05.09.2014

Порнография и изнасилование: причинно-следственная модель (1)

антипорно
  • Перевод: galla-bella
  • Правка: simvol-leta, kate-oss, mona-lizard
  • Источник: Глава из книги «Making Violence Sexy: Feminist Views on Pornography» под ред. Д. Расселл (1993)
Порнография подталкивает мужчин к желанию изнасиловать женщину и усиливает предрасположенность к этому у мужчин, уже имеющих такую склонность; разрушает внутренние и социальные запреты на воплощение в жизнь своего желания насиловать.

Мне не нужны исследования и статистика, чтобы узнать о связи между порнографией и настоящим насилием над женщинами. Мое тело помнит об этом. Свидетельство женщины, 1983

Производство порнографии, как было показано в предыдущих главах сборника, само по себе содержит жестокость и сексуальное насилие и нередко даже требует их. Однако в этой главе я оставлю в стороне этот аспект связи между порнографией и насилием, чтобы представить свою теоретическую модель причинно-следственных связей между потреблением порнографии и изнасилованиями, а также несколько исследований, подтверждающих эту теорию. Используемое здесь определение порнографии соответствует тому, что обсуждалось во введении. Так как важно знать о пристрастиях и умонастроениях тех, кто читает и смотрит порнографию, я начну с обсуждения данных о склонности мужчин к насилию.

Склонность мужчин к насилию

Почему мне хочется насиловать женщин? Потому что я  мужчина — хищник по своей природе, а все женщины выглядят для мужчин добычей. Я фантазирую о  выражении лица женщины, когда я схвачу ее, и она осознает, что не сможет сбежать. Будто бы я победил, я овладел ею. Респондент мужского пола [1, C. 718]

По данным исследований от 25 до 30% студентов мужского пола в США и Канаде признают возможность того, что они изнасиловали бы женщину, если были бы уверены в отсутствии наказания. В первом исследовании мужской склонности к насилию по оценке самих мужчин, проведенном в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе, слово «изнасилование» не использовалось; вместо этого участникам мужского пола прочитали описание одного случая изнасилования, — 53% участников сказали, что вероятно они повели бы себя примерно так же, как мужчина, описанный в истории (процитированной ниже), если бы были уверены, что им за это ничего не будет [2]. 17% респондентов ответили, что последовали бы примеру насильника даже не будучи уверенными в своей безнаказанности. Полезно точно знать, какое поведение эти студенты собирались воспроизводить:

Билл скоро догнал Сьюзан и предложил проводить ее до машины. Сьюзан вежливо отказалась. Ее отказ привел Билла в ярость. «Да что эта сука о себе возомнила, как она посмела меня унизить», — подумал Билл, одновременно опуская руку в карман и доставая швейцарский армейский нож. Левой рукой он прижал нож к ее горлу. «Если попытаешься сбежать, я тебя прирежу», — пообещал Билл. Сьюзан закивала, ее глаза были наполнены диким ужасом [2, C. 124].

Затем в истории описывается изнасилование, изображаются половые акты с жертвой, которая на протяжении всего повествования явно сопротивляется насилию. В другом исследовании 356 студентам мужского пола задали вопрос: «Если бы вы были уверены в том, что никто не узнает и не накажет вас за участие в следующих действиях, какова вероятность, если она вообще есть, что вы совершите эти действия?» [3]. В списке действий сексуального характера исследователей интересовали два: принуждение женщины к чему-либо, чего она действительно не хочет делать, и изнасилование [3]. 60% участников исследования указали, что при таких обстоятельствах есть вероятность того, что они бы изнасиловали, применили силу или и то и другое. В исследовании, проводившемся среди старшеклассников мужского пола, 50% респондентов полагали, что приемлемо «для парня насильно удерживать девушку и принудить ее к половой связи в случаях, когда „она его возбуждает” или „она сказала, что займется с ним сексом, а потом передумала”» [4]. Выводы этих исследований иногда пытаются обесценить  как «простое позерство» и преувеличение со стороны мужчин-респондентов. Но это не так. Нил Маламут обнаружил, что мужская склонность к насилию по оценке самих мужчин соотносится со степенью физиологического сексуального возбуждения, вызываемого изображениями изнасилования. Очевидно, эрекция не может называться «простым позерством». Конкретнее — студенты мужского пола, которые говорили, что могли бы изнасиловать женщину, если бы им за это ничего не грозило, значительно чаще сексуально возбуждались от изображений насилия, чем другие студенты мужского пола. Эти мужчины на самом деле больше сексуально возбуждались от изображений насилия, чем от изображений секса по согласию обоих участников. И когда их спрашивали, считают ли они изнасилование сексуально возбуждающим, они соглашались [5, C.7]. Они также чаще, чем другие участники мужского пола, признавали, что использовали реальное физическое принуждение, чтобы навязать женщине секс. Эти данные мужчины сообщали о себе сами, и так как они относятся к фактическому поведению, то тоже не могут быть обесценены как обычная претенциозность. Изучив только данные о сексуальном возбуждении (измерялась степень набухания полового члена), без соотношения со склонностью к насилию по оценке самих участников, Нил Маламут сообщает, что:

