16.03.2015

Покидая либеральный феминизм

  • Авторка: Kate Leigh
  • Перевод: Marissa the Witch
  • Правка: Юлия Хасанова
Либеральный феминизм ставит в центр мужчин и их потребности, оставляя женщин на заднем плане; он перестает быть движением за улучшение положения женщин, превращаясь в движение в пользу индивидов.

Честно говоря, не могу сказать, когда именно я стала придерживаться философии либерального интерсекционального феминизма. Это просто было частью моего мыслительного процесса и жизни (онлайн и оффлайн) в целом. Я подписывалась на блоги и страницы. Оставляла комментарии и делала репосты. Я предлагала людям проверить свои привилегии, утверждала, что мужчинам тоже нужен феминизм. Либеральный феминизм был единственным феминизмом, о котором я знала. На самом деле, я никогда не называла себя либеральной феминисткой. Я называла себя «Феминисткой», не имея представления о существовании никаких других типов.

Пока воспоминания об этом опыте свежи, я постараюсь на своем примере описать позицию либеральных феминисток, а затем расскажу, как и почему я изменила свое мнение.

Образ мыслей либеральной интерсекциональной феминистки

  • Выбор как эмпауэрмент

Любой выбор является хорошим и правильным, если вы сами его делаете. Агентство — это самое главное. Мы никогда не должны подвергать сомнению выбор другого человека. Мы будем до последнего отстаивать неотъемлемое право каждой на собственный выбор и осуждать любую, кто попытается подвергнуть этот выбор анализу в более широком контексте. Любой наш выбор по умолчанию является феминистичным, поскольку мы женщины и мы выбираем. Следовательно, [выбор] носить шпильки и стать секс-работницей — феминистский. Любую, кто попытается рассмотреть вопрос системно, нужно заставить замолчать для защиты индивидуального выбора.

А раз любой выбор хороший и феминистичный, я непогрешима, что бы я ни выбрала. Это мое право, и никто не может отнять его. Это акт индивидуального эмпауэрмента и утверждения.

  • Самоидентификация

Каждый человек имеет право на самоидентификацию, и никто не вправе сомневаться в идентичности другого. Идентичность является внутренней и врожденной, ее нельзя сменить. Идентичность — это кто ты есть на самом деле и кем всегда был; она неизменна.

Сомнение в идентичности другого недопустимо ни при каких обстоятельствах. Все должны поверить в существование идентичностей и признать их. Тех, кто категорически отрицает идентичности, заставят замолчать.

Я та, кем себя называю. Я та, кем себя чувствую. Все остальные должны принять меня. Я чувствую, что обретаю силу.

  • Привилегии и их проверка

Существует огромная и сложная система привилегий. Мы все привилегированны по одним признакам и не имеем привилегий по другим. Задача каждого человека — осознать собственные привилегии и способствовать выявлению привилегий других. Привилегированные не должны осуждать менее привилегированных. Например, белая женщина не должна подвергать сомнению опыт или выбор черной женщины. Виды привилегий включают в себя (но не ограничиваются ими): мужские привилегии, белые привилегии, гетеро-привилегии, привилегии худых, привилегии людей без инвалидности, экономические привилегии, цис-привилегии.

Я знаю о своих привилегиях и признаю их. Если люди не осознают свои привилегии, я указываю им на это. Я чувствую свое превосходство, я очень довольна собой, ведь я защищаю самых уязвимых. Я считаюсь с теми, у кого меньше привилегий, чем у меня, и не позволяю никому критиковать их и сомневаться в их опыте. Поскольку я цис, я не могу подвергать сомнению ничего, что связано с опытом транс-людей. Я лучше, чем люди, не признающие своих привилегий.

  • Феминизм — для всех

Феминизм никого не исключает. У нас есть место для каждого. Мы верим, что мужчинам тоже нужен феминизм. Каждый, кто верит в равенство, является феминистом, даже если он не знает об этом или не называет себя так. Проблемы женщин не являются главными для феминизма и не должны ими быть. Мы все должны быть равны.

Я более открытый человек, чем большинство людей, и да, я чувствую свое превосходство. Я чувствую, что я помогаю всем, даже если они не знают, что им нужна моя помощь.

  • Гендер

Гендер человека является внутренним и неприкосновенным. Это основание нашей всемогущей идентичности. Гендер — это просто врожденное знание о том, кто ты есть. Гендерная идентичность считается неизменной. Гендер и пол необязательно совпадают. Гендер, который в настоящий момент указывает транс-человек, и есть его единственный гендер, даже если он прожил всю жизнь вплоть до этого момента в другом гендере. Трансженщины — это женщины. Трансженщины — самые уязвимые женщины, их убивают и угнетают больше, чем других. Следовательно, мы должны в первую очередь защищать их, а уже потом других женщин. Цис-женщины ни при каких обстоятельствах не должны исключать трансженщин и подвергать сомнению [их существование]. Это так же немыслимо, как белые женщины, исключающие черных женщин.

