04.08.2013

Злость (1973)

  • Источник: «Getting Angry», опубликовано в «Radical Feminism», (1973, Quadrangle)
В нашем обществе женщине отказано в прямом выражении здоровой злости.

Два сценария.

Злой мужчина:

кто-то попрал его права, действовал против его интересов, причинил вред дорогому человеку. Быть может, его злость носит социальный характер – направлена против расизма или милитаризма. Он сдерживает свою злость (хотя на экране мы видим, что мышцы его лица напряжены, кулаки сжаты) и затем, в стратегически верный момент, он ее проявляет. Мы видим, как он кричит, выкрикивает злые фразы с уверенностью и убежденностью – или ударяет оппонента кулаком в живот так же убедительно. В любом случае, злость находит выход; наш герой ее выпустил, он доволен успехом или принимает то, что он считает незаслуженным поражением.

Переходим ко второму сценарию.

Злая женщина:

злая на своего мужчину, который изменил ей или (что более вероятно) на другую женщину. Если речь идет о старых добрых временах, то она начинает дико орать на своего мужчину, ему приходится ее сдерживать, ее злость постепенно тает в его объятиях. Или же она марширует в ближайший салун, где орет нелицеприятные описания своей соперницы, а затем они вцепляются друг другу в волосы. Эта смехотворная сцена прерывается удивленными и слегка оскорбленными увиденным джентльменами, оказавшимися поблизости. Если костюмы современные, то тот же эпизод будет проигран иначе. Обнаружив неверность своего мужа или любовника, женщина исполнится внутренней ярости, которая постепенно обуглится в горькое разочарование. Или же ее злость станет подавленной силой, которая внезапно выльется в припадок ярости, который мужчина (и зрители) назовут иррациональным. «Я не могу с тобой разговаривать, пока ты такая». В аду нет фурии страшней, чем женщина, которую презрели.

В нашем обществе женщине отказано в прямом выражении здоровой злости. Ее попытки физической конфронтации покажутся нелепыми; настоящие «леди» держат все в себе, выпуская свою злость не напрямую в маленьких шпильках, часто направляя их против третьего лица, особенно детей. Женщина учится сдерживать свою злость.

Очевидно, что злиться – это не эстетично, и противоречит нежному и сговорчивому женственному имиджу. И женщина боится собственной злости. Она – великий миротворец, успокоитель, в своем страхе она бросается не только усмирять чужую злость, но и свою собственную. Так что не стоит удивляться, что когда эта вакуумная упаковка злости прорывается, то злая женщина кажется или полоумной или отпетой стервой. Ее неистовство питается неоднозначным отношением к своей собственной злости. Что если она на самом деле неправа? Что если прав ее оппонент? Или хуже (ее самый большой страх), вдруг ей ответят: «Ты сумасшедшая, я не понимаю, из-за чего ты так взъелась».

Почему женщины не могут позволить себе выразить накопившуюся злость? Почему люди вокруг считают злую женщину настолько страшным явлением, что они обязательно должны деморализовать и загнать ее в униженное, неискреннее спокойствие? Здоровая злость говорит:

«Я — человек. У меня есть определенные права, в которых мне нельзя отказывать. У меня есть право на справедливость и сострадание. У меня есть право жить так, как я считаю нужным, у меня есть право получить то, что я хочу, если я при этом не причиняю никому вреда. И если вы отказываете мне в моих правах, то я вам спасибо не скажу, я скажу «иди ты на…» и буду бороться с вами, если потребуется».

Злость всегда ставит человека в центр внимания. Она требует этого внимания, требует серьезного отношения или… (Или я не буду с тобой разговаривать, я не буду работать с тобой, не буду по-дружески к тебе относиться, или любые отношения между нами закончены).

Выражение злости всегда означает риск. Риск, что другой человек разозлится в ответ, что он или она не так поймут вашу злость или откажутся принимать ее во внимание, риск, что сама злость является неуместной или основанной на неверной информации. Так что для того, чтобы сказать, что вы злитесь, всегда нужна сила – это и вера в ваши убеждения и способность принять тот факт, что ваша злость может быть неадекватной, не чувствуя себя полным ничтожеством. Ваше самоуважение не должно зависеть от каждого отдельного случая злости.

