26.02.2014

Миф о добытчике-защитнике. Часть 6. Маскулинность как моральная идиотия

Психопатические поведенческие паттерны нормализованы обществом, стали общественной нормой. И конкретно — маскулинной гендерной нормой.

Этот текст можно назвать результатом коллективной работы, он написан благодаря и по следам обсуждений во «Внутреннем Круге» и наших бесед с «Освальдо Б.»

Текст полон цитат: этим я хочу подчеркнуть, что я не говорю что-то новое, что многие люди неоднократно уже говорили то же самое.

В какой-то мере я решила опубликовать этот текст в открытый доступ по следам недавнего обсуждения моей более чем скромной блоггерской деятельности. Ознакомившись с претензиями мачо-блоггеров и мачо-блоггерш (да, есть и такое) в мой адрес, я поняла, что главная их — не высказанная прямо — обида заключается в том, что я их «не люблю». Дорогие пусечки! Я действительно не люблю вас. По одной-единственной причине: я слишком хорошо вас знаю. Знай вы сами себя так же хорошо, вы бы тоже очень не любили себя, смею вас заверить.

Рабы перенимают и воспроизводят в доступных им масштабах психологию господ…  Я долго думала над тем, как построить текст (в рамках деконструкции мифа о добытчике-защитнике) об истоках современного катастрофического состояния женского группового и индивидуального психизма, пока не поняла, что исходить надо из психологического портрета господ-мужчин, который в женщинах, в силу их принадлежности к социально подчинённой группе, воспроизводится в виде комплементарного отзеркаливания. Чтобы рассказать о том, каков раб (в нашем случае — рабыня), сперва надо выяснить, каков господин. Хотя в предыдущих текстах этой деконструкции я коротко останавливалась на мачистском мировоззрении, решая, необходимо ли более подробное рассмотрение, по ходу дела я поняла, что оно необходимо, так как в противоположном случае описание женской групповой психопатологии получится вырванным из контекста.

Идентичность гегемонной маскулинности и психопатии невозможно не заметить. Самое распространённое положение о психопатах — это то, что внешне и поведенчески они ничем не отличаются от других людей. Если хотя бы немного задуматься над этим обстоятельством, получится, что психопатия, психопатические поведенческие паттерны нормализованы обществом, стали общественной нормой. И конкретно — маскулинной гендерной нормой. Сравните описание психопата Мартой Стаут (The Sociopath Next Door, Martha Stout, Ph. D) и наше собственное представление о том, каково поведение и — даже шире — каков способ существования современного среднестатистического мужчины:

«Представьте, если Вы можете, полное отсутствие совести, отсутствие чувства вины или раскаяния независимо от того, что Вы делаете, отсутствие ограничивающего чувства беспокойства о благосостоянии незнакомых Вам людей, друзей, или даже членов Вашей семьи. Представьте отсутствие моментов борьбы с чувством стыда, ни одного в вашей жизни, независимо от того насколько эгоистичный, ленивый, вредный, или безнравственный поступок Вы совершили. И притворитесь, что чувство ответственности Вам неизвестно, кроме как бремя, которое другие, кажется, принимают без вопросов, как легковерные дураки.

Психопаты могут имитировать чувства, но единственным реальным чувством, которым они, кажется, обладают является своего рода “голод” который хищник чувствует по отношению к своей будущей жертве. Вся остальная деятельность психопата подчинена удовлетворению этого чувства животного голода. Короче говоря, психопат является хищником человечества. Если мы подумаем о взаимодействии хищников с их добычей в животном мире, мы сможем принять некоторые идеи относительно того, что находится позади «маски здравомыслия» психопата.

Теперь добавьте к этой странной фантазии способность скрыть от других людей, что ваш психологический портрет радикально отличается от их портрета. Так как каждый просто предполагает, что наличие совести универсально и обязательно для всех людей, скрыть от других факт, что Вы полностью лишены совести, довольно легко. Вам никогда не зададут вопросов о вашем хладнокровии. Ледяная кровь, текущая по вашим венам настолько странна, так полностью находится вне зоны их личного опыта, что они редко даже в состоянии предположить ваше состояние. Ваше странное преимущество перед большинством людей, которые удерживаются от аморальных поступков своей совестью, наиболее вероятно останется скрытым от них.

