15.05.2014

Любовь и социальная субординация женщин. Часть 2

Любовь — важный, если на данный момент не основной, элемент в системе социальной субординации женщин в современной западной цивилизации. Поведение, характерное для женщины в рамках любви (любовных отношений), способствует вовлечению и удержанию её в ситуации гендерного насилия.

Тезисы:

— Любовь как организатор опыта межполовых отношений и важный, если на данный момент не основной, элемент в системе социальной субординации женщин в современной западной цивилизации.
— Патриархат сегодня поддерживается на «добровольной» основе.
—Поведение, характерное для женщины в рамках любви (любовных отношений), способствует вовлечению и удержанию её в ситуации гендерного насилия.

Давайте разберём, как именно это действует.

Прежде всего, хочу напомнить читательницам о габитусе. Этот текст будет о поведении женщин, о том, что они делают «не так» и к чему это приводит, поэтому легко — при наших господствующих ментальных установках — подумать, что в тексте присутствуют обвинения в адрес женщин:

По Бурдьё, объективная социальная среда производит габитус — «систему прочных приобретенных предрасположенностей»; в дальнейшем они используются индивидами как исходные установки, которые порождают конкретные социальные практики индивидов. Поступки индивида в неожиданной ситуации определяются характером его социализации.

«Поскольку габитус есть бесконечная способность свободно (но под контролем) порождать мысли, восприятия, выражения чувств, действия, а продукты габитуса всегда лимитированы историческими и социальными условиями его собственного формирования, то даваемая им свобода обусловлена и условна, она не допускает ни создания чего-либо невиданно нового, ни простого механического воспроизводства изначально заданного» [П. Бурдье, «Практический смысл», цитата из Википедии]

Если гендерная социализация формирует у женщин габитус, практическим осуществлением которого является невозможность (более или менее выраженная) к формированию положительной самооценки-принятия себя (в дальнейшем ПСПС), то практика гетеросексуальной (в норме) любви представляет собой «развёртывание» женщиной и эксплуатацию мужчиной этой неспособности. При общественном поощрении, разумеется (которое ни для кого не отменяет фактор личного выбора).

Самооценка — это своего рода «мнение», которое каждая из нас имеет о самой себе, положительное (практически никогда) или отрицательное (практически всегда). Серьёзность ситуации состоит в том, что ПСПС — это фундаментальный элемент для обеспечения нашего психического выживания, таким образом, что при отсутствии ПСПС мы не только будем легко манипулируемыми, но и будем легко становиться объектом любого типа насилия (физического, психического, сексуального, экономического).

Осуждать и не принимать себя, отрицательно относиться к себе — это источник огромной боли, на ментальном и физическом уровне. Чтобы избежать болезненных ощущений, мы стараемся избегать всего, что может усилить наше отторжение самих себя (=отрицательное, осуждающее мнение, которое мы имеем о самих себе), возводя барьеры из психологических защит, вырабатывая защитные психические механизмы, которые в большинстве случаев со временем становятся «расстройствами», «синдромами» и «болезнями», хроническим чувством вины, комплексом неполноценности, неуверенности, ригидным поведением и проч. Всё это ведёт к тому, что взаимоотношения женщин со значимыми другими (а в гендерной системе — это мужчины) развиваются по обсессивно-компульсивному типу; это обсессивная привязанность (ОП), некритическая, «собачья» преданность тем, кто часто не только не способствуют нашему благополучию, но напротив, ведут нас к полной аннигиляции как человеческих существ, приводят нас в состояние полной беспомощности, к уверенности, что мы ничего не можем с этим поделать, и нам остаётся только подчиниться и молиться, чтобы дожить до завтра. Напомню, что для этого не нужно бить женщину, достаточно запустить в ней «программу любви», которая психологически есть ничто иное как проживание женщиной неприятия себя.

Несколько слов о «нетаковости». У некоторых (думаю, у многих, просто большинство помалкивает и дуется по секрету) мем о «моих-не-таких» и собственной «нетаковости» вызывает обиду и раздражение. Вполне понятно. «Нетаковость» — это одна из самых грандиозных психических защит у женщин. С её помощью можно воображать саму себя живущей вне причинно-следственных связей, а это — практически всемогущество. Чем меньше женщина знает о себе, тем больше она «нетакая», чем менее реалистично она воспринимает свои отношения с мужчиной и собственное поведение в них, тем больше он «нетакой».

