающих имитации или реальные половые акты ничего общего с проституцией не имели.

Читая историю женщин мы узнаем, что с приходом христианства даже в мирное время сексуальные не/желания женщин не принимали во внимание и согласие женщин не спрашивали. Даже в богатых кругах женщин-дочерей и др. родственниц отправляли замуж для укрепления экономических и дипломатических отношений с соседями и другими странами. Иначе говоря, ими торговали, по выражению Гейл Рубин.

Современная проституция — это адаптация женщин к гендерной дискриминации на рынке труда, к безработице, к сложностям сочетания профессиональной и родительской функций. Огромное влияние оказывает массовое вовлечение женщин в эту сферу со стороны цветущего сектора продажи людей в либеральной экономике. Людей приучают к мысли, что все можно продавать, в том числе тела и их части, распространяется миф о безвредности проституции. Переопределение проституции как коммерческой секс работы — это попытка узаконить секс-трэффик и поддержать индустрию эксплуатации женщин.

Действительно ли вы так наивны и думаете, что проституция просто зависит от воли работницы — придти и сказать, что она выбрала профессию проститутки. Рекрутинг в эту «профессию» — это не просто разговоры, объявления в газете и охотное решение после этого стать проституткой. Многие идеи о свободном выборе проституции основаны на некритичном принятии старой либертарианской концепции индивидуального свободного выбора и полном отсутствии критики общества и анализа мужской власти. Также игнорируется то, что концепция свободной воли требует существование нескольких равновозможных вариантов для выбора и наличие контроля со стороны личности, делающей выбор.

Какую помощь может получить женщина, вовлеченная в проституцию, в вашей организации?

Психологическую и юридическую, особенно, в случаях изнасилования со стороны клиентов. Для жертв торговли у нас в течение 7 лет работало убежище, где пострадавшие получали комплексную социальную реабилитацию.

Проституция нарушает право на физическую и психологическую целостность личности, посредством отделения сексуальности от самой женщины, мешает ощущению здоровья и гармонии со своим собственным телом. Поэтому задача терапии — восстановить эту целостную личность, восстановить способность чувствовать свои чувства, удовлетворять свои сексуальные желания, а не других. Надеемся на возобновление этого проекта.

Если женщина пострадала от тяжелого и многократного насилия, то насколько реально ей помочь? Может ли она восстановить свое душевное здоровье?

Безусловно, любую психологическую травму можно отработать, сделав ее полезной частью своего опыта и продолжать жить, развиваться и помогать другим.

Для этого решающим фактором является пример других женщин, групповая поддержка, активность со стороны пострадавшей. С последним у нас самые большие проблемы, так как переработка травмы требует мужества для исцеления. Особенно плодотворные результаты на первых этапах дает арт-терапия.

Одна из самых потрясающих программ — это проект Нормы Хоталинг из организации SAGE.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 9 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.