18.03.2014

Мониторинг прав женщин в РФ. Занятость и безработица

Несмотря на высокую долю женщин в малом бизнесе, в законодательстве не выделяются специально меры для предпринимательниц, а также самозанятых на дому, хотя у них традиционно меньше, чем у мужчин, сложившихся социальных связей, и отсюда — возможностей коммерческого успеха.

Оценка выполнения рекомендаций Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин в области занятости и материального положения женщин

Занятость и безработица

Период 2000-х годов для России был более благополучным, чем предыдущий — экономическое оживление в целом, в том числе в сфере труда и доходов населения. С момента последнего рассмотрения национального доклада России в ООН (январь 2002 г.) по выполнению обязательств государства в соответствии с Конвенцией, на фоне общего экономического подъема занятость женщин увеличивалась, причем более высокими темпами, чем у мужчин.

Однако высокие темпы всего лишь восстанавливают роль работающих женщин в экономике, которая резко снизилась в кризисные 1992-1998 гг. Ныне мы можем констатировать, что уровень занятости женщин — 49% от всех занятых (2005 г.), стал выше кризисного — 47% (1992 г.), но не достиг еще дореформенного — 51% (1990 г.). рост женской занятости в экономике

Естественно сократилась и общая, и женская безработица. Если пик безработицы достигал в 1999 г. — 15,5% у мужчин и 14,5% у женщин (февраль 1999 г.), то современные показатели по полу 2006 г. (август) не только резко меньше, но и практически не различаются — 6,2% (мужчины) и 6,0% (женщины). Это свидетельствует о положительной общей макроэкономической динамике женского сегмента рынка труда.

Но при отмеченном положительном векторе остаются существенные структурные перекосы, важные как для современности, так и на перспективу. Во-первых, не сократилась официально зарегистрированная безработица, и по- прежнему она, главным образом женская — две трети от зарегистрированных безработных обоего пола. Причем вырос показатель длительно (свыше 12 месяцев) ищущих работу.

общая безработица в россииВо-вторых, зона возможного трудоустройства для женщин существенно отличается от мужской. Причины в сырьевой направленности экономики (успешное развитие нефтегазового и горно-металлургического комплексов) и одновременно: кризисное состояние многих сфер с преимущественно женской занятостью (легкая, текстильная, часовая, приборостроительная отрасли промышленности, радио, проектное дело); реструктуризация по полу менеджмента среднего звена на предприятиях и в организациях, где работодатели при общем сокращении предпочитают нанимать мужчин; вытеснение женского труда с хорошо оплачиваемых в новых рыночных условиях работ (финансовые организации); отсутствие поощрения малого бизнеса вообще, и женского в частности (среди занятых в малом бизнесе женщин — не более трети) и т. п. В настоящее время версификация женского труда резко изменилась — главной женской работой в СССР была деятельность в промышленных отраслях народного хозяйства, а теперь торговля (с более низким профессиональным уровнем), в которой в 2004 г. было занято 20,7% всех женщин, тогда как в 1990 г. — 12,2%. В 2006 г. только среди продавцов, демонстраторов товаров и т. п. было 4,1 млн женщин (для сравнения, специалисты среднего уровня квалификации в образовании и здраво- охранении — 3,3 млн человек).

По нашей оценке, ранее у женщин был в два-три раза больший выбор рабочих мест, чем теперь, и эту разницу не восполняет появление новых профессий, связанных с рынком (реклама, недвижимость и т. п.)

К тому же в последнее время пошло на убыль количество рабочих мест в учреждениях социально-культурных услуг, и это связано и с экономией бюджета, и с сокращением населения. профессиональный выбор для женщин сужается

Отсюда — сужение пространства рабочих мест для женщин, в том числе на крупных предприятиях, работа на которых традиционно связана с большей степенью соблюдения трудового законодательства, профессиональным самоутверждением, жизнью в коллективе, некоторым социальным обслуживанием, охраной репродуктивных прав и т. п. И, напротив, расширение малоквалифицированной рабочей зоны, с большей зависимостью от личного отношения предпринимателя, с меньшей социально-трудовой защищенностью.