Но как бы ни была привлекательна в плане самообмана «нетаковость», правда в том, что мы не знаем самих себя, просто потому что не мы сделали себя такими, каковы мы есть. Мы — не хозяйки самих себя и не распорядительницы церемоний в том что касается наших «точек зрения», «менталитета» и «принципов». В большей части мы представляем собой продукт убеждений, практик и влияния тех, кто окружал нас с момента нашего рождения (семья, школа, общество…). Наша ментальное здание построено чужими руками, которые могли быть добронамеренными, компетентными и нежными (а могли и нет), но это всегда чужие руки. Они сформировали наше сознание, но мало кто осознаёт это: чем больше человек зависим (а женщины в гендерной системе занимают первые места по психологической зависимости), тем более оригинальным он себя считает. Когда мы начинаем самостоятельную жизнь, наши шаги в ней, их направление уже оказываются заданными другими людьми, мы принимаем или отвергаем то и так, что и как нас научили принимать или отвергать, и это в большинстве случаев создаёт нам психический дискомфорт (механическое подчинение всегда неприятно, даже если мы о нём ничего не подозреваем). Отсюда необходимость и важность психической сепарации, то есть, узнавания и понимания той личности, которой нас сделали другие в процессе социализации. «Нетаковость» — непреодолимое препятствие на пути самопознания и сепарации, не стоит ею увлекаться.

Гендерная социализация создаёт для женщин серьёзные трудности в смысле ПСПС:

  • потому что коллективно женщины представляют собой подчинённую социальную группу;
  • потому что существует такое явление как мизогиния и его осуществление — гендерное насилие (системное насилие, применяющееся а) исключительно к женщинам б) по причине их пола в) без возрастного ограничения, то есть, в течение всей жизни: от рождения до смерти).

Если приблизительно смоделировать, какой была бы женщина, обладающая ПСПС и сравнить с характеристиками «обычной» гендерно социализированной женщиной, то получится примерно так:

 Наличие ПСПС  Отсутствие ПСПС
 Женщина реалистично оценивает свои взаимоотношения с другими  Женщина обесценивает или переоценивает качество и значимость своих взаимоотношений с другими
 Женщина принимает себя и собственное поведение как есть, особенно в трудных и стрессовых ситуациях  Женщина перестаёт ценить себя, уважать и принимать себя в случае неосуществления ожиданий. Практикует отрицание действительности в попытке восстановить обрушенную самооценку.
 Ставит перед собой новые цели и пытается достичь их, даже если не уверена в успехе. Идёт на риск. Работает над преодолением страха. Избегает тревожных и/или неопределённых ситуаций. Не задумывается о преодолении страха. Не задумывается о страхе.
 Действует независимо. Берёт на себя инициативу. Нуждается в постоянной указке извне, что делать, и как себя вести. Легко отдаёт мужчине контроль над финансами, собственностью, своим телом, результатами своего труда, своим поведением и социальными связями.
 Берёт на себя ответственность. Активно решает проблемы. Неспособна и старается не нести ответственность. Проблемы субъективно представляются непреодолимыми.
Свободно выражает чувства и эмоции. Учится на поражениях. Контролирует фрустрацию. Приоритет женщины — положительный отклик других, поэтому выражение чувств и эмоций тщательно просчитываются. Фрустрация неконтролируема, быстро ведёт к депрессии.
 Испытывает необходимость нравиться себе, получает удовольствие от ощущения себя. Центральная и приоритетная ось существования — одобрение других. Способна выносить насилие в надежде «заслужить любовь». Считает «нормальным» беспрепятственное выражение мужчиной его собственных вкусов, потребностей, упрёков, гнева, презрения, ненависти и злости — прежде всего по отношению к ней.
 Спонтанная креативность. Подавление креативности, боязнь выделяться, предпочтение «хорошо знакомого старого», рутины.
 Умеет общаться, находит удовлетворение в работе и в поддержании социальныхт связей. Чаще всего неправильно интерпретирует процесс коммуникации. Общие трудности в организации общения и в поддержании социальных связей.

Разумеется, отсутствие ПСПС не возникает у женщин на ровном месте или по причине «их природы», а является закономерным результатом процесса гендерной атрибуции, согласно которой, женщины должны «выгодно зеркалить» своими «личностными качествами» мужчин. Об этом уже много раз писали, но для наглядности:

 Женщины:  Мужчины:
 Пассивность Активность
 Угодливость Твёрдость, непреклонность
 Отсутствие склонности к соревновательности и риску  Способность идти на риск, соревновательность
 Потребность в защите  Автономия и решительность
 Потребность в эмоциональных контактах  Потребность в сексуальных контактах
 Зависимость  Независимость
 Хрупкость  Сила
 Способность заботиться о других  Отсутствие способности заботиться о других и о самих себе
Эмоциональность  Потребность не выражать чувства
Умение сдерживаться  «Неумение», «неспособность» сдерживаться

Наши ПСПС тесно связаны с тем, как к нам относятся окружающие, как они видят нас: мы делаем выводы о себе на основе того, как с нами обращаются и как отвечают на наши запросы. Неравное обращение с девочками и мальчиками имеет прямое влияние на то, в каком катастрофическом состоянии находится самовосприятие у взрослых женщин.