Я принимаю каждого. Я хороший и открытый человек. Я толерантна в отличие от других людей.

Все рушится

 

Я поддерживала эти идеи до прошлой весны. Мне было хорошо, я занималась подсчетом своих привилегий и искала менее привилегированных. Я совершала выбор и отстаивала право других на это. Но одна вещь не давала мне покоя. Было нечто, что я не могла понять:

 

«Что такое женщина?»

 

Я никак не могла перестать думать об этом. Я спрашивала подруг наедине и обнаружила, что многие были так же озадачены. Я все время слышала, что «трансженщины — ЭТО ЖЕНЩИНЫ», и пыталась понять, что это значит. Я думала, что со мной что-то не так, раз я не могу сразу понять. Может, в глубине души я не толерантна? Я чувствовала, что поступаю неправильно, даже просто размышляя об этом, но не могла остановиться.

 

Я с трепетом задавала этот вопрос при каждом удобном случае, но ответы, которые я получала, меня не удовлетворяли. Люди отвечали: «ну, откуда ТЫ знаешь, что ты женщина?» Вместо того чтобы помочь, эти ответы еще больше запутывали меня. У меня был ответ, но меня научили никогда не говорить об этом: «я знаю, что я женщина, благодаря своему телу: у меня есть вульва, матка, грудь. Я знаю, потому что у меня есть менструации и я могу забеременеть». Я не могла найти ни одного признака, кроме телесных, который делает человека женщиной.

 

Женщина имеет право быть, кем хочет, носить, что хочет, и любить, кого хочет. Она может быть женственной, а может и не быть. Розовое платье не прибавляет женскости, так же как удобная обувь — не уменьшает.

 

В то время я смотрела на трансженщин в новостях и думала, что если быть женщиной значит соответствовать женской гендерной роли, то, быть может, они женщины, а я нет. Лаверн Кокс, безусловно, гораздо больше соответствует стереотипной женственности, чем я. Однако я не хотела менять свое тело и считаться мужчиной. Мне потребовались годы, чтобы принять и полюбить свое женское тело таким, какое оно есть. Принятие своего тела стало по-настоящему освобождающим моментом в моей жизни, и да, в моем теле есть женские части. И вдруг оказалось, что из уважения к трансженщинам запрещено говорить о том, что ты женщина. А поскольку я была «цис», то есть, угнетательницей, мне было запрещено задавать вопросы.

 

Но я все равно решила разобраться. Я стала задавать вопросы на страницах интерсекциональных феминисток в Facebook, когда встречала что-то непонятное. «Если женщина может быть, кем хочет, а также иметь пенис, не значит ли это, что само слово становится бессмысленным?» Каково это «чувствовать себя женщиной внутри»? «Если человек женского пола в душе чувствует себя мужчиной, не делает ли это идею беременности немыслимой?» Я задавала эти и многие другие вопросы. Я спрашивала простодушно, искренне, без злого умысла, стараясь быть тактичной. Я в самом деле хотела понять. Я хотела осознать свои «цис-привилегии».

 

Вскоре после того как я начала задавать вопросы, со мной произошло следующее. Меня назвали «TERF» (трансэксклюзивной радикальной феминисткой). Тогда я еще ничего не знала о радикальном феминизме. Мне говорили: «женщина — та, кто называет себя женщиной!» Это только больше запутывало меня. Я размышляла о слове «цис» и решила, что это слово ко мне не относится, ведь я не идентифицирую себя с гендером. Мне было сказано, что отрицать слово «цис» — это все равно что «съездить теркой для сыра по лицу трансженщины». Мне велели заняться самообразованием. «Мы здесь не собираемся тебя учить». Мои комментарии удаляли, а мой профиль блокировали на многих страницах, на некоторые из них я была подписана годами.

 

Несмотря на это, я продолжала искать ответы на вопросы, но теперь я искала кое-что новое. Я искала информацию по запросу «радикальный феминизм». Искала дискуссионные группы. Я узнала об идее гендера как социального конструкта, и все встало на свои места. Появился смысл. Я наконец нашла людей, которые ответили на мои вопросы, посоветовали книги, блоги, статьи. Я наконец поняла.

 

Со мной все было в порядке. Я больше не была либеральной феминисткой.

 

Заполняя пробелы

 

Я все еще нахожусь в процессе осмысления всего этого. Я не собираюсь сейчас излагать радикально-феминистскую философию, потому что есть более знающие женщины, которые уже этим занимаются. Есть книги. Скажу, что после общения с либеральными феминистками я ожидала, что радикальные феминистки — озлобленные фанатички. Но это не так. Почти все радикальные феминистки, которых я встречала, хотят сделать мир лучше для всех, но в первую очередь для женщин. Они не заставляют женщин молчать о своем опыте.