Это приводит нас к важному вопросу: что психопат получает от своих жертв в действительности? Их цели не представляет труда определить, когда они лгут и манипулируют для получения денег, материальных благ или власти. Но во многих случаях мы только можем сказать, что психопат любит заставлять других страдать.»

Думаю, что портрет (в той или иной степени) знаком любой из женщин, имевшей случай находиться в длительных близких и/или интимных отношениях практически с любым мужчиной. Мы можем себя успокаивать, вспоминая «счастливые моменты», но внутренняя тревога, нудящее беспокойство будет появляться вновь и вновь. Дело в том, что филогенетически женщины приучены подавлять/сублимировать страх в симпатию (то есть, идентифицироваться с агрессором). Для нас этот патологический процесс тоже, увы, стал нормой (мазохизм, как подавление инстинкта самосохранения). Всё, что мы воспринимаем из задушенных воплей нашего инстинкта самосохранения — это «непонятную» тревогу, желание заплакать, грусть, глухое раздражение. Мы обвиняем себя в истеричности и эгоизме и принимаем навязываемое нам общественной практикой видение психопатических выходок «партнеров» за норму, мы пытаемся «уважать их личность».

Психиатр М. Скотт Пек [M. Scott Peck], в книге Люди Лжи [People of the Lie], определил злого человека [психопата] как:

человека, абсолютно несклонного признать свою ошибку или пробовать понять себя. Это слишком болезненно. Так, для избегания необходимости это делать, психопат проводит всю свою жизнь, пробуя заставить других людей и самого себя видеть себя таким, каким он хотел бы быть видимым, а не таким, каким он является в действительности. Это означает притворяться, лгать, убивать, или делать все, что для этого потребуется. Поэтому, никакая ошибка психопата не может быть исправлена, так как это означало бы необходимость признать, что она существует.

Психопаты активно, а не пассивно избегают саморазвития, самоанализа. Они предпримут любое действие в их власти, чтобы защитить собственную лень, сохранить целостность своего больного «я». Это сохранение целостности психопатического «я» имеет обязательным условием стагнацию и регресс/разрушение окружающих (как одушевленных — люди, так и «неодушевленных» — природа). Вместо того, чтобы помогать людям, находящимся в их окружении, развиваться, они фактически разрушают их по этой причине. В случае необходимости, они не остановятся перед убийством, чтобы избежать боли отсутствия своего собственного духовного роста. Поскольку целостности их больного «я» угрожает духовное здоровье других людей вокруг них, они будут всячески искать способов сокрушить и уничтожить духовное здоровье людей в своем окружении.

Пек определяет Зло как «осуществление политической власти, а именно, применение своей воли к другим с помощью откровенного или тайного принуждения для того чтобы избежать саморазвития и своего духовного роста. Обычная лень — это нелюбовь; Зло — это анти любовь.»

Именно это представляет собой узурпация субъектности женщин, именно этим обусловлено постоянное стремление свести их на уровень объекта и/или животного, отказ признать их причастность жизни и развитию общества. Узурпация субъектности в практическом плане представляет собой отчуждение, присвоение продукта, будь это эмоциональный комфорт, идея, конечный результат материального производства, труда. Я-психопат, будучи бесталанным тупым безнадежным ленивым дураком, с помощью власти становлюсь субъектом прогресса, историческим агентом, совершающим, деятельным. Она же — человеческое существо женского пола, наделенное всеми потенциями разума, соответствующими её биологическому виду — моим произвольным действием власти «превращается» в бесталанную тупую безнадежную ленивую дуру и, что самое главное, — воспринимается такой. Далее Я-Психопат имею уже стопудовое «оправдание» и «повод» для её эксплуатации (ибо мне известно (о, да! мне прекрасно об этом известно), что за её счёт можно поживиться).

«Когда Вы завоевываете и подавляете кого-то, Вы должны иметь для этого повод. Вы не можете просто сказать: “Я — сукин сын и я хочу их ограбить”. Вы должны сказать, что это делается для их же пользы, они заслуживают этого, либо что они фактически извлекают из этого выгоду.»
(Ноам Хомски)