Социальные роли устанавливают, кто, когда и где должен делать то-то и то-то. Никто, если только не боится маргинализации, не может избежать мыслить саму себя и свои действия в рамках определённых социальных ролей, из которых гендерные  самые ригидные. Женщины и мужчины в гендерной системе ролей должны отличаться друг от друга не только по сфере и роду деятельности (разделение труда по признаку пола), но и по тому, что они должны из себя представлять. Женщины, которым вздумается не выполнять приведённые выше гендерные аттрибуции, будут маргинализованы, отвержены и «наказаны» мужским сексуальным невниманием. Таким образом, оказывается, что ПСПС женщин не зависит от них, а определяется другими, конкретно, одобрением или неодобрением (=сексуальным (не)вниманием) со стороны мужчин. Картину дополняют табу на удовлетворение собственных потребностей (маркированных как «эгоизм»), требование к женщинам создавать эмоциональный комфорт и материально обслуживать мужчин (=»забавлять и обслуживать» как альфа и омега «женского предназначения»), положительное подкрепление со стороны общества женских жертвенности, принадлежности, зависимости (=»я-в-отношениях»).

В предыдущем тексте я писала о том, как ещё в родительской семье ребёнок-девочка автоматически ставится в положение «нуждающего субъекта». «Нуждаться в отношениях» — отличный рецепт для того, чтобы попасть в абьюз. В ожидании того, что мужчина «решит её проблемы» (самый распространённый вариант: проблемы с родителями), что он «исполнит её мечты», женщина старательно готовит условия для собственного жизненного провала. В (и ради) любовных отношениях (ий) с мужчиной женщина быстро забывает:

  • что без ПСПС невозможно здоровое психическое и эмоциональное состояние;
  • что она существует вне отношений с мужчиной;
  • что её личность, индивидуальность имеет значение вне отношений с мужчиной;
  • что она не жена и не мать по определению;
  • что она родилась отдельной от других и свободной;
  • что у неё есть собственные желания вне отношений с мужчиной;
  • что у неё есть собственные амбиции вне отношений с мужчиной;
  • что у неё есть собственные мечты вне отношений с мужчиной.

В результате  гнетущая хроническая психологическая боль и фрустрация (из-за отсутствия уверенности в себе). Цена, которую женщина должна платить за «любовь» мужчины, слишком высока для любого чувствующего существа. Это ощущение себя:

  • в изоляции и одиночестве;
  • неумелой и неумной;
  • напуганной и слабой;
  • в напряжении и физически больной;
  • робкой в присутствии уверенных в себе людей;
  • бесполезной и незначительной;
  • преследуемой и патологически привязанной;
  • бессмысленной;
  • депрессивной и апатичной;
  • непонятой;
  • упавшей духом при виде того, как жизнь проходит мимо;
  • озлобленной и разочарованной.

Почему? Да потому что (за редким теоретическим исключением) женщины имеют дело в своих любовных отношениях с людьми, которые ненавидят самих себя, которые патологически неуверены в себе, и поэтому ревнивы и придирчивы, которые знают и молчаливо уверены в том, что они  ничтожества. Всё это порождает в этих людях ярость, обвинения других, ненависть, желание мстить и вымещать. Для этих людей никакая женщина никогда не будет «достаточно хорошей», ни «достаточно красивой», не будет «стараться достаточно». Эти люди всегда будут недовольны. Каждый день мы видим женщин, которые выворачиваются наизнанку, стараясь угодить «своим» мужчинам, заслужить их одобрение; в то время как эти самые мужчины понятия не имеют, что делать со всеми этими выражениями симпатии, преданности, одобрения, идеализации  всё это их только раздражает больше и больше, потому что всколыхивает со дна мутный осадок их презрения к самим себе. Они будут рады обвинить «во всём» выслуживающуюся перед ними женщину и станут свято верить в то, что им так противно, исключительно потому что она такая дура.

Было бы неверным думать, что в личных отношениях мужчина и женщина не могут поменяться ролями. Гендерно социализованные мужчины совсем не те совершенные самодостаточные личности, которыми они себя, согласно таблице выше, воображают. Мужчин тоже можно сделать рабами. Механизм тот же, что и для женщин. Разница в том, что мужчины более защищены своей гендерной ролью. Как доспехами. А женщины психологически и социально буквально распяты и связаны  бери и ешь. Гендерные доспехи у мужчин работают таким образом, что не поддерживают (=неодобрение со стороны общества) мужчину на пути упразднения собственных границ, на пути услужливости, угождения и выслуживания. А вот женщину социум поддерживает на пути деперсонализации. Она чувствует одобрение, она ощущает себя правильной, и поэтому падает дальше. Происходит это в том числе и потому, что мальчики в процессе социализации учатся диссоциировать страх, а девочки  диссоциировать чувство унижения. Взрослые женщины действительно испытывают интеллектуальные и эмоциональные трудности при восприятии и корректной оценке унизительных для них ситуаций: они защищаются от корректного восприятия внеположенной реальности отрицанием.