  • Около 10% студентов мужского пола сексуально возбуждаются от сцен «экстремального насилия» с «огромным количеством крови», содержащих «очень малую сексуальную составляющую» [6, C.95].
  • От 20 до 30% студентов демонстрировали заметное сексуальное возбуждение от изображений изнасилований, в которых женщина никак не показывала возбуждения, только отвращение [6, C.95].
  • От 50 до 60% студентов показывали некоторую степень сексуального возбуждения от изображений изнасилований, в которых жертва сексуально возбуждалась в конце [личные беседы, 18 августа 1986].

Учитывая эти результаты, не приходится удивляться тому, что после проведения целой серии подобных экспериментов Нил Маламут заключил:

«Общие тенденции в данных подтверждают мнение, что многие мужчины имеют склонность к изнасилованиям»[7, C.139].

Исследование Шер Хайт предоставляет данные о желании мужчин вне студенческой аудитории насиловать женщин. Разделив анонимных участников и тех, кто открыли свои личности, Хайт получила от анонимной группы следующие ответы на свой вопрос «Хотели ли вы когда-либо изнасиловать женщину?»: 46% ответили «да» или «иногда», 47% ответили «нет» и 7% сказали, что фантазировали об изнасиловании, но, по-видимому, не воплощали эти фантазии в реальности — пока что [1, C.1123]. По неизвестным причинам неанонимная группа мужчин показала немного больше интереса к насилию: 52% ответили «да» или «иногда», 36% ответили «нет» и 11% сообщили о фантазиях. Хотя исследование Хайт проводилось не в случайной выборке респондентов и, следовательно, его результаты, как и эксперимента, описанного выше, нельзя распространять на все население в целом, ее данные о том, что приблизительно половина из более чем 7000 опрошенных ею мужчин признались в желании изнасиловать женщину один или больше раз, позволяют предположить, что склонность к насилию на самом деле широко распространена среди мужчин. Интересно, что проценты, полученные Хайт, сравнимы с полученными мною результатами опроса вероятностной выборки из 930 женщин, проживающих в Сан-Франциско: 44% из них сообщали, что были жертвами одного или более изнасилований или попыток изнасилований в течение своих жизней [8]. Рассматриваемые здесь исследования предполагают, что на данном историческом этапе развития нашей культуры заметный процент мужского населения предрасположен насиловать женщин. Некоторые мужчины в рамках этой культуры воспринимают себя как отклонение от нормы из-за отсутствия желания изнасиловать женщину. Например, ответ одного из респондентов Хайт был таким:

«Я никогда не насиловал женщин, и никогда не хотел. Думаю, я несколько странный в этом отношении. Многие мои друзья часто говорят об изнасилованиях и фантазируют о них. Сама идея оставляет меня равнодушным».

Другой ответил:

«Должен признаться, определенная часть меня могла бы получить удовольствие, если бы я сорвал с женщины одежду и совершил бы над ней насилие. Но я скорее всего разрыдался бы от жалости и плакал бы вместе с моей жертвой, в отличие от традиционного мужчины»[1, C.719].

Феминистки принадлежат к тем оптимистически настроенным людям, которые полагают, что мужская склонность к насилию по большей мере является следствием социальных и культурных влияний, а не биологической предрасположенности.

И, конечно, иметь желание вести себя определенным образом — не то же самое, что вести себя так на самом деле, особенно в случаях асоциального поведения. Тем не менее полезно знать такую базовую информацию о желаниях и предрасположенностях мужчин, которые, в конце концов, в основном и потребляют порнографию. Каково же содержание порнографии, потребляемой мужчинами в этой стране?