Ситуация осложняется негативной для женщин кадровой политикой на предприятиях. В ходе одного из обследований Центра исследований рынка труда ИЭ РАН (ЦИРТ) было опрошено 290 директоров, из которых треть признали предпочтительным принять на работу мужчину, особенно при найме руководителей и квалифицированных рабочих.

Наблюдается большая уязвимость безработных женщин (прежде всего, молодых и предпенсионного возраста), чем мужчин, поэтому они и предпочитают официально регистрироваться в государственной службе занятости, чтобы получить пособие и возможность переобучиться. По данным службы занятости в 2004 г. отмечены следующие изменения показателей регистрируемой безработицы:

  • женщины составили 66,3% от числа официально зарегистрированных безработных, что немногим отличается от официальных данных предшествующих лет (для сравнения: 2003-2002 гг. — 67,5%, 2001 г. — 67,9%, 2000 г. — 68,9%);
  • продолжает оставаться высокой численность официально зарегистрированных в государственной службе занятости безработных граждан, имеющих длительный перерыв в работе (более года), среди них доля женщин в 2004 г. составила 65,1%. (для сравнения: в 2001 г. — 69,6%);
  • из числа безработных, не имеющих профессии или специальности, женщины составляли 66,1% (2001 г. — 67%);
  • из числа безработной молодежи в возрасте до 29 лет женщины — 70% (2001 г. — 72%);
  • из числа безработных предпенсионного возраста — 72,1% женщины (2001 г. — 79,3%), что говорит об отчетливом «эйджизме» работодателей; среди выпускников высших и средних профессиональных учебных заведений женщин насчитывалось 74,2% (2001 г. — 83,5%); среди выпускников общеобразовательных школ — 64% (2001 г. — 68%);
  • уровень регистрируемой безработицы женщин в течение 90-х годов неизменно в 2-3 раза превышал уровень безработицы мужчин, данная тенденция сохранилась и в начале 2000-х годов.

4

Это факты. И как же законодатели реагируют на них? При наблюдаемом ныне расцвете программирования в социально-экономической политике государства, в сфере труда изменения не наблюдаются. Отсутствует государственная программа занятости и развития рабочих мест. Нет налоговых льгот, поощряющих предпринимателя открывать новые рабочие места, в том числе для женщин, которым нет применения в нефтегазовой, горнодобывающей и тому подобных успешно развивающихся отраслях с тяжелыми и вредными условиями труда. Служба занятости с федерального уровня передана на уровень регионов, тем самым уменьшены возможности национальной политики на рынке труда в масштабах страны.

Из государственного управления исключено обязательное социальное страхование по безработице с его программами активной занятости, в частности, помощь в открытии собственного дела для безработных, чем пользовались в основном женщины, составляющие большинство официальных безработных.

Право установления пособия по безработице с 2005 г. передано из Федерального Собрания Российской Федерации (законодательный уровень) в Правительство Российской Федерации (исполнительная власть), которое не пересматривает его размеры, хотя повышается минимальный размер оплаты труда, растет минимальная стоимость жизни, измеряемая показателем прожиточного минимума. К примеру, минимум пособия по безработице в 2006 г. — 720 рублей, минимум оплаты — 1100 рублей, максимум пособия — 2900 рублей, что ниже прожиточного минимума трудоспособного населения — 3600 рублей в месяц, не говоря уж о средней заработной плате — 10700 рублей. Да и это пособие по безработице, по рассказам женщин, тяжело оформляется, действует всего год, в течение которого не всем удается официально трудоустроиться. «Банк» прилично оплачиваемых вакансий в службе занятости содержит больше заявок на «мужские», чем на «женские» профессии.

По сумме указанных обстоятельств нередкий выход для женщины — занятость в малом бизнесе (мелкая торговля, сетевой маркетинг), как правило, неформальная. А это либо отсутствие трудового договора, либо договор подряда из-за нежелания предпринимателя платить социальный налог за работника в полном объеме. Следствие — нерегулируемая продолжительность рабочего времени, невыплата сверхурочных, неоплачиваемое совмещение дополнительных обязанностей, отсутствие гарантии предоставления отпусков, социальных выплат по обязательному страхованию (по болезни, беременности и пр.). Даже там, где малый бизнес работает легально и использует упрощенную систему налогообложения, уплачивая единый налог, в составе которого предусмотрены социальные отчисления (в фонды обязательного медицинского страхования и социального страхования), работник получает минимальные выплаты по социальному страхованию, к примеру, по беременности и родам. Таким образом, реально существует дискриминация в сфере социальных услуг работницы малого предприятия по сравнению с работницей в крупной фирме с обычным платежом ЕСН (единого социального налога).