Внеположенную реальность отрицают как женщины, так и мужчины. За женщинами чаще признаётся подобное дисфункциональное поведение. Однако, я бы сформулировала существенное различие: у женщин отрицание внеположенной реальности  это защитный психический механизм. Они отрицают то, что персонально неприятно им, болезненно. Это  диссоциация, позволяющая женщинам «сохранить лицо», приспособиться к невыносимым условиям. Мужчины отрицают внеположенную реальность совсем на другой основе: они воображают себе то, что они выбирают воображать, то, что им нравится и/или приносит выгоду, и говорят нам, что это  их «восприятие», в их умах оно устанавливает реальность. То, что мы называем «фактами», для них не существует. Именно поэтому они скулят и утверждают, что они подвергаются нападению, всякий раз, когда от них требуют обоснований своих «идей» и «представлений». Мужчины, как группа, полагают и утверждают, что их утверждения действительны только потому, что они их делают. Для них все, что они «объявляют» реальным  реально. То, что мы называем действительностью, не реально для них. Они «объявляют» то, что нужно считать реальностью.

ПСПС можно приобрести, восстановить, закрепить. Приобретение женщиной ПСПС начинается со слова «Хватит!«, с решения женщины остановиться, положить конец собственному движению по пути саморазрушения и воспрепятствовать намерению других разрушать её понемногу каждый день (в процессе потребления).

Несколько слов о жертвах и виктимизме. Что такое «стать жертвой»?  Попасть в такую ситуацию, где у тебя будет существенно ограничена или полностью отнята возможность самостоятельно действовать. «Стать жертвой обмана» означает, что тебя вынудили принять неправильное решение путём манипуляции с информацией. «Стать жертвой ограбления»  у тебя отняли что-то путём применения физической силы. «Стать жертвой абьюза»  столкнуться с человеком/группой людей, эксплуатирующих тебя с помощью различных методов подавления. Так как мы не всемогущи, от нас не зависит сделать так, чтобы другие не имели намерения обмануть нас, ограбить, ударить или психически терроризировать. Жертва переживает специфическую ситуацию отсутствия власти, контроля над внешними обстоятельствами,  переживание, которое сильно затрудняет поиск решения проблемы, выхода из ситуации. Если такое переживание становится убеждённостью в том, что ничего поделать нельзя в принципе, что нас «накажут ещё больше», что лучше так, чем рисковать тем, что нас покинут и разлюбят в случае, если мы начнём самоутверждаться и заявим о своём праве распоряжаться своей жизнью, потому что мы знаем, принимаем и одобряем себя такими, какие мы есть,  то это уже будет виктимизмом. Жертва  это ситуативно, виктимизм  это устойчивый способ саморазрушительного поведения. [Roser Mercé, Roline Schmit, Carmen Valls-Llobet]. По сути, виктимизм отдаёт в руки другого человека возможность решать, что с нами будет.

«Если вы отдаёте в руки другого человека возможность решать за вас, то вас ждут большие проблемы»

Что заставляет женщин заниматься виктимизмом, особенно в любви? (собственно, отношения любви строятся на женском виктимизме, а больше никак; уберите из любви женский виктимизм, и от неё ничего не останется). Женский виктимизм стоит на трёх китах: неконструктивной, патологической самокритике (самоосуждении), патологическом страхе и патологическом чувстве вины.

Отсутствие ПСПС ведёт к тому, что у женщины вырабатывается привычка к самоосуждению, к патологической, циклической самокритике, которая не прекращается практически никогда. Эта самокритика:

  • обвиняет женщину в ошибках. «Ошибкой» может быть вообще всё, что угодно;
  • сравнивает женщину с другими и делает это не в её пользу;
  • устанавливает «планку совершенства» настолько высоко, что до неё невозможно допрыгнуть;
  • никогда не помнит об успехах;
  • всегда помнит о «провалах»;
  • и далее в том же духе.

Патологическая критика требует от женщины быть лучше, красивее, расторопнее  и любимее  всех, если это не так, значит, ты ничего не стоишь. Самоосуждение функционирует с помощью слов «всё, ничего, никогда, всегда, все, никто». Женщина дарит сама себя такими комплиментами, как «тупая, дура, бестолковая, слабачка, эгоистка» и т.д. Самое плохое в этом  это то, что женщина верит в то, что говорит ей патологическая самокритика. Наступает момент, когда она не в силах различить, принадлежит ли этот внутренний голос её матери, отцу, партнёру, мужу, начальнику, окружающим или ей самой. Патологическая критика чрезвычайно токсична. Она хуже любой травмы, потому что она  то единственное, что «время не лечит»; она всегда с нами, всегда обвиняет, обесценивает, находит промахи и недостатки. Постоянно использует образы прошлого, непременно грустные и неприятные, чтобы заставить нас чувствовать себя плохо и понять, что мы ничего не стоим.