Содержание порнографии

Я видел некоторые фильмы в жанре мягкого порно, которые, кажется, имеют общую тему: они внушают нам идею о том, что очень многие женщины на самом деле хотят быть изнасилованными, а после того как в них таким образом «разбудят сексуальность», они станут похотливыми нимфоманками. Это как будто обосновывает насилие: «они хотят этого, и в любом случае мы делаем им одолжение». Респондент мужского пола [1, C. 787]

Дон Смит провел анализ содержания 428 книг «для взрослых», опубликованных между 1968 и 1974 годами. Его выборка была ограничена книгами, легкодоступными широкой публике в Соединенных Штатах, и не включала книг, обычно доступных только в так называемых книжных магазинах для взрослых [9]. Он сообщил о следующих результатах:

  • Пятая часть всех сексуальных сцен включала совершенное изнасилование.
  • Количество изнасилований возрастало с каждым ежегодным выпуском новых книг.
  • 6% сексуальных сцен включали в себя инцест. Почти всегда сцены изнасилований фокусировались на страхе и ужасе жертвы, которые преображались изнасилованием в сексуальную страсть. Более 97% описанных в этих книгах изнасилований заканчивались оргазмом жертв. В трех четвертях случаев это были множественные оргазмы.

Через несколько лет Нил Маламут и Барри Спиннер проанализировали на предмет сексуального насилия содержание иллюстративных материалов в выпусках журналов «Пентхаус» и «Плейбой» с июня 1973 года до декабря 1977 года [10]. Они обнаружили, что:

  • К 1977 году около 5% иллюстраций и 10% комиксов содержали сексуальное насилие.
  • Количество сексуального насилия в иллюстрациях (но не в комиксах) значительно возросло в течение пятилетнего периода, «и в абсолютных цифрах, и в процентном отношении к общему количеству иллюстраций».
  • «Пентхаус» содержал более чем вдвое больший процент сексуального насилия в комиксах по сравнению с «Плейбоем» (13 и 6% соответственно).

В другом исследовании 1760 обложек гетеросексуальных журналов, выпущенных между 1971 и 1980 годами, Парк Дитц и Барбара Эванс выяснили, что темы бондажа и ограничения движения присутствовали на 17% этих обложек [11]. Наконец, в недавнем анализе содержания «взрослых» видеофильмов, проведенном в Ванкувере, Канада, Т.С. Палис обнаружил, что 19% сцен в выборке из 150 фильмов включали в себя агрессию, а 13% —сексуальную агрессию [12, C.26–27]. Из всех сцен с сексуальной агрессией во «взрослых» видео 46% включали бондаж или ограничение движения; 23% — пощечины, тычки, шлепки или дерганье за волосы; 22% — изнасилование; 18% — сексуальные домогательства; 4% — садомазохизм; 3% — нанесение увечий в сексе [12, C.31]. Хотя анализ Палиса фокусируется в первую очередь на неожиданном открытии того, что «взрослые» видео для домашнего просмотра содержат значительно больше изображений сексуальной агрессии на один фильм, чем порноленты, предназначенные для широкого проката, более важным является тот факт, что насилие над женщинами довольно часто встречается в обоих этих видах порнографических видео и что изнасилование — одна из наиболее распространенных форм изображения сексуального насилия. Более того, я предполагаю, что подобный анализ содержания видео в Соединенных Штатах показал бы больше изнасилований и других видов сексуального насилия, чем было обнаружено канадским исследованием, так как канадское правительство значительно активнее американского пыталось ограничить наиболее насильственные категории порнографии. Палис не обнаружил увеличения количества сексуального насилия, изображаемого этими видео, в течении продолжительного времени. Однако, как отмечает Палис, неясно, является ли причиной этого то, что некоторые производители стали чувствительнее к проблемам сексуального насилия в результате протестов канадских женщин, или они понадеялись избежать протестов путем уменьшения количества изображаемого насилия в последние годы [12, C.34]. Сравнивая содержание сексуального и несексуального насилия в медиа, Маламут отмечает следующие важные различия между ними:

  • В порнографии жертва обычно женского пола, в несексуальных изображениях насилия по телевидению — мужского.
  • «Жертвы» несексуальной агрессии обычно показаны возмущенными совершаемым над ними, изображаются их попытки избежать роли жертвы. Они — и временами агрессоры тоже — страдают от насилия. Напротив, «когда изображается сексуальное насилие, часто предполагается, что, несмотря на первоначальное сопротивление, жертва тайно хочет жестокого обращения и в конечном итоге получает удовольствие от него»[13, C.6].
  • В отличие от несексуального насилия, порнография предназначена для того, чтобы сексуально возбуждать мужчин. Такое возбуждение «может привести к подсознательному внушению и когнитивным изменениям в уме потребителя путем построения связи между физическим удовольствия и насилием. Таким образом, даже сексуальная агрессия, представленная в негативном свете, может иметь вредоносные последствия по причине сексуального возбуждения, вызванного откровенностью изображения» [13, C.6–7].