Получается, что стимулирование правительством малого бизнеса как общепризнанной задачи экономического развития происходит не за счет государства, которое возмещает [1] предусмотренную для работодателя налоговую льготу, а за счет ухудшения положения в зоне социального страхования, прежде всего, женщин — наиболее массового его субъекта. На практике распространено нежелание (связанное, как правило, с отсутствием людских ресурсов) работодателя заниматься оформлением и расчетом всевозможных пособий, их выплатой за счет средств предприятия и ожиданием их возмещения от ФСС (фонда социального страхования).

неформальная занятость женщин

В 2006 г. в неформальной занятости насчитывалось 6,7 млн женщин, в том числе в городе — 3,7 млн (всего в России 13,9 млн неформалов). Причем растет этот сектор очень быстро. По данным Росстата, к примеру, за 2006 г. он обеспечил весь прирост общей занятости в стране, что означает практическую стагнацию в области легальной, формальной занятости.

Приведем несколько свидетельств тех, кто нашел выход в неформальной занятости (опрос в г. Новокузнецке Кемеровской области).

Полина, 50 лет, образование высшее (финансист), работала на шахте бухгалтером, теперь распространяет БАДы  (неформальная занятость), один ребенок, г. Новокузнецк, Кемеровская область:

«Я имела опыт обращения в городскую службу занятости. Женщинам в лучшем случае они предлагают работать поломойками. Мы тогда ещё смеялись: конкурс на поломоек — нужны с высшим образованием. На предприятие можно попасть, если тебя кто-то знает. А если со стороны человек приходит — то только мыть полы».

Нина, 42 года, образование среднетехническое, продавец в киоске, (неформальная занятость), двое детей, г. Новокузнецк, Кемеровская область:

«Работала на Запсибе [Западно-Сибирский металлургический комбинат]. У меня „металлургическая“ профессия — контролер ОТК. Работала в конвертерном цехе. А сейчас невозможно устроиться. Стоит тысяч 50. Сунешь, примут хотя бы техничкой. А там пробивай себе дорогу. По специальности сейчас нереально устроиться. Тем более женщине. Особенно когда за 40».

Марина, 37 лет, образование среднее специальное (фельдшер), сочетает формальную и неформальную занятость, двое детей, г. Новокузнецк, Кемеровская область:

«Работаю два с половиной года в Социальном реабилитационном центре для несовершеннолетних „Полярная звезда“. До этого почти 20 лет работала на шахте „Зыряновская“ в здравпункте. Но шахту после взрыва закрыли. Еще работаю в муниципальном предприятии на уборке. И ещё на другом небольшом предприятии, где тоже есть техника и водителей надо освидетельствовать перед сменой. Сейчас ещё в сетевой компании по прямым продажам. Я прямо среди „своих“ в коллективе набираю заказы — определенный процент мой. Большая помощь семейному бюджету».

Екатерина, 32 года, образование высшее (учитель), продавец, разведена, один ребенок, г. Новокузнецк, Кемеровская область:

«Работаю на кассе в магазине по продаже сантехники. По образованию учитель. Ушла, потому что надо было зарабатывать деньги. Разведена, ребенок маленький, муж помогает, но мало. Думала, временно устроюсь, потом опять в школу вернусь. Вот так все пошло, пошло. И в школу уже не вернуться. После рождения ребенка устроилась [в магазин] через знакомых. В первую очередь на работу „берут“ мужчин, у нас специфика — сантехника. В торговле вначале меня все коробило. Книжки на работе читала, английский [язык] забыть боялась, а потом ручки сложила, лапки кверху подняла. Неправильно это, конечно. Никаких перспектив, тем более что не по образованию. Надо сейчас адаптироваться».