Патологический страх лежит в основе большинства «обычных» эмоций женщины. Гордость, чувство вины, стыд, тревога  всё это страх. Когда страх управляет нашей жизнью (а женщинам положено бояться и убеждать себя и окружающих в том, что они боятся: показывать страх, чтобы оттенить мужское якобы бесстрашие), весь наш опыт кажется нам негативным, мы наполняемся пессимизмом. Необходимо помнить, что страх пропитывает практически всю субъективность женщины, поощряет практику отрицания реальности, не позволяет женщине видеть собственные возможности и благоприятные случаи, предоставляемые ей жизнью. Разумеется, сам по себе страх не плох и не хорош, в человеческом психизме он имеет защитную функцию, делает возможной самозащиту. Но патологический страх быстро начинает управлять нашей жизнью, лишает нас возможности прожить её. Если тебя постоянно обвиняют, манипулируют, вводят в заблуждение, если тебе лгут, то ты будешь жить в патологическом страхе. Если ты боишься потерять малейшую толику контроля за собственными эмоциями и быть за это осмеянной или наказанной, ты будешь жить в патологическом страхе. Если ты считаешь себя недостойной принятия, поддержки, доброжелательного отношения со стороны другого человека, значит, тебе очень страшно. Если ты симулируешь силу, чтобы скрыть бессилие, симулируешь счастье, чтобы скрыть отчаяние, симулируешь «любовь» и «желание» к кому-то, кто дурно относится к тебе.., значит, ты живёшь во лжи, с помощью которой пытаешься защититься от патологического страха. Ты обманываешь себя и лишаешь себя возможности быть свободной.

Результатом патологического страха являются обсессивная привязанность и патологическая зависимость. Они-то под видом «любви» и представляются тебе единственно «правильным» способом существования.

Патологическое чувство вины. Отсутствие ПСПС ведёт к возникновению устойчивого убеждения в том, что всё происходящее не просто непременно имеет отношение именно к нам, но и что мы виноваты в происходящем. Патологическое чувство вины тесно связано со страхом отрицательной оценки со стороны других. По сути, чувство вины говорит: «Я боюсь, что мои родители, муж, парень и тд узнают, о том, что я сделала, и обидятся, покинут меня, перестанут любить». Также патологическая вина имеет тесные связи с отрицаемыми чувствами раздражения и озлобленности: «Мне не удаётся соответствовать ожиданиям любимого», «Мне страшно признать, как меня бесят его ожидания». Пытаться соответствовать ожиданиям других  прекрасный способ нарваться на манипуляции с их стороны. Женщины очень редко решаются на несоответствие подобным ожиданиям.

По контрасту с патологическими самообвинениями, женщины легко «прощают недостатки» других, они сами ищут им оправдания даже тогда, когда другие и не думают оправдываться. Было бы неплохо, если бы женщины начали задаваться вопросом, а не достойны ли они такого же поддерживающего и вспомогающего отношения со стороны других?

Патологическая самокритика, патологический страх и патологическая вина внутренне парализуют женщину, заставляют её впасть в виктимизм. Получается, что внутренние, интериоризованные механизмы способствуют тому, что женщина ведёт себя наиболее невыгодным для себя образом. Общество предпочитает видеть только результаты этого действия, оно искусно манипулирует определением «жертвы», согласно которому, жертва никак не способствует своему попаданию в экстремальную ситуацию. А женщина, оказывается, способствует.., она же действительно стремится в отношения, замуж, активно предпринимает поиски любви, любимого, посещает «тренинги Клеопатры», на что же ей потом жаловаться?

Общество подготавливает в психике женщины почву для патологической самокритики, патологического страха и патологической вины посредством научения, закладывания программы — через воспитание. Пробегавшие мимо хищник или грызун (=ака «любимый мужчина»), опираясь на заложенный патологический потенциал,«запускают мотор» и стригут купоны. Дальше женщина уже везде «сама».

Обозначить вектор действия патриархата на женщин можно как «через идеологию в физиологию, затем из физиологии (патологизированной) в психологию, и заново в идеологию (воспитание нового поколения на качественно новом витке маразма)».

Отсутствие ПСПС  это то, что толкает женщину на (отчаянные) поиски отношений и любви, несмотря на то, что и в родительской семье, и в опыте окружающих женщин они могли бы  если бы решились и захотели  увидеть, что «быть в отношениях» (не говоря уже о замужестве) для женщины, как правило, есть синоним «больших проблем». Любовь расставляет женщинам ловушки [Beatrice Poschenrieder], в которые те охотно попадаются.