 

Оглядываясь назад, я понимаю, почему либеральный феминизм предает женщин и предал меня. Либеральный феминизм ставит в центр мужчин и их потребности, оставляя женщин на заднем плане; он перестает быть движением за улучшение положения женщин, превращаясь в движение в пользу индивидов.

 

Либеральный феминизм практически не признает труды предшественниц. У меня не было ответа на еще один беспокоивший меня вопрос: «почему все так, как есть?» Ответы все это время были доступны и ждали прочтения. Столько всего осталось после наших предшественниц-феминисток, но вместо того чтобы быть изучать, их труды игнорируют и не рассматривают. Читая «Происхождение патриархата» Герды Лернер, я узнала больше, чем за все время, что я была либеральной феминисткой.

 

Либеральный феминизм вообще не признает существования системы угнетения и не рассматривает женщин как класс. Каждый человек существует в своем отдельном, уникальном пузыре и не может объединяться с другими по какому-либо групповому признаку, не может рассматриваться в историческом контексте. В центре внимания всегда различия, а не наш общий женский опыт в обществе, которое считает женщин ниже мужчин.

 

Либеральный феминизм никогда не говорит о том, кто извлекает выгоду из системы. Мужские привилегии — это просто нечто, что мужчины должны проверять; но никто не говорит, что мужские привилегии связаны с подчинением женщин. Никто не говорит, что все не могут стать равными мужчинам. Не может существовать класс, аналогичный классу мужчин, без труда и поддержки со стороны подчиненного класса, которым сейчас являются женщины.

 

Либеральный феминизм не признает, что выбор совершается не в вакууме. Мы должны делать лучшее, что можем, в мире, в котором живем сегодня, но это не означает, что любой выбор является хорошим. Женщины постоянно выбирают меньшее из зол, и часто мы не хотим этим гордиться. Во многих случаях, будь у нас другой вариант, мы бы выбрали его. Либеральный феминизм не способен рассматривать наш выбор в более широком контексте, поэтому, хотя он отлично подходит для индивида в краткосрочный период, он не может изменить систему в целом. Либеральный феминизм предает самых уязвимых, нуждающихся женщин ради индивидуального агентства.

 

И главное, либеральный феминизм предает женщин, потому что заставляет нас молчать. Нам нельзя говорить о наших телах и нашем опыте. Вместо этого, мы должны считаться с другими, в особенности с мужчинами.

 

Был момент, когда я почти потеряла веру в феминизм. Однажды я сказала: «хватит!» — и удалила все страницы и блоги из закладок. Но это был не конец. Сейчас меня окружают образованные женщины, которые являются источником знаний и опыта. Они порой смущают меня глубиной своего понимания. Но я чувствую вдохновение. Я больше не одинокая женщина в мире бессмысленных правил.

 

Я изучаю способы познать мир, которые предлагают более широкое объяснение. Я очнулась и мне многое нужно прочитать.

 

Мой феминизм никогда не будет затыкать женщинам рот.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

15 комментариев на «“Покидая либеральный феминизм”»

  1. Марина:

    Спасибо! Отличная статья! Мой путь к радфему очень похож

  2. Lyzolda:

    Здорово, спасибо огромное

  3. Алексей:

    Довольно низкокачественный перевод с английского, смысл многих сентенций невозможно извлечь без чтения оригинального текста. Плохо.

  4. Анастасия:

    Спасибо за перевод.

  5. Luka:

    Большое спасибо за интересную статью!

  6. Maria:

    Мне очень понравилась статья. Автор поделилась своими переживаниями. И хорошо проанализировала либеральный феминизм и радикальный. Отлично!

  7. Анна:

    Спасибо за статью.
    Ошибка в переводе, по сути, только одна: «Агентство — это самое главное». Слово agency в данном случае можно перевести как «чувство принадлежности», «субъектность», а лучше — «свобода выбора».

    • admin:

      Нет ошибки в переводе. Агентство — это термин, который отличается от всех предложенных вами вариантов.

  8. Frederick:

    Эй, никто не любит либералов.

  9. Taichiro:

    Волшебное чувство: вдруг находить кого-то, чьи переживания, сомнения, поиск ответов так похожи на твои. Когда-то я вдруг открыла для себя феминизм и поняла, что мои вопросы к общественному устройству, оказывается, правомерны, что с обществом действительно что-то не так, а это не я слишком чувствительная или слишком ленивая, чтоб радостно выполнять всю домашнюю работу.

    А теперь настал период сомнения в интерсеке, и тоже в первую очередь из-за гендерной теории. И опять сперва я думала, что это со мной что-то не так, что я не могу спокойно принять существование в мире «женских членов» и обязанность лесбиянок любить и их «обладательниц». Спасибо, статья успокоила. Это просто переход вглубь феминизма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 − один =