Когда Лобачжевский замечает: «когда нормальные люди попадают в определенное состояние, психопаты, как ядовитый болезнетворный микроорганизм в теле, нападают на их слабости, и все общество погружается в состояние, приводящее к ужасу и трагедии в очень крупных масштабах», то «определенным состоянием» будет принадлежность женщин к социально подчинённой группе без доступа к ресурсам и средствам производства для обеспечения собственной жизнеспособности (а также несоответствие широких слоев населения требованиям гегемонной маскулинности, как отмечает Гарда Салас: «низшими» мыслятся не только женщины, но и другие мужчины, девочки и мальчики, пожилые люди и инвалиды обоих полов, люди других рас (национальностей), малообеспеченные люди, люди с гомосексуальной ориентацией, подростки и молодые люди, которые «феминизируются» и принуждаются (различными методами) посвящать свое время, усилия, материальные средства, труд и результаты этого труда тому, чтобы «обслуживать», «понимать» и воспроизводить «мужской стандарт», то, что представляется как «высшее в иерархии». Мужское господство и его мизогинная практика представляет собой систему эксплуатации, которая наряду с ксенофобией, расизмом, гомофобией, «взрослостью» ( vs детство — Acción Positiva) держится на том, чтобы быть «высшим» за счет того, что другие будут низведены до статуса «низших».)

Психопаты и их клика может взять под свой контроль организацию, предприятие, нацию, страну, территорию, и затем разрушение жизни и материальных достижений коллектива приобретает ужасающий размах в форме массовых убийств и уничтожения природных ресурсов. Джеймс Петрас [James Petras] объясняет в книге «Управленцы и управляемые в американской Империи [Rulers and Ruled in the U. S. Empire]»:

«Объяснения геноцидов, которые фокусируются на “иррациональном поведении масс”, пропускают стержневую важность манипуляции элиты, сосредоточившей внимание на государстве, экономике и гражданском обществе („моральная паника“ — Acción Positiva). Ни в одном из геноцидов XX и XXI столетия (и ранее, начиная от „охоты на ведьм“ Инквизиции — Acción Positiva) “массы” не являлись инициаторами, организаторами и направляющей силой, тем не менее, конечно, определенные сектора низших классов общества являлись орудием осуществления политики геноцида в результате понеризации общества»

Для меня факт исторического гиноцида несомненен (когда-нибудь этому будет найдено материальное доказательство, если уже не), так как приход к власти психопатов в один и тот же отрезок времени на огромных территориях не мог совершиться иным способом, как одновременным массовым уничтожением (в течение 50 лет максимум) взрослого женского населения, последующим содержанием маленьких девочек в скотских условиях существования, их эксплуатация как рабочего скота, их быстрого уничтожения (они еще были дочерями свободных матерей), отчуждение у них новорожденных детей (по животноводческому методу «прививания покорности», то есть, запуска нейрофизиологической программы «выживание», характеризующейся хроническим нервным и мышечным напряжением (гипертонией) организма, навязчивой (компульсивной) тревогой и страхом оказаться без доступа к внешнему ресурсу выживания, а следовательно, предполагающей максимально лабильную психику, обладающую практически бесконечной способностью к приспособлению и покорности («подлец-человек ко всему привыкает»)). Я уверена, что современная схема траффика девочек и детской проституции полностью воспроизводит основные «принципы» низведения человеческих существ до уровня скота. После гиноцида, в отношении женщин как социальной группы стало возможным применение животноводческого принципа «содержать в неволе и заставлять производить потомство». Примечательно и то, что альфой и омегой в этой животноводческой программе является «запрет на речь»: женщины были отлучены от символического в первую очередь запретом на полноценное овладение языком (повсеместная неграмотность женского населения, религиозные и «традиционные» табу на женскую речь). Всем известно, какие затруднения с речью, словарным запасом и особенно (филологи меня поймут) с синтаксисом испытывает среднестатистический психопатологизированный маскулинностью «настоящий мужчина»…

Неизбежность гибели

Патриархат, как любая патологическая система, обречен на гибель. В этом смысле никто и ничем не может помочь доминирующей группе избежать её исторической участи, вопрос только в том, утянут ли они за собой на дно всё остальное общество или нет, будет ли разрушение всеобщим или какую-то утварь из горящего дома всё же удастся спасти.