Таким образом, злость основана на уверенности в себе, на желании бороться за себя, подвергая угрозе статус кво, на способности рисковать и, в случае необходимости, принять поражение, но не сломаться. Более того, злость основана на самоутверждении. Традиционная женщина – это полная противоположность подобному описанию. Не имея уверенности в себе и в своем восприятии, она убегает от схватки или следует правилам рыцарства и ждет, что кто-то другой будет сражаться за нее. Сильные эмоции пугают ее, так как они разрушают привычные вещи. Ее образ себя так неустойчив, что любая критика угрожает ей как личности. Она – живое, ходячее извинение за собственное существование. Что может быть более чуждым самоутверждению?

Хотя эта реальность немного изменилась, большинство женщин смогут узнать себя в этом описании хотя бы в какой-то степени. И общество держится за эту модель как за идеал и называет любую злую женщину неженственной. Потому что злость выводит женщину за рамки ее роли матери-земли, бастиона мира и спокойствия, за рамки роли семейного миротворца, за рамки ее политической роли хранительницы статуса кво, за рамки ее экономической роли дешевой рабочей силы, за рамки ее социальной роли гражданина второго сорта.

Злость лишает ее всех этих ролей одновременно и делает ее личностью.

Далеко не случайно, что эмоция, которая первой появляется у женщин на пути к освобождению – это злость. Какое бы чувство самоуважения вы ни обрели за двадцать или тридцать лет, в течение которых вам промывали мозги, у вас все равно остается ощущение, что ситуация не такая, какой она должна быть, и вы начинаете осторожно оглядываться на мир вокруг себя, ища объяснения. Понимание, вначале, дается урывками, но затем оно обрушивается на вас как отбойный молоток, вытаскивая самую глубокую злость в ваше сознание одним ударом.

Ваша ярость направляется на группу отдельных людей, которые причинили вам наибольший ущерб. Вы в ярости на своих родителей, которые хотели мальчика вместо вас, на свою мать (это ярость, смешанная с состраданием) за то, что она позволяла себе такую покорность и не показала вам иную модель поведения женщины, на вашего отца за то, что он получал дешевое повышение самооценки за счет вас и вашей матери.

Вы злитесь на тех, кто тренировал вас исполнять свою убогую роль. На учителей, которые требовали от вас меньшего, потому что вы девочка. На врачей, которые сказали вам, что контрацепция – это ответственность женщины, предоставили вам выбор из опасных и малоэффективных мер, а затем отказали вам в аборте, когда они не сработали. На психотерапевта, который назвал вас фригидной, потому что у вас не было вагинальных оргазмов, и сказал вам, что у вас невроз, потому что вы хотите большего, чем роль бесплатной, незаметной горничной, нянки и время от времени подстилки. На работодателей, которые платили вам меньше и держали вас на бесперспективных должностях. На послание СМИ, которое вы раньше не понимали: «Ты прошла большой путь, детка» – прямо в тупик, который мы построили для тебя.

Злитесь на мужчин. Для продавца, который всегда называет вас «милая», у вас теперь есть сдержанное, вежливое «на называйте меня «милой». Для мужчин на улице, которые покушаются на ваше тело, у вас есть «иди ты…» или, если вы храбрая, коленка в нужное место. Для ваших друзей мужчин, которые «целиком «за» освобождение женщин», у вас теперь есть скептический взгляд и готовый презрительный ответ. А для вашего мужчины (если он еще там), у вас много довольно злых вопросов. Он отличается от других мужчин? Как? И если он доказывает обратное, то ваша ярость, наконец, выходит наружу.

Это очень дискомфортный период, который приходится переживать. Ваша злость совсем сырая, вам кажется, что она живет своей, отдельной от вас жизнью. Ваши друзья, большинство из них, не соглашаются с вами, им кажется, что вы стали упрямой и трудной в общении. И вы становитесь такой все больше, потому что вы боитесь, что они правы, что вы просто сошли с ума. Вы устаете от этой злости – невозможно злиться постоянно, это крайне изматывает. Ваша злость не дает вам нормально посмотреть фильм или мирно побеседовать.

Однако именно благодаря этой ярости, у вас появляется сила.

Проявления злости позволят вам постепенно обрести чувство себя и собственного достоинства. И чем больше растет это чувство, тем злее вы становитесь. Эти два элемента становятся диалектическим вихрем, который сметает ваших идолов и мифы, которые их окружают. Вы понимаете, что вы тоже можете злиться, и никто от этого не умирает, и вас за это никто не убьет, и мир от этого не остановится.

