14.12.2015

Как в мужском стриптизе поощряются гендерные роли

  • Авторка: Mud Rug
  • Правка: Юлия Хасанова
  • Источник: Глава из курсовой по социологии пола и гендера, посвященная обзору литературы по вопросу мужского стриптиза и взаимоотношений полов в нем
Индустрия мужского стриптиза закрепляет гендерное неравенство и жесткие рамки гендерных ролей для всех участников и участниц

Стриптиз (или, как его еще называют, «экзотические» или «эротические» танцы) — вид развлечения «для взрослых», крайне популярный во всем мире, особенно в США. Стриптиз-клубы, если говорить об их гендерном аспекте, отличаются тем, что существуют специально для активного воплощения гендерных стереотипов в поведении и взаимодействии работниц (работников) и клиентов (клиенток). Марен Скалл из Университета Индианы описывает в своем исследовании атмосферу этих заведений следующим образом:

«Стриптизерши создают на сцене гиперженственный образ для создания поверхностной иллюзии интимной связи между ними и клиентами. Мужчины — посетители и вышибалы — используют пространство заведения, чтобы почувствовать себя наиболее маскулинно, и демонстрировать эту маскулинность». [5]

Доказано, что индустрия стриптиза работает против женщин и их прав. Феминистская исследовательница Шейла Джеффрис отмечает, что стриптиз как явление поддерживает «маскулинность мужчин-клиентов, унижение сотен тысяч женщин-работниц клубов, и закрывает женщинам доступ к национальным и международным профессиональным и деловым связям». [2] Однако нельзя не заметить, что буквально под это описание попадают только клубы, в которых женщины танцуют для мужчин (ЖдМ). Не будет ли отличаться ситуация в клубах, где мужчины танцуют для женщин (МдЖ)?

Стриптиз исследуется мало, а работ, посвященных мужчинам, танцующим для женщин, вообще гораздо меньше, чем работ о женщинах, танцующих для мужчин, и даже чем о мужчинах, танцующих для мужчин. И это неудивительно, ибо мужской стриптиз есть относительно новый феномен: он был признан «профессией» в США только в конце 70-х. [6] Кроме того, стриптиз по-прежнему остается преимущественно женской профессией. Есть мнение, что в стриптиз-клубах, где стриптизеры танцуют для женщин-клиенток, возникает уникальная ситуация «гендерного перевертыша», то есть женщины имеют возможность занять позицию силы, будучи потребительницами, но в реальности все совершенно наоборот. Танцоры, как и другие мужчины в стриптиз-клубах, только подчеркивают свой маскулинный статус создаваемыми образами и поведением с клиентками. Их положение в самой индустрии стриптиза также намного лучше, чем у женщин-стриптизерш.Если обобщить тенденцию предпочитаемых костюмов и образов в женском стриптизе, то можно заметить, что стриптизерши в своем стремлении к созданию максимально женственного образа (как максимально популярного у клиентов), стремятся подчеркнуть свою уязвимость. Исследовательница Кэтрин Липе-Левинсон указывает, что «выступающие мужчины символически защищены одеждой, в то время как обнаженность выступающих женщин означает культурную и физическую незащищенность, а также их доступность для мужчин-клиентов». Что характерно, мужчины-стриптизеры не только стараются избегать полного обнажения, но и выбирают костюмы, символизирующие физическую силу или социальную власть:

«Образы гладиаторов, полицейских, военных офицеров, бизнесменов, директоров и тому подобные демонстрации силы и авторитета — вот их инструменты в эротическом выступлении на сцене».

То есть с самого начала танцоры дают понять клиенткам, кто тут доминирует. Впрочем, мужское обнажение тоже редко воспринимается как уязвимость и незащищенность, а больше как «дополнительная демонстрация силы и опытности в сексе». [3]

Та же тенденция — поощрение гендерных ролей вместо «гендерного перевертыша» — наблюдается и во взаимоотношениях между стриптизерами и клиентками. Конечно, встречаются и случаи так называемого «преодоления гендерных ролей», под которым в данном контексте обычно понимают объективирующее или даже насильственное поведение клиенток по отношению к стриптизерам. Однако согласно исследованиям, такое происходит редко. К тому же у танцоров больше возможностей контролировать поведение клиенток, тем самым предотвращая негативные последствия:

«Вдобавок ко всему, участники исследования не имели признаков травмы или психологического стресса из-за ненадлежащего обращения с ними особо ревностных клиенток. У большинства участников такие происшествия вызывали не более чем раздражение или смущение».

В основном же взаимодействие между клиентками и стриптизерами проходит не по «перевернутому» сценарию. Несмотря на кажущуюся зависимость мужчин от женщин в данной обстановке, отношения между танцорами и клиентками отражают отношения власти и подчинения между гендерами. Например, наблюдения Марен Скалл показывают, что «поведение стриптизеров по отношению к клиенткам «не является игривым, забавным или «освобождающим», а скорее жестоким и насильственным. Их поведение имеет признаки домогательств, и не оставляет женщинам пространства для самостоятельных сексуальных приключений». [5] Это доказывает, что члены группы, обладающей властью в обществе, сохраняют эту власть даже в ситуации зависимости.

Может показаться, что у стриптизеров и стриптизерш одна и та же работа — снимать «всю или почти всю одежду в сексуально-призывной манере в формате представления для аудитории за деньги». Однако на самом деле это не так: у мужчин и женщин совершенно разные мотивация, отношение общества, условия работы, тип продаваемого клиентам «продукта» и, конечно, отношение к собственной работе.

Согласно результатам исследования, проведенного группой социологов с факультета социологии и криминалистики университета Олд Доминион, «при прочих равных женщины получают гораздо меньше общественной поддержки, чем мужчины, когда зарабатывают деньги, танцуя стриптиз». Одна из причин, согласно цитируемому исследованию, это разница в типе продаваемого и пользующегося спросом у разных клиентов «продукта»:

«Стриптизерши предлагают своим клиентам сексуальную фантазию, а стриптизеры продают развлечения и веселье».

Эти же исследователи отмечают, что «мужчинам участие в танцах помогает расширить социальные возможности. Женщины же часто воспринимают свое занятие как проституцию, и это приводит к тому, что они редко получают какое-либо удовольствие от работы».

Мужчины относятся к такой работе более оптимистично и часто рекомендуют ее своим друзьям. Если взглянуть на экономическую сторону мотивации, становится ясно, что женщины в подавляющем большинстве идут в стриптиз из-за денег, тогда как «мужчины, с другой стороны, начинают танцевать стриптиз как по финансовым, так и по многим другим причинам (например, продемонстрировать свое тело)». [1]

Изучив содержание вышеприведенных материалов, можно прийти к выводу, что мужской стриптиз в такой же степени укрепляет гендерное неравенство, как и женский. Мужчины доминируют, даже когда их воспринимают в качестве «сексуальных объектов».

Тема стриптиза вообще и тема мужского стриптиза в частности нуждаются в дополнительных исследованиях. Однако из имеющихся данных ясно видно: индустрия мужского стриптиза закрепляет гендерное неравенство и жесткие рамки гендерных ролей для всех участников и участниц. Мужчины-стриптизеры проявляют свою маскулинность: они используют в своих сценических образах символы общественной власти над женщинами, а также ведут себя доминирующе по отношению к клиенткам. Вдобавок ко всему, мужчины получают гораздо больше преимуществ, чем женщины, от самого занятия стриптизом: больше денег, меньше конкуренции, больше социальной поддержки и более высокую самооценку.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × три =