Если мы хотим выжить, помочь нашим детям избежать повторения — прямо скажем — незавидных судеб, дать им шанс, нам необходимо отказаться от морализаторски-«гуманного» отношения к маскулинности. Нам необходимо принять на вооружение «строго объективный и научный подход к проблеме»: не только «подсчитать и оплакать потери» (женщинам необходимо это сделать в рамках виндикации (1), иначе они никогда не избавятся от травмы), но одновременно отказаться от «этики и гуманизма» в отношении маскулинности. Психопатия, маскулинность — это Зло, а ко Злу, по утверждению Лобачжевского, нельзя применять этику и гуманизм, если мы не хотим продолжать быть его пособницами и продолжать совершать массовое самоубийство (и обрекать на страдание наших детей). Людям весьма трудно принять, понять — не говоря уже о том, чтобы применять — такой «объективный и научный подход»: выйди, например, Acción Positiva в рамках феминистского движения с предложением отказаться от этики и гуманизма в отношении маскулинности-психопатии-зла, и цунами истерики по поводу «феми-нацизма», «нового расизма», «матриархата», «эмбризма» (от исп. hembra — «самка») захлестнут и потопят любой намек на подобные рассуждения (поэтому я хочу ещё раз сказать (так как не хочу никого скомпрометировать), что мои коллеги — сегодняшние российские феминистки — к настоящему тексту отношения не имеют, ни они сами, ни их деятельность).

Разрушение маскулинности необходимо начинать с разрушения её истинной идеологии. Истинная идеология психопатии-маскулинности-зла (ПМЗ) — не мизогиния, как может показаться на первый взгляд, а «любовь». Мизогиния представляет собой структурное видение мира, способ внедрения психопатии в потенциально здоровые новорожденные человеческие организмы, поэтому мизогиния: 1) эксплицитна; 2) агрессивна; 3) авторитарна. Как верно и гениально замечает Лобачжевский истинная («эзотерическая») идеология психопатов «служит маской для сокрытия фактических намерений группы психопатов, пришедших к власти», поэтому она постулирует прямо противоположное истинному положению вещей. Именно поэтому идеология ПМЗ называется «Любовью», — это специфическая идеология, которая всегда оправдывает действия мужской социальной группы и снабжает ее мотивационной пропагандой, направленной на женскую подчиненную группу. «Любовь» как идеология ПМЗ представляет собой требование идентификации с агрессором (поэтому мужчины никого не «любят»).

Освальдо (мой знакомый психоаналитик) подал мне удивительную по своей очевидности мысль: как эмбрион человеческого существа во время внутриутробного развития воспроизводит все стадии эволюции живого, так и отделившийся от материнского организма и начавший взаимодействовать с внешней средой новый человеческий организм в процессе своего психо-физиологического становления «повторяет» путь становления специфической патриархатной психической структуры. Речь идет о том, что не существует ни одного психического, символического явления, которые когда-то не опирались бы на факты, события внешнего мира, преобразованные в ходе многоразовых повторений в филогенетические элементы. В. Райх писал:

«В самом начале экономического патриархата сексуальность детей и юношества преследовалась с помощью прямой кастрации или уродования половых органов каким-либо способом. Позже общеупотребительным средством стала душевная кастрация посредством привития сексуального страха и чувства вины. Функция сексуального угнетения заключается в том, чтобы возможно легче обеспечить послушание людей, равно как и кастрация жеребцов и быков должна превратить их в покорных тягловых животных».

Страх кастрации, кастрационная тревога, эдиповы перипетии являются ни чем иным, как филогенетической памятью, приобретённым и воспроизводящемся в каждом новом человеческом существе (особенно мужского пола) знанием о том, как можно выжить маленькому человеку в мире, где установлена абсолютная власть отца в рамках «принудительной, авторитарной семьи» (термины Райха).

Доминирующая группа, как отмечалось в «Механизмах власти…» всегда производит в своих рядах отщепенцев, «монстров», «предателей» и «неадаптированных», то есть, таких людей, которые недостаточно хорошо приспосабливаются к требованиям гегемонной идеологии (в нашем случае, маскулинности). Поначалу такие люди проходят все стадии «психопатологизации» (в случае патриархата — «мизогинизации») сознания, которые (по Лобачжевскому) выглядят следующим образом:

Хула, унижение «подчиненных»
Мальчики учатся подавлять в своем поле сознания неудобные для них идеи о том, что они и взрослые мужчины извлекают выгоду из причиненной другим (женщинам и «феминизированным») несправедливости, учатся дисквалифицировать и осуждать моральные и умственные ценности «баб» («пидорасов», «слабаков»), результаты труда которых они затем используют для собственного возвышения

