19.02.2014

Детский (Псевдо) Синдром Родительского Отчуждения (ДСОР) — Синдром Параноидального Абьюзера

синдром-родительского-отчуждения
Если у матери не будет свободы говорить об опасениях касательно отца без страха, что за это она лишится своих материнских прав — ее дети не будут жить в безопасности.

Ричард Гарднер — каким порождением ада был этот человек! Его теория Детского Синдрома Родительского Отчуждения (ДСОР) послужила полнейшему разгрому в делах об опеке множества матерей, пытавшихся защитить своих детей, с тех пор как выдуманный синдром вошел в обиход. Это выдумка, созданная мужчинами, которые практикуют домашнее насилие и супружеские изнасилования, которые избивают и растлевают собственных детей, а затем используют ДСОР как орудие манипуляции в суде, чтобы суд закрыл глаза на их преступные действия и помог избежать тяжкого наказания за их преступления против членов семьи. Жаль, что весь этот псевдонаучный мусор, которым на деле является синдром Ричарда Гарднера, не вывалили ему в гроб, прежде чем захлопнуть крышку и похоронить навеки вместе с автором, ублюдком и женоненавистником. Хотя, шесть футов — не так уж и глубоко… Мы с вами еще можем сделать это.

Что еще хуже, так это продажность и жажда денег, завладевшая душами судей, опекунов-представителей и адвокатов в наших судах по семейным делам. Любовь к деньгам сделала их сердца ледяными, они более не испытывают сочувствия и жалости к пострадавшим матерям и подвергающимся насилию детям, которых им полагалось бы защищать. Если бы делa обстоятельно расследовали и ответчик был признан виновным, пострадавшая мать могла бы получить единоличную опеку, а для абьюзера были бы установлены ограничения, защищающие детей. Процесс бы давно завершился и родители не возвращались бы в суды снова и снова.

Я более чем уверена, что, если какой-то продажный судья, опекун-представитель или адвокат читает это, его перекосит от злобы на еще одного блоггера, обличающего их незаконные практики торможения дела, чтобы как можно больше из него выжать. Я также уверена, что судящиеся абьюзеры, мужья и отцы, при чтении вышли бы из себя, сломав что-то под рукой или обрушив свой гнев на первого подвернувшегося человека. Ведь если будет освещена продажность судопроизводства, то под раздачу попадут покрывающие конкретно их, а потеря покровительства грозит потерей власти в своей семье и возможности продолжать насилие. Или, еще страшнее, грозит алиментами на детей.

То, что сейчас происходит — абсолютно злостное нарушение базовых человеческих прав матерей и детей, которые четко прописаны во Всеобщей Декларации Прав Человека! Псевдонаучная теория ДСОР Ричарда Гарднера делает общее утверждение, что женщина, обратившаяся в суд с обвинением отца детей в абьюзе, должна изначально рассматриваться как истеричка и лгунья, а ее слова и внимание к ним со стороны суда — не что иное как попытки отчуждения детей от отца.

Читайте это, поклонники Ричарда Гарднера и МРАзи:

Статья 7
Перед законом все равны, а также все наделены правом на равную защиту закона, без какой-либо дискриминации. У всех также есть право на защиту от дискриминации и любых нарушений этой Декларации, и защиту от подстрекательства к такой дискриминации.

Статья 8
Все имеют право на восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения основных прав, предоставляемых конституцией или законом.

Я готова поспорить, что все вы, последователи Ричарда Гарднера, преемники его садистской и больной ненависти к женщинам, просто съеживаетесь, когда читаете, что даже у МАТЕРИ есть равные вашим права в суде по семейным делам. Права на рассмотрение ее заявлений о насилии в семье, о сексуальных преступлениях, совершенных над ней или детьми мужем или сожителем. Без дискриминации по признаку пола заявления должны быть рассмотрены и проверены. И она и дети должны быть восстановлены в правах и защищены от дальнейшего абьюза, если есть доказательства, что ее заявление правдиво.