Затем эта злость, эта ярость на окружающий мир внезапно разворачивается и оборачивается против вас. Конечно, они вас подставляли снова и снова, они угнетали вас, конечно, они продолжают унижать и использовать вас. Но… вы-то как позволили этому случиться? Почему вы позволяете этому продолжаться? Внезапно вам приходится осознать свою роль в собственном угнетении. Вас нельзя признать невиновной в совершенном преступлении. Вы усвоили то, что вы ниже по статусу, что необходимо любой ценой добиваться красоты и соблазнительности, верили, что мужчины важнее женщин, были убеждены, что брак – это главная цель в жизни. Видя это, вы злитесь на себя за каждый случай, когда вы что-то не делали из-за страха неудачи, за все часы жизни, которые вы потратили на косметику и шоппинг, за каждую женщину, которую вы не заметили, потому что в той же комнате был мужчина, за то, что вы сами застряли как домохозяйка или на работе, которую вы ненавидите, потому что «семья – это ваша карьера».

Эта фаза злости, направленной внутрь, ужасна. Вы одна на один со своими неисполненными обязательствами перед самой собой, тем не менее, вы продолжаете винить других. Это фаза, которую некоторые женщины находят невыносимой и убегают от нее, возвращаясь на первую фазу злости, или вообще отказываясь от освобождения. Потому что направленная внутрь злость требует конкретных действий – изменений – и она не отпустит вас, пока ее требования не будут выполнены. Вы не можете контролировать других людей и то, как они с вами обращаются. Однако вы не можете признать собственное бессилие перед своим личным поведением. И вы не можете, по крайней мере, долго, злиться на других (в 45 лет как-то уже странно во всех бедах винить маму), если вы даже не пытаетесь сами что-то изменить.

Эта внутренняя злость является конструктивным, или, точнее, реконструирующим катализатором. Потому что под ее стимулом вы можете воссоздать себя заново, создать новые образы, схемы и ожидания вместо старых, уже отживших себя. Как только вы начинаете использовать свою злость, вы укрощаете ее. Злость становится инструментом, который вы можете контролировать, и который помогает вам не только добиться личных изменений, но и справиться со внешним миром. Вы можете мобилизовать вашу злость, чтобы предупреждать других, что больше прежнего обращения вы не потерпите, что вашу серьезность не стоит недооценивать.

Развивая свою злость, вы увидите ее эффективность, как и свою собственную, вы обретете силу. Растущее чувство того, что вы контролируете свою злость, а не наоборот, добавит вам силы. Когда вы обретете контроль, вы станете увереннее в себе, не будете бояться, что вас обвинят в безумии, ваша злость станет менее яростной и более спокойной. Она также станет более избирательной. Вы припасете свою злость для тех людей или групп, которые пытаются промыть вам мозги – будь это мужчины или другие женщины.

Этот прогресс злости является опытом, который вы разделяете с другими женщинами. Пытаясь понять свою коллективную ситуацию, женщины могут помогать друг другу пройти через эту первую, болезненную фазу внешней злости. Каждая женщина может (по крайней мере, в идеале) найти у других женщин подтверждение собственного восприятия и нормальности, она может обрести силу, которая сделает это подтверждение не нужным.

На второй фазе внутренней злости, женщины могут поддерживать друг друга в своих попытках самоопределения и изменений, которым обязательно будут препятствовать другие. В то же самое время, они вместе могут создавать новые социальные формы и структуры, в которых смогут процветать индивидуальные изменения. Контролируемая, направленная, но в то же время страстная злость перестанет быть личной, и превратиться в политическую силу, которая определит нашу новую судьбу.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

2 комментария на «“Злость (1973)”»

  1. Ira:

    Один парниша мне сказал: девушка, вам ничего не будет, если вы улыбнетесь.
    В ответ я просто на него накричала, что это не его дело, и ему ничего не будет, если он будет стоять там, а не тут, и какое он имеет право указывать посторонним людям, и что, его мама не учила, что с чужими разговаривать нельзя…
    Аж легче стало.

  2. Наталья:

    Как это правильно! Девочек с детства лишают права выражать свой гнев и стараются сразу сломать и унизить – отличный способ обезопасить себя от лавины женской ярости в ответ на несправедливость. Мама говорит: «Девочки не дерутся, не матерятся и не ругаются», «Кто умнее, тот уступит», подружки говорят: «Ишь ты как раскраснелась и кулаки сжала, успокойся» наказывают бойкотом, мужчины говорят: «Возвращайся, когда у тебя закончится ПМС», «Прекрати свои женские истерики» или назовут хабалкой. Поневоле начинаешь сомневаться в адекватности своих претензий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − 9 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.