Резюмируя: порнография с годами становится все более и более жестокой, по меньшей мере в печатных медиа, и она создает чрезвычайно искаженное представление об изнасилованиях и сексуальности.

Теория о причинной роли порнографии

Социолог Дэвид Финкельхор (1984) [14] разработал очень полезную мультипричинную теорию для объяснения происхождения сексуального насилия над детьми. Согласно модели Финкельхора, сексуальное насилие над детьми случается при совпадении четырех условий. Во-первых, кто-то должен хотеть изнасиловать ребенка. Во-вторых, должны быть разрушены внутренние запреты этого человека на воплощение своих желаний в жизнь. В-третьих, для этого человека должны быть разрушены социальные запреты на воплощение таких желаний (к примеру, страх быть пойманным и наказанным). В-четвертых, потенциальный насильник должен уничтожить или ограничить возможность выбранной жертвы к избеганию или сопротивлению сексуальному насилию. Согласно моей теории, этим условиям также соответствуют ситуации изнасилования, избиения и прочие формы сексуального насилия над взрослыми женщинами [8]. Хотя моя теория может быть применима к другим формам сексуального насилия и насилия против женщин, эта ее формулировка будет сфокусирована на изнасиловании женщин, потому что большинство исследований, относящихся к моей теории, было проведено по теме именно этой формы сексуального насилия.

В «Сексуальной эксплуатации» [8] я привела много факторов, которые могут влиять на желание огромного количества мужчин в Соединенных Штатах насиловать женщин. Некоторые из примеров, обсуждаемых в этой книге, включают: а) биологические факторы; б) опыт сексуального насилия в детстве; в) социализацию в мужской сексуальной роли; г) подверженность влиянию масс-медиа; которые поощряют изнасилования, и т. д., доступ к порнографии. Здесь я буду обсуждать только роль порнографии. Хотя известны случаи насилия женщин над мужчинами и женщинами, большинство как насильников, так и потребителей порнографии составляют мужчины [814]. Следовательно, моя теория фокусируется на насильниках мужского пола. Схематическая иллюстрация моей теории представлена на рис. 14.1. Как отмечалось ранее, для того, чтобы изнасилование произошло, мужчина не только должен быть предрасположен к насилию, но и должны быть разрушены его внутренние и социальные запреты на воплощение желания изнасиловать. Моя теория вкратце такова: порнография (а) подталкивает некоторых мужчин к желанию изнасиловать женщину и усиливает предрасположенность к этому у мужчин, уже имеющих такую склонность; (б) она разрушает внутренние запреты некоторых мужчин на воплощение в жизнь своего желания насиловать; (в) она разрушает для некоторых мужчин социальные запреты на реальное воплощение их желания насиловать.

Что значит «причина»

Учитывая интенсивные споры о том, играет ли порнография причинную роль в изнасилованиях, удивительно, что очень немногие из тех, кто принял в этих дебатах участие, когда-либо объясняли, что они понимают под «причиной». Определение простой причинной обусловленности это:

Событие (или события), которое предшествует и приводит к возникновению другого события. Когда бы ни случилось первое событие (причина), второе событие (следствие) обязательно или неизбежно случится вслед за первым. Более того, в простой причинной обусловленности второе событие не случается, если не происходит первое. Таким образом, причина является и достаточным, и необходимым условием для того, чтобы следствие произошло[15].

Согласно такому определению, порнография явно не является причиной изнасилования, так как, по всей видимости, не будет преувеличением заявить, что некоторое неизвестное количество потребителей порнографии не насилует женщин, а многие изнасилования не имеют никакого отношения к порнографии. Однако в данном случае концепция множественных причинно-следственных связей более уместна, чем простая причинная обусловленность.

