03.08.2013

Женщина в России — это болезнь

  • Авторка: Алина Маркова
В России есть целый набор мифов о женской физиологии, из которых следует: быть женщиной в России — значит априори быть больным человеком.

«Не сиди на полу, тебе еще рожать!» — строго говорили воспитательницы в моем детском саду. Любые попытки сопротивления прерывались подробным рассказом о болезнях, подстерегающих женщин на каждом шагу. Короче, все сводилось к тому, что люди женского пола — существа крайне болезненные, поэтому поиграть на полу в солдатиков ну никак нельзя. Взрослея, мы обнаруживаем, что в России есть еще множество мифов и табу, связанных с нашей половой принадлежностью.

Уже во время первого похода к гинекологу может материализоваться миф о болезни под названием «эрозия шейки матки».

blog_entry_185140Много лет назад гинекологи решили: шейка матки должна выглядеть определенным образом и никак иначе. Впоследствии оказалось, что этот тезис ошибочен  — «изнутри» мы тоже разные. Закрытая шейка матки напоминает сомкнутые губы, которые могут быть разной формы, цвета и степени вывернутости, как и губы у нас на лице. Но российские врачи организму такой вольности не позволяют. И если шейка матки оказывается вывернута чуть больше, чем обычно (в цивилизованной медицине такое строение считают вариантом нормы), тогда российский врач может поставить диагноз «эрозия». В России этот диагноз ставят от 10 до 50% женщин, сопровождая комментарием об опасности заболеть раком и угрожая потерей ребенка во время беременности, если «эрозию» не лечить. На самом деле совсем не всякую эрозию нужно лечить, тем более что предписываемое лечение часто небезопасно — это воздействие на «эрозию» (а на самом деле на здоровую ткань) лазером, высокими и низкими температурами, химическими веществами, которые разрушают клетки «неправильного» эпителия.

Не только в поликлиниках, но и в русскоязычном «медицинском» интернете почти не встретишь врачей, которые следят за мировой гинекологической практикой, где отношение к эрозии совсем другое. Я чудом нашла одного — гинеколог Александра Борисова так комментирует на форуме проблему:

«Эрозия (за рубежом ее называют «эктопия») — это не болезнь, это вариант физиологической нормы… Поскольку это норма, то она не требует никакого лечения. Она сама по себе не увеличивает и не уменьшает риск развития предрака/рака шейки матки… Для того чтобы оценить строение клеток шейки матки, нужно делать Пап-тест (цитология шейки матки). Это самый частый гинекологический тест в западной медицине. Именно Пап-тест, а не мазок на флору из влагалища. Пап-тест рекомендуется делать хотя бы раз в год всем женщинам (с начала половой жизни)».

Еще один миф — под названием «беременность и роды». Эти этапы материнства так тщательно мониторятся, как будто у вас тяжелое хроническое заболевание. В обычной консультации женщине назначают десятки наименований препаратов. Беременных пугают осложнениями, хотя многие эти осложнения, увы, вызваны ненужными действиями самих врачей. Например, от отеков иногда назначают эуфиллин. Вообще-то это препарат для лечения спазма бронхов, а его мочегонное (и соответственно, противоотечное) действие — скорее, побочный эффект. Но есть и еще одно возможное осложнение: он может вызывать жизнеопасные нарушения ритма сердца. Беременная начинает хуже себя чувствовать, попадает в стационар и еще раз убеждается: нормально родить можно только с помощью врачей, и непременно будет больно и страшно.

Кстати, современное Английское общество акушеров-гинекологов рекомендует всего пять визитов к врачу примерно за 40 недель беременности — в несколько раз меньше, чем в России, где их предполагается 17. Как можно чувствовать себя здоровым человеком, если ты каждые две недели должна показываться врачу и называешься при этом «пациенткой»? На «пациентку» стараешься не реагировать, но получается не очень хорошо. Вот, например, типичная цитата с форума — женщина, которую «положили подготовиться к родам», пишет: «За 4 дня совсем распустилась. Чувствую себя больной».

Если задуматься, то физиология женщины в России — повод для возникновения не только медицинских, но и социальных мифов. Без устали обсуждается ее «излишняя эмоциональность» перед началом менструаций и во время климакса. И это при том, что предменструальным синдромом — ПМС — страдают не более 20% женщин, как правило, с лишним весом, постоянным дефицитом сна и курящих. До недавнего времени всерьез считалось, что женщина не может хорошо водить машину, потому что «из-за эмоциональности ее внимание рассеивается». А беременным вообще приписывают снижение интеллекта — кстати, недавно было опубликовано исследование, опровергающее этот тезис. Еще женщинам нельзя поднимать тяжести вроде бы из-за влияния на репродуктивную функцию, то серьезные тяжести не стоит поднимать никому — из-за опасности ущемления корешков спинного мозга и нарушения работы некоторых важных органов: прямой кишки, мышц малого таза. Это может привести к анальным трещинам, геморрою и т. п. Напротив, якобы особо опасное для женщин сидение на полу не приведет к воспалению внутренних органов, потому что воспаление, как у мужчин, так и у женщин, вызывают микроорганизмы, а не сквозняки.

Но мифами дело не ограничивается. Существование женщины связано еще и с определенными табу. Например, тема менструаций табуирована настолько, что редкий русский мужчина осмеливается купить жене тампоны в аптеке, а жена, в свою очередь, стесняется его об этом попросить; однако ж покупки туалетной бумаги никто не смущается. На тему «критических дней» не шутят даже самые закоренелые циники и матершинники, в русском языке просто нет таких слов и выражений, а в английском сленговых синонимов для менструации десятки; сложно представить, что название коктейля «Кровавая Мэри» могли бы придумать в России.

Мы можем кидать подругам ссылки на научные исследования, показывающие, что на Западе их страшная «женская болезнь» считается нормой; отправлять родственников к грамотным врачам и спорить с учителями наших детей. Как вы думаете, какими еще способами мы можем донести до общества мысль, что «женщина» — это не больше диагноз, чем «мужчина»?

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

4 комментария на «“Женщина в России — это болезнь”»

  1. Ангелина:

    Вот по поводу беременности не согласна. Я в 36 созрела-таки на первого ребенка и могу сказать, что это очень тяжело. И да, я так же заметила, что мне стало труднее сфокусировать свое внимание на чем-то. То, что давалось мне раньше легко, сейчас дается с трудом. Так же я обнаружила, что не могу водить машину, хотя до этого могла запросто преодолеть 800 км без сна и отдыха.
    Ну а тампоны все мои три мужа покупали. Правда, предыдущим двум это не помогло стать нормальными мужьями)

  2. Ольга:

    Я считаю, не нужно и обратного угнетения — убеждать женщин в том, что они не должны относиться к беременности как к болезни, даже если самочувствие плохое. Кто как хочет,так и относится.

  3. Анна:

    Врачи просто перестраховываются и перегибают палку. Чтобы в случае каких либо проблем они сообщили — проблему предвидели, назначили это и на всякий случай это. Мне тоже в начале беременности прописали лишний (как оказалось позже) препарат.Снижение умственных способностей и ухудшение памяти тоже ощутила .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 4 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.