Светлана, 44 года, образование высшее (металлург), продавец промтоваров (неформальная занятость), г. Новокузнецк, Кемеровская область:

«Пошла в металлургический институт на „вечернее“ и работать в отделе снабжения в институте. Закончила, год отработала на КМК [Кузнецкий металлургический комбинат], потом вернулась в институт на кафедру. Так получилось, что я с ребенком одна оказалась. Там платили мало и не вовремя. Сами знаете, высшая школа — это все сложно. Мне просто пришлось уйти оттуда.

Меня родственница устроила к своему соседу на склад кассиром. Предприятие развалилось. Год я не работала.

Потом попала в администрацию города — мама там работала. Выписывала пропуска три года.

А потом в декабре 2001 года я уволилась. И с тех пор у меня нет, и не было нормальной работы. Сейчас — торговля, там предприниматели не устраивают (не оформляют) своих работников, им так выгодно вести черную кассу. Платят, конечно, мало.

Работу найти хорошую очень тяжело сейчас в моем возрасте. Мне 44 года. Везде возрастной ценз. Позапрошлую зиму я „стояла“ на бирже, училась на курсах, на бесплатных  курсах, на базе высшего образования, в нашем СМИ „Кадровый менеджмент. Охрана труда“. Я пыталась устроиться в охрану труда. Или мужчины или до 35 лет, но в основном, мужчины. Не смогла. Опять торговля, еще раз торговля».

Марина, 29 лет, образование высшее (учитель), массажист (малый бизнес, арендует салон), разведена, двое детей, один — инвалид, г. Новокузнецк, Кемеровская область:

«Я учитель физкультуры. В настоящее время я работаю массажистом. В основном „на дому“. По профессии работала в детском саду в основном. Не то, чтобы не понравилось, но… очень низкая заработная плата. Так бы, конечно, дети — это мое. Я люблю детей. Но даже это не влияет на то, чтобы у меня была работа.

Я стала массажистом работать потому, что у меня ребенок младший — инвалид. Потом, когда осталась одна, поняла, что зарабатывать я смогу только вот так. Это реальные деньги. И хотя бы хватает на то, чтобы одеть и прокормить детей, заплатить за квартиру. Арендую кабинет. Если есть клиенты по записи, я выхожу. Если нет, то не выхожу. Конечно, хотелось бы стабильный заработок, стабильную работу, официальную, чтобы и отчисления шли в пенсионный фонд, и какая-то в завтрашнем дне уверенность. Но пока я не вижу ничего».

Настя, 19 лет, студентка университета, продавец (неформальная занятость), г. Новокузнецк, Кемеровская область:

«Сейчас закончила второй курс в университете. По специальности буду инженер сварочного производства. Работаю в магазине, без трудовой книжки, просто так. Есть договорённость с хозяйкой магазина: когда выхожу, и сколько платят. Продавец, три года.

До того, как устроиться в магазин, искала работу. По газетам было очень интересно. В объявлении — работа курьером. Приходишь — оказывается, предлагают работу продавца: приходить и людям навязывать какой-то китайский товар, выдавая его за фирменный.

А, в общем, к каким-то результатам мои поиски работы не привели. Пришла на биржу труда, там предложили работу в социальной сфере — ходить по бабушкам и дедушкам за пятьсот рублей в месяц и выкладываться по полной программе. Меня это не устроило. В итоге я всё бросила и ушла в магазин. Пока буду работать и приглядывать что-нибудь, чтоб по специальности работать. Как только найду, сразу пойду по своей специальности работать. Это для меня временная работа. Выйду замуж, когда буду полностью стоять на своих ногах. Я буду опираться сначала на себя, потом на своего папу, потом только на своего мужа».

Несмотря на высокую долю женщин в малом бизнесе, в законодательстве не выделяются специально меры для предпринимательниц, а также самозанятых на дому, хотя у них традиционно меньше, чем у мужчин, сложившихся социальных связей, и отсюда — возможностей коммерческого успеха. На подобном фоне вопрос об усилении контроля за соблюдением трудового законодательства для наемных работниц в этой сфере вообще не ставится в повестку дня для законодательных и правоохранительных органов.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × один =