Итак, «сама, сама, сама»:

Ловушка первая: «Ты  моё всё». Женщина, лишённая ПСПС, превращает мужчину в «центр вселенной», вокруг которого заставляет вращаться саму себя и тех, кого только может (дети, родственники, знакомые). Её мысли (и разговоры) постоянно заняты «им», причём в этих раздумьях женщина постоянно ощущает тревогу, напряжение. Её чувства «слиты» с его настроением, эмоциями, чувствами. Женщина возлагает на себя «священный долг» поддержания «отношений», поэтому её подчинение, чувство бессилия и зависимостифрустрация в этих самых «отношениях»  неизбежны. В этом ей «помогает» стереотип о том, что мужчины «боятся» сильных, независимых и уверенных в себе женщин, и стараются их избегать. То, что стараются избегать,  это правда, а вот то, что «боятся»,  отнюдь. Речь идёт не о «боязни», а о том, что в «отношениях» мужчина ни за что не откажется от претензий на власть и на привилегированное положение.

Ловушка вторая: «Моё счастье зависит от тебя». Без положительной самооценки и принятия себя по факту существования женщина проводит жизнь в поисках внешнего одобрения и внимания (любого рода). Разумеется, одобрение значимой фигуры особенно желанно и дорого. Значимая фигура в гендерной системе, понятное дело,  это мужчина. Его одобрение/неодобрение оказывается решающим для самочувствия женщины. Мужчина может играть её самочувствием, как ему вздумается, давая или забирая свою «санкцию», то есть, одобрение. Женщина постоянно ищет, просит, требует, пытается заслужить, чтобы ей сказали, как её «любят». Если мужчина «посылает её в игнор», женщина аннулирована. Если мужчина издевается над ней, оскорбляет, унижает, упрекает, орёт.., женщина молчит вместо того, чтобы защищаться. Её ощущение себя настолько зависит от его внимания, что она не осмеливается «показать характер»: женщина отказывается от собственной индивидуальности, автономии, деградирует, превращается в «бесплатное приложение» к мужчине, который, в свою очередь, уже совершенно открыто ненавидит и презирает её.

Ловушка третья: «Ты  мой талисман». Женщина возлагает на «отношения» с мужчиной надежду на компенсацию собственных личностных изъянов, комплексов, дефицитов. Предполагается, что мужчина «исполнит желания», «осуществит мечты».

Ловушка четвёртая: «Ты большой, а я маленькая». Ради сохранности «отношений» женщина идёт на унижения, даже не замечая этого. Что бы ни означал факт того, что абсолютное большинство мужчин не выносят уверенных в себе женщин, сам этот факт никуда не денется: «хочешь любви  умей унижаться». «Терпя и уступая», женщина не видит, как она открывает дверь всевозможному насилию:

«Когда самооценка настолько нестабильна и зависима от оценки мужчины, подцепить крючком эту самооценку очень легко, а потом таскай ее на крючке этом, как рыбу по берегу, пока не издохнет…» (с)

Ловушка пятая: «Я такая слабая и беззащитная…» Устраивая перформансы «нежного хрупкого создания», женщина думает, что таким образом мужчина возьмёт на себя заботу о ней, примется удовлетворять её потребности, будет делать неприятную тяжёлую работу, короче, играть роль защитника и добытчика. Мужское Эго, несомненно, от «слабости и беззащитности» женщины растёт, как на дрожжах, но последствиями этого роста будут не забота о женщине или что-то подобное, а то, что очень быстро все решения мужчина начнёт принимать единолично, «задвинет» женщину на задний план и будет обращаться с ней, как с элементом интерьера. Он полностью теряет к ней уважение (она же не может дать сдачи):

«Повальное убеждение женщин, что если мужчине поднять самооценку методом принижения своей, то он поверит в свои силы и всего добьется. А мужчины смотрят на этих подстилок и думают: «ну… тряпка конечно… ладно, пусть будет, должен же кто-то дом убирать и за детьми смотреть». И женщина через пару-тройку лет смотрит на себя и думает: «я, конечно, тряпка, ну кому я такая нужна». И приходит к психологу с вопросом: «а как я стала тряпкой, что произошло?» (с)

Ловушка шестая: «Я отдаю». Главная гендерная роль женщины — «Заботливая Мама». Это и есть главное ожидание мужчины в браке или «отношениях». Для женщины «нормально» не ожидать и тем более просить (и менее всего — требовать) от мужчины даже минимальной ответной заботы. В каталоге женской мудрости этот момент сформулирован аксиомой: «Зато замужем, какой-никакой, а муж». Женщина отдаст «в отношениях» всё, но не получит в них ничего:

«Для патриархальной женщины мужчина — Бог, ей приятно любое служение ему, унижение возвышает ее в собственных глазах, ослабляет давление супер-эго, ускоряет поток дофамина, окрыляет. И если у глубоко верующего попытаться отнять его религию, он будет бороться, он пойдет на бой, поскольку, не защитив своего Бога, он будет не только чувствовать себя навсегда потерявшим Рай, но и мучиться от того, что оказался слабаком, предателем, ничтожеством, достойным самых страшных наказаний» (с).

Ловушка седьмая: «Если бы ты меня любил…» Женщина живёт в иллюзии относительно того, что мужчина думает о нейо её нуждах и потребностях, просто не говорит об этом вслух. Это, конечно, не соответствует действительности, и постепенно ожидания женщины превращаются в чувство разочарования, в подспудную враждебность и агрессию, которые она вынуждена подавлять или прятать в соматизации типа «головной боли».