Развитие истерической конверсии как ведущего способа восприятия
Развивающийся интеллект таким образом проглатывает привычки к подсознательному подбору и подмене данных, что приводит к истеричной конверсии способности к анализу (привет моим левым «критикам»). Молодые люди растут, чтобы стать «несколько истеричными» взрослыми. Подростковые и юношеские обсессивные эпизоды «утверждения себя» в маскулинности, часто сопровождаемые насилием, являются наиболее заметными примерами истеризации

Презрение к правде и объективному мышлению
Лобачжевский продолжает: «Когда привычки к подсознательному подбору и замене мыслей распространяются на макросоциальный уровень, общество имеет тенденцию развивать презрение к фактической критике и оскорблять любого, кто бьет тревогу».

Дезинтеграция общества и межличностных связей (отсутствие межличностной идентификации, атомизированность общества)
«Чувство социальных связей и ответственности по отношению к другим исчезает, и общество раскалывается на группы, все более враждебные друг к другу… »

На выходе подобный процесс «социализации» представляет нам «настоящего мужчину», homo normalis, как называл его Райх, всё существо которого пронизано ложью:

«В структуре homo normalis должно быть что-то ложное в самом основании, если ему так трудно дается правда… Структуре характера современного человека, который продолжает традиции патриархально-авторитарной культуры, насчитывающей шесть тысяч лет, свойственно отчуждение характера от внутренней природы и внешнего общественного убожества. Оно является основой одиночества, беспомощности, болезненного желания власти, страха перед ответственностью, мистических стремлений, сексуальных бедствий, беспомощного невротического бунтарства, равно как и противоестественно болезненной терпимости. Люди враждебно отчуждены от живой жизни. Это отчуждение не биологического, а социально-экономического характера. Оно отсутствует на стадиях истории человечества, предшествующих развитию патриархата».

Райх называл такую структуру характера «эмоциональной зачумлённостью», в основных чертах которой можно без труда узнать современные описания «психопатии»:

  • Подверженный эмоциональной чуме индивид не пассивен — он отличается… активной социальной деятельностью (борется за криминализацию абортов, например — Acción Positiva), которая в той или иной степени служит разрушению жизни.
  • Эмоционально зачумленное мышление не приемлет аргументов («вести дискуссии» или пытаться «перевоспитать» мачистов — пустая трата времени — Acción Positiva), … оно обладает собственной «логикой» и по этой причине производит впечатление рациональности, хотя на самом деле вовсе не рационально.
  • …он боится естественных импульсов (требование без-эмоциональности — Acción Positiva). Его страх — это иррациональная движущая сила, лежащая в основании всей мыслительной системы, которая сама по себе может быть и логичной, но это тот же самый страх, который направляет человека к опасным действиям, если кто-то всерьез угрожает его социальной системе.
  • Мотив его действия всегда вымышлен, он никогда не бывает актуальным, независимо оттого, сознается или не сознается актуальный мотив. Цель тоже не идентична реальной цели.
  • Основная характеристика охваченного чумой индивида состоит в том, что он серьезно и честно верит предполагаемой цели и мотиву… зачумленный индивид действует под влиянием структурной компульсии; независимо от того, насколько благородны его побуждения, он не может выбрать никакой другой образ действий, кроме обусловленного эмоциональной чумой;…пораженный чумой человек, защищенный субъективной убежденностью, не понимает что его действия приносят вред, и не страдает от этого.
  • Зачумленный человек… постоянно испытывает сильнейшую зависть и смертельную ненависть ко всему здоровому.
  • Сексуальность пораженного чумой индивида всегда тесно связана с садизмом и порнографией из-за сосуществования сексуальной похотливости (благодаря неспособности получить сексуальное удовлетворение, оргастической импотенции — Acción Positiva) и садистской морали. Такова данность структуры этого типа. Он не может изменить ее, даже если обладает пониманием и знаниями, и не способен ни на что, кроме порнографической похоти и одновременно садистского морализаторства.
  • Пораженный чумой индивид ненавидит работу, он относится к ней как к тяжкой ноше, избегает любой ответственности и особенно сторонится работы, при которой необходимо терпение и настойчивость… Он имеет готовую картину жизни, сотканную из невротических фантазий. Сам он работать не способен, но желает заставить работать других, производя соответствующую его патогенной картине жизни продукцию… всегда стремится работать меньше, чем другие. И чем меньше его способность работать, тем меньше уверенность в себе и тем больше он стремится наставлять других, как надо работать.
  • Деструктивность, связанная в (зачумлённом) характере, есть не что иное, как ярость, вызванная несостоятельностью в жизни и недостатком сексуального удовлетворения.