Ах, постойте, если одной лишь псевдонаучной теории ДСОР Ричарда Гарднера не достаточно, чтобы оправдать это вопиющее нарушение прав матери на защиту себя и детей в суде по семейным делам, то есть и дополнительное оружие…

Положение о соблюдении родителями, делящими опеку, «добрых отношений». Это положение устанавливает, что, если один из родителей начинает говорить о любых проблемах из-за нездорового поведения другого родителя и сомневается в его способности адекватно осуществлять родительские функции, то выражающий беспокойство родитель рискует потерять опеку над детьми. Изначальным намерением положения было дать опеку над детьми тому родителю, который вероятнее станет поддерживать здоровую связь между детьми и их вторым родителем. Но это ПРЕВРАТНО использовалось, чтобы наказать обеспокоенных ситуацией родителей, сообщающих о случаях домашнего насилия или сексуальных преступлениях второго родителя. Чаще именно мать выражает подобные опасения относительно отца, и большинство всерьез переживающих о безопасности ребенка матерей предлагается заранее считать лгуньями, а также заставляющими и своих детей лгать о ненадлежащем обращении со стороны отца.

Что это за бред! Это не только нарушает базовые права матери, но также лишает ее права на законную правовую процедуру в суде по семейным делам. Если мать выражает беспокойство о характере контакта отца с детьми, тем более если ранее она уже сообщала об абьюзе, то она имеет полное право поднимать эту тему в любом суде! И даже если отец обвиняет ее во лжи, у нее все равно есть все те же права на процессе, гарантированные Конституцией США.

Четырнадцатая поправка.
Секция 1. Все люди, рожденные на территории или получившие впоследствии гражданство Соединенных Штатов, и относящиеся, таким образом, к их юрисдикции, являются гражданами Соединенных Штатов и конкретного штата, в котором они проживают. Никакой штат не имеет права принимать или осуществлять исполнение законов, которые нарушают права или неприкосновенность граждан Соединенных Штатов. Никакой штат не имеет права лишать человека жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; никакой штат не имеет права отказывать в защите закона любому лицу, находящемуся в юрисдикции штата.

Так, в случае, когда отец обвиняет мать в клевете, лжесвидетельство на суде является серьезным преступлением. У него не может быть возможности призвать к каким-либо законам, которые лишили бы ее права защищать себя в суде и отказали бы ей в защите закона в случае ложного обвинения в клевете. Семейные суды и опекуны-представители не являются компетентными органами власти для судебного разбирательства об уголовном преступлении. Когда на процессе между членами семьи подаются заявления об абьюзе или клевете, дело должно немедленно передаваться в уголовный суд, занимающийся делами о насилии над детьми, и заявления должны разбираться теми судьями, которые имеют опыт в ведении таких уголовных дел.

Никакому судье из гражданского суда по семейным делам не должно быть позволено выносить решения против родителя, выражающего беспокойство о безопасности детей. Уголовный суд, занимающийся делами о насилии над детьми, должен гарантировать право обеспокоенного родителя представить доказательства, подтверждающие поданное заявления об абьюзе. Когда судьям и опекунам-представителям из суда по семейным делам даются незаконные полномочия для решения уголовного дела, открывшегося во время судов родителей за опеку над детьми, то это влечет слишком большой риск. Риск того, что обеспокоенная безопасностью детей мать будет названа не соблюдающей постановление о «добрых отношениях между родителями, делящими опеку», и это позволит отцу-абьюзеру получить в свое распоряжение самое ценное — детей. Как только такие отцы получают единоличную опеку над детьми, они знают, что полностью завладели самым дорогим для матери. Таким образом, им дается в руки лучший инструмент контроля, позволяющий спокойно продолжать абьюз и манипулировать матерью, обеспечивая ее молчание благодаря страху за детей.

Так добиваются молчания, проистекающего из страха — страха, что, если она продолжит высказывать свои опасения по поводу нездорового поведения отца, то это тут же отразится на безопасности и благополучии детей, а сама она рискует потерять возможность видеться с ними. Ее главнейший страх — потерять контакт со своими детьми, потому что она понимает: если это случится, то она никогда не узнает о том, что отец с ними что-то сделал. И у нее не будет возможности говорить или действовать как-то, чтобы защитить детей.

Слишком много детей живут в постоянной угрозе абьюза или сексуального насилия. И многие дети погибают от руки своих насильников. Если у матери не будет свободы говорить об опасениях касательно отца без страха, что за это она лишится своих материнских прав — ее дети не будут жить в безопасности.

Эту тиранию против матерей нужно остановить. Она не прекратится, пока и если все не поддержат право матери обеспечить безопасность и благополучие ее детей в суде по семейным делам. Как говорится, «если ничего не менять, то ничто и не изменится». Если мы не делаем ничего, чтобы помочь внести срочные изменения, необходимые, чтобы дать матери возможность осуществлять свои права, защитить себя и своих детей от отца-абьюзера — то мы становимся соучастниками тех, кто нарушает права матери и отказывает ей в защите закона.

На чьей вы стороне?

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 4 =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.