Ловушка восьмая: «Я жирная». Когда женщина говорит о себе подобные вещи, она делает это в надежде получить положительную оценку от мужчины; пусть он скажет, что она привлекательна и любима. Кроме того, такая «самокритичность» — это попытка избежать его критику, опередить и предупредить её; женщина предпочитает унизить себя сама, ей кажется, что так она сохраняет контроль над ситуацией. Все подобные уничижительные комментарии впоследствии будут использованы против неё.

Ловушка девятая: «Что, она тебе больше нравится?» Эта ловушка — продолжение предыдущей. То же самое «предупреждение критики» и негативного сравнения, только осложнённое ещё и тем, что женщина отделяется, изолирует себя от других женщин мизогинными ментальными установками («ревность», «все проститутки», «завидуют» и проч.). Ей не у кого будет попросить помощи, другие женщины — её врагини.

Ловушка десятая: «Мне просто не везёт на мужчин». Главная причина «миграции» женщин из одних разрушительных отношений в другие, на мой взгляд, кроется в положении «нуждающегося субъекта», в которое они, в большинстве случаев, поставлены с самого раннего детства. Это —  патологическая установка «добиться любви «эмоционально недоступных» людей во что бы то ни стало», тогда чем дисфункциональнее будет встреченный мужчина, тем сильнее будет воздействие этой установки на женщину.

Чем опасны эти ловушки? Тем, что, попав в них, женщина начинает работать на подкрепление и подтверждение гендерных стереотипов, а «отношения» начинают неуклонно двигаться в сторону абьюза, сценария гендерного насилия:

 Мужские гендерные установки, оправдывающие абьюз Поведение женщины, подкрепляющее мужские гендерные установки
 «Мужчины лучше женщин». «Его благополучие важнее моего. Нельзя быть эгоисткой.»
«Женщины служат нам и должны нам подчиняться при любых обстоятельствах». «Вся моя энергия, все мои старания и всё моё время отданы партнёру и отношениям: это мой главный приоритет».
«Сильный, решительный и авторитарный мужчина обладает привлекательностью в глазах женщин» «Я позволяю ему указывать мне, как одеваться, куда и с кем ходить, с кем общаться, как тратить личные деньги и т.д.»
«Мужчину должны уважать. Внушать страх — неплохое средство добиться уважения». «Если мне что-то не нравится или я с чем-то не согласна, я лучше промолчу».
«Мужчины решают вопросы силовыми методами». «Мудрая/настоящая женщина не станет обижаться из-за пустяков*. Надо пересмотреть прежде всего своё отношение к некоторым вещам и не принимать всё так близко к сердцу».* «пустяки» = высмеивания, игнорирование, выражения презрения, неуважения
 «Женщины не знают, чего хотят. Иногда их приходится учить». «Разногласия* бывают у всех, но любовь всё преодолеет. Я должна стать лучше».*»разногласия» = побои, оскорбления, унижения, агрессия, экономический террор, психологический абьюз, травля

Вполне возможно, что именно поэтому слоган «самадуравиновата» имеет такое гипертрофированное влияние как в общественном мнении, так и в сознании самих женщин: потому что «делала это сама и знает об этом»?

Несколько (резких) слов о том, как «радикальные бабы запретили любовь» (с). «Радикальные бабы» — это, как я поняла, я и сотоварки или сотоварки и я. Мне тут есть, что сказать. Во-первых, спокойствие, только спокойствие: никакие радикальные бабы запретить вам ничего не могут, дорогие женщины, феминистки, реалистки и другие все. И вот почему: чтобы запрещать, принуждать, необходимо, чтобы та, которой запрещают, которую принуждают, обладала хотя бы небольшой свободой воли, самосознанием, необходимо, чтобы локус контроля хотя бы отчасти находился внутри. Это и было бы точкой воздействия запрета и/или принуждения. Когда локус контроля находится вовне, а под «желаниями» и «волей» маскируется невроз, запрет и принуждение бессмысленны, это пустая трата энергии, они не нужны: вас уже не надо заставлять, вам не надо запрещать. Вами управляют: нажимают на нужные кнопочки, вы пищите. Так как мы, «радикальные бабы», сами когда-то были такими же пищалками, мы знаем, о чём именно говорим. И да, мы — единственные, кто сознательно отказывается от управления вами. А разве не могли бы? Конечно, могли: тут пообещали, там подпитали невроз (неважно, что вы потом быстро загнётесь), сюда подставили приятную иллюзию, здесь мягко подтолкнули в «нужном» направлении…

Так что «запретили любовь» — это как братцу Иванушке «запретили пить из лужи», рассказали о том, чтó именно он лакать собрался:

«Вообще, если честно, то, что мужчины чаще всего называют любовью к женщине, — не большое такое счастье для нее и вовсе не то, чем стоит как-то дорожить и стараться удержать. Чаще всего это то самое и есть, от чего надо бежать, как от огня. Ни один мужчина не потерпел бы, если бы его так любили. И безнаказанной бы такую любовь не оставил, потому что она — громадное зло по отношению к «любимому». Она делает из человека вещь, продукт потребления, она разрушает личность, отнимает радость жизни, свободу, достоинство, все, ради чего стоит жить, и заменяет все это собой, своей офигенно ценной любящей персоной, вокруг которой жизнь якобы любимого человека должна теперь вращаться двадцать четыре часа в сутки, триста шестьдесят пять дней в году. Любовь ценна, если побуждает дарить любимому что-то, кроме самого себя и своих необычайно важных потребностей, а не жрать другого человека по частям и убивать её душу»  (caballo_marino)

«Главный Агрессор российский находится в коллективном бессознательном. Он внушает женщинам мысль, что без подчинения мужчине она не найдет себе действительно сильного самца, что на равных с ней будет лишь самец дохлый, неспособный ни на что, что она тем самым либо лишает себя плодотворного материнства, будет вынуждена работать и не уделять детям внимания, либо лишает детей нормального состоятельного отца и материальной поддержки.., короче не мать, а ехидна. Зато история с альфом-самцом преподносится как счастливая сказка, где женщина подчиняется, а ее берегут и защищают от невзгод, опекают детей, и все окружающие женщины умирают от зависти, потому что она отхватила супер-приз. После такой мозговой обработки, женщина уже заражена вирусом. И теперь любое чмо может ее доминировать, унижать и мучить. Она даже выбирать не сможет, поскольку в действие вступают любопытнейшие законы искаженного восприятия, о которых надо говорить отдельно.»

Насколько я могу судить по наблюдениям за «живой природой», после очередного «акта подчинения» даже у самых мистически верующих в добытчика-защитника дам идёт откат в ненависть к себе. Вымещается на детях, в тайном (и явном) прикладывании к бутылке, сигарете (или другим токсическим веществам), в нанесении телесного вреда себе (какая-нибудь особенно жестокая депиляция, покрас волос в цвет орангутанга, принятие слабительного — так как субъективно ощущается застой и даже боли в кишечнике — короче, резкое усиление дисциплинарных телесных практик). «Ведь «мужчина-Бог» (или, в миру, добытчик-защитник, альфа-самец) — это иллюзия, а перед глазами —морда животного, со слабостями, пошлостями, гнусностями, и реальность то и дело разбивает завесу самовнушения. Бог хорош, когда он на Небе, а не когда храпит рядышком пьяный. Поэтому, чтобы не ненавидеть и не убить его, ненавидят себя и детей. То есть, адекватное восприятие реальности есть. Данное в ощущениях («морда животного») воспринимается правильно, но на каком-то этапе процесса это восприятие блокируется:  это страх и бегство в спасительную иллюзию, из-за невозможности принять. А что делать с мордой животного, которое ведет себя как Бог? — Только плюнуть в эту морду, а это чревато. И уход чреват. И даже когда сейчас не так уж и чреват, большинству вполне доступен, женщины парализованы массово. Цепи остались в мозгу, потому что «любовь». Женщинам легче извратить разум, разрушить лобные доли, свести себя с ума, привить себе шизофрению и жить дальше в своих иллюзиях-галлюцинациях, изредка выныривая, ужасаясь, и заныривая обратно.» Вот что происходит. Вот куда вы стремитесь и держите круговую оборону, а то вдруг вам туда «запретят».

Пока женщины инвестируют себя в любовь к мужчинам, они отчуждают собственную силу. Они виктимны, они — рабыни. Они «ничего не могут», ни индивидуально, ни коллективно (собраться и написать устав феминистской партии — проблема века). Впрочем, проблемы с реальными действиями закономерны: это попытка поставить телегу впереди лошади. Сначала должен быть пройдет путь самосознания, осуществлён личный эмпауэрмент (обретение силы), и только тогда у нас будет получаться что-то организованно предпринять.

Необходимость разделаться раз и навсегда с любовью является для женщин жизненным приоритетом. В мире, где мы живём, женщин и их детей массово убивают, насилуют, морят голодом, обрекают на бедность и нищету, но самое дикое не это, а то, что женщины — взрослые, сильные, умные, дееспособные люди — неспособны защитить себя и своих детей от физических и моральных посягательств. Любовь в конце концов ставит нас в положение не просто жертв и заложниц гендерного насилия, но и — через виктимное поведение — в извращённое положение ответственных за непротивление ему. Преступления совершают мужчины, а мы и наши дети расплачиваемся за них пожизненно, потому что, благодаря в первую очередь любви, эти преступления остаются безнаказанными. Мы совершенно не по средствам щедры.

О практиках эмпауэрмента и обретения ПСПС — в следующей части текста.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − семнадцать =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.