Несостоятельность и импотенция «настоящего мужчины» гонит его сбиться в иерархии, в массу, растворяющую личность и личную ответственность, где он мог бы объединиться с себе подобными, «образовав в высшей степени странные своей жесткостью существа, и… сочинять бы столь же жесткие правила жизни, единственная функция которых заключалась бы в обеспечении минимально возможного развития внутренней энергии, то есть сохранения покоя, замкнутого маршрута, упорного следования привычным реакциям и т. д». Инерция, «пофигизм», массовые истерические токсикомании, бездумное подчинение авторитету, каскадирование насилия, сексуальные извращения, пунитивный импульс как непременное условие для любого (но прежде всего — сексуального) типа удовлетворения, отравление жизни близкими (прежде всего: своим же детям) — всё это маскулинность. Распространите эти «принципы» из микро-социального на макро-социальный уровень и «механизмы власти» в патриархатном обществе не будут иметь для вас секретов.

Те немногие мужчины, которых я знаю лично, изменившие свои ментальные схемы и сумевшие (частично) освободиться от наиболее деструктивных аспектов маскулинности, — каждый из них — прошли трудный жизненный путь, в котором эмоциональные потери, эмоциональное страдание было неизменной составляющей. До какого-то момента оно удерживалось вне сознания с помощью упомянутой выше истерической конверсии, а причины несчастий, неудач и проч. приписывались «проискам врагов» и прежде всего — женским значимым фигурам (матери и жены, обычно функционально неразличаемых в «маскулинном» сознании). Как рассказывал мне один из этих людей «размеры подвала всё увеличивались» («подвалом» он называл удерживаемое вне сознания эмоциональное страдание), а личные бедствия пропорционально принимали размеры неуправляемой стихии. Все эти люди оказались на пути к саморазрушению, и сами не могут чётко ответить на вопрос, почему в какой-то момент они остановились и повернули вспять, ведь общество не одобряет и не поддерживает снижение градуса маскулинной «крутости» в человеке мужского пола (на то мачисты и сбиваются в стаи, чтобы не допустить случаев персонального отречения).

(1) Я определяю феминизм как виндикацию женской субъектности.

Русскоязычные цитаты по понерологии взяты из http://psychopathyponerology.blogspot.com

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

6 комментариев на «“Миф о добытчике-защитнике. Часть 6. Маскулинность как моральная идиотия”»

  1. Александра:

    Статья содержательная но несколько вторичная тк. ничего не говорится о происхождении мужской психопатии. Нет ясного понимания связи насилия-садизма и сексуальности. Хотя этого и нигде у аналитиков нет.

  2. факт исторического гиноцида не соотносится с тем, что разные страны переживают одни и те же формы развития в разное время

    • Человечище:

      Факт исторического гиноцида прекрасно соотносится с тем фактом, что патриархат царит во всех странах, какими бы разными их историческое развитие и социальное устройство не были.

  3. Дарья:

    > Патриархат, как любая патологическая система, обречен на гибель.

    Хм, и почему мне это показалось похожим как на разговоры коммунистов про «загнивающий Запад? :)
    «Он сгниет, он пропадет!..» — говорили они. И где сейчас коммунисты сами? Стали такой же капиталистической страной, как и Европа с Америкой.
    Даже Китай с его «коммунизмом», который на деле — капитализм.
    Просто… у меня эта фраза вызвала очень нехиленький скептицизм. :) По причине того, что «патологическая система» одна из самых живучих на планете.
    Где гордая империя матриархального строя? Ну хотя бы одна? :) Почему она не создала ни одного крупного государства с крепкой армией, развитой экономикой и т.д.?
    Все мужики отдуваются! :) Все они, «несчастные» такие, вынуждены строить базовые империи, вроде Европы, России, Китая, арабских страх, США и т.д.! :D