Концепция множественных причинно-следственных связей предполагает наличие нескольких разных вероятных причин для данного события, каждая из которых может быть достаточным, но не необходимым условием для наступления следствия или необходимым, но не достаточным условием. Тогда, в случае множественной обусловленности, данное следствие может произойти при наличии одной необходимой причины и лишь одной достаточной из многих; и наоборот, следствие не наступит в отсутствии хотя бы одной из необходимых причин[15].

Так как я уже представила исследования о склонности мужчин к изнасилованиям,  далее я буду обсуждать некоторые доказательства того, что порнография может быть достаточным (однако не необходимым) условием для того, чтобы мужчины хотели насиловать (см. список факторов на рис.14.1). Я укажу, где выводы описываемых исследований относятся к жестокой порнографии, а где — к порнографии, которую зрители считают не жестокой.

Рис. 14.1. Теоретическая модель порнографии как причины изнасилования

Некоторые причины мужской склонности к насилию:

  • социализация в мужской сексуальной роли;
  • сексуальное насилие в детстве;
  • давление окружения;
  • порнография;
  • изображение женщин в масс-медиа.
Склонность мужчин в США к насилию:

  • 25–60% признаются, что есть некоторая вероятность, что они изнасилуют или принудят женщину к сексу, если они не будут пойманы;
  • 25–30% сексуально возбуждаются от изображений жестокого насилия (где жертва выражает отвращение к происходящему насилию).
Склонность к насилию под воздействием порнографии: (некоторые последствия относятся только к порнографии с изображением насилия)
⇓                  ⇓                   ⇓                   ⇓
Фактор I. ПОРНОГРАФИЯ ПОДТАЛКИВАЕТ НЕКОТОРЫХ МУЖЧИН К ЖЕЛАНИЮ ИЗНАСИЛОВАТЬ ИЛИ УСИЛИВАЕТ ТАКОЕ ЖЕЛАНИЕ 1. путем привязывания сексуально возбуждающего стимула к изображению насилия; 2. путем вызова сексуального возбуждения при помощи фантазий об изнасилованиях; 3. путем сексуализации доминирования и подчинения; 4. путем создания постоянного спроса на все более насильственные материалы.
Фактор II. ПОРНОГРАФИЯ РАЗРУШАЕТ ВНУТРЕННИЕ ЗАПРЕТЫ НЕКОТОРЫХ МУЖЧИН НА РЕАЛЬНОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ФАНТАЗИЙ 1. путем сексуальной объективации женщин; 2. путем подкрепления мифов об изнасиловании; 3. путем увеличения приемлемости межличностного насилия; 4. путем тривиализации насилия; 5. путем стимулирования грубого сексуального поведения и враждебности к женщинам; 6. путем увеличения приемлемости мужского доминирования в интимных отношениях; 7. путем снижения чувствительности мужчин к изнасилованиям и жестокости против женщин.
Фактор III. ПОРНОГРАФИЯ РАЗРУШАЕТ СОЦИАЛЬНЫЕ ЗАПРЕТЫ ДЛЯ НЕКОТОРЫХ МУЖЧИН НА ВОПЛОЩЕНИЕ НАСИЛЬСТВЕННЫХ ФАНТАЗИЙ В ЖИЗНЬ 1. уменьшая боязнь общественных санкций; 2. уменьшая боязнь осуждения окружающих.
Фактор IV. ПОРНОГРАФИЯ ЛИШАЕТ НЕКОТОРЫХ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ЖЕРТВ ВОЗМОЖНОСТИ ИЗБЕЖАТЬ ИЛИ ВОСПРОТИВИТЬСЯ ИЗНАСИЛОВАНИЮ 1. путем вовлечения женщин в ситуации, где риск изнасилования высок; 2. путем создания порнографической индустрии, которая требует участия в ней женщин.

Как бы ни был высок процент студентов мужского пола, сообщивших о некоторой вероятности совершения ими изнасилования, тех, кто мог бы признаться в желании насиловать женщин, скорее всего, было бы значительно больше. Наверняка существует какое-то количество мужчин, которые хотели бы изнасиловать женщину, но не признаются в этом под воздействием угрызений совести и стыда. С другой стороны, можно предположить существование желания насиловать у мужчин, сообщивших о некоторой вероятности совершения ими изнасилования. Но чтобы выразить вслух эту вероятность, помимо желания насиловать, они должны были притупить некоторые из своих предполагаемых внутренних или социальных запретов против изнасилований.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 5 =