    Самая долгоиграющая империя — Китай — не смотря на все катастрофы таки устояла. И это она была патриархальной. «Паталогической».
    Пять тысяч лет цивилизация держится, Карл!.. Ой, тьфу, простите, надо учитывать правила сайта… Пять тысяч лет, Клара!..
    Охренеть насколько!
    Вот если вспомнить на вскидку и самое безобидное — у них нежелательно рождения девочки в год Лошади (особенно Огненной) иначе она будет неукротима (о как, я аж захотела попасть под этот год! не видать мне тогда китайского мужа, хе-хе, но это того стоит ХD) по их суевериям.
    Хм…
    Патологичная…
    Хм…
    Место, где могут осудить даже за написание несерьёзных легкомысленных рассказов вроде слеша и яоя и дать тюрьму… (рассказики, которые, кстати, пишут ДЕВОЧКИ-подростки, потому что там в стране начинается борьба с гомосексуалистами и даже глупые фантазии попадают под подозрение).
    Хм…
    И это ещё очень и очень мягенькие и безобидные примеры я таки привела!..
    Хм…
    Вот только она все ну никак не сдохнет. Все растет и растет. Вон уже заполонили полпланеты, а то и больше.

    Почему «патологические» патриархальные империи размножились по планете (аки крысы с тараканами), и до сих пор особо не рухнули?
    Что-то арабские страны с их «патологической» системой не желают рушатся, а только усиливают экспансию, в лучших патриархальных завоевательских традициях.
    Косяк, однако >:) Или нет?..
    И на Кавказе, а особенно в Чечне — давила Российская империя, СССР, и даже Россия войной прошлась — все равно гадкий строй как стоял, так и стоит, и чеченские девушки с женщинами блюдут субординацию (носи платок, иначе мужа оштафуют, а то и похуже, причем достанется ещё и тебе)… и система ни хрена падать не хочет, а только укрепляется?

    Как помнится мне рассказывали про воспоминания об СССР — «не ходи туда, там чеченцы живут!» Даже тогда они не теряли своей клановой, «неправильной» и «паталогической» патриархальной системы! Даже Сталин, который тоже был с Кавказа и стал толк в «восточных извращениях» (а точнее в местных правилах) и подавлении, не сломал эту группу.

    Косяк, однако!
    Не развалилась система! Хоть она и патологична.

    И спокойно продолжается держаться и сейчас.

    Просто… хочется, конечно, чтобы и райский рай был, и гурии с птичками пели, и кисельные берега с молочными реками текли и всякие «нехорошие» патриархальные империи, которые по умолчанию плохие, очень резво падали…
    …но…
    Они стоят.
    Вот как назло!
    Не спешат разрушаться!

    К чему я развела жуткий страшный полотно-текст и мозолю глаза чувствительному администратору (хотя ладно, администраторке, да, мне таки понравилось склонять в женском роде слова :D, что-то в этом есть)?
    К тому, что система может быть сколь угодно «патологична», «плоха» и «аморальна».
    Но.
    Если она имеет устойчивость (что мы наблюдаем у чеченцев, арабских стран, Китая), с их субординацией, сплоченностью и готовностью драться и умереть за неё, если потребуется, с её продвижением и захватом важных ресурсов — она будет жить.
    Хоть несколько столетий, как чеченцы.
    Хоть тысяча лет, как арабские страны.
    Хоть целых пять тысяч лет как Китай, который перерождается в лучших традициях феникса.
    И пожалуйста, не надо заниматься самообманом, как с любовью женщины к мужчине, когда считаем, что «патологическая» система рухнет, рано или поздно.

    Этого не случится.
    Потому что системы рушаться не из-за «паталогичности» вроде эксплуатации доминирующией группы мужчин, а из-за того, что она становится хрупкой и ломкой, перестает воспроизводить саму себя, остаивая свои же, системные интересы, как европейцы.
    И мне будет очень и очень жаль, если у них не случится какой-нибудь очень крутой социальной рокировки и они смачным пинком не проучат многих эмигрантов, которые всей своей «паталогичной», но живучей системой, нагнула Еврому раком и устроила ей нехилое изнасилование своим присутствием, навязывая свои правила, все больше и больше.
    Эх.

    З.Ы. Надеюсь, что сообщение не будет удалено администраторкой.

  4. Дарья:

    Ау!.. На сайте кто-нибудь есть? Хотя бы полтора землекопок с землекопами? 0-0
    Блин… так ведь и не дождусь ответа. Или дождусь, но через год, эх…

    • admin:

      мы не стали удалять ваши комментарии…
      хм…
      но и читать тоже не стали…
      хм…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × пять =