08.09.2014

Реформизм и феминизм

реформизм и феминизм
Реформизм окопался по всем фронтам — женщинам не только предлагается «подтянуться» до мужского уровня, но и взять на себя ответственность за перевоспитание мужчин — «стоит только как следует объяснить, и он все поймет». Под эту лавочку легко и просто затираются и замазываются восторженными соплями действительные вопросы — фемицид, изнасилования, педофилия, нищета и бесправие матерей, право на аборт и постоянно возрастающая дискриминация во всех сферах жизни.

Читая феминистские блоги и отдельные статьи, я то и дело натыкаюсь на положительную оценку тех или иных явлений, а то и на полный восторг от того, что женщины где-то достигли успеха. Например, добились права становиться профессорами или работать дальнобойщицами, быть пасторами или служить в армии, вершить суд или водить танкеры. То есть женщины стали занимать посты и пользоваться какими-то недоступными ранее возможностями.

И в общем-то мне понятен такой восторг. И могу сказать, что эти достижения радуют отчасти и меня — кому-то станет немного легче и свободнее жить, а это хорошо. Такие вещи закономерно вселяют некоторый оптимизм.

Однако если долго читать позитивные новости о женщинах, истории успехов и рассказы о достижениях в области женского равноправия — и читать не просто так, а через радфем-лупу, то можно увидеть, что это за этим скрывается. А скрывается там не прогресс и развитие, а приятная убаюкивающая иллюзия.

Иллюзия будто мы движемся маленькими шажками в светлое будущее. Или хотя бы компенсируем положительными фактами наступление на наши права.

Этому отчасти способствуют и фильмы, проходящие тест Бехдель, где орудуют смелые и независимые главные героини, и истории про женщин — министров обороны или глав центробанков, и рассказы великих, которые преодолевали-достигали-побеждали, и новости про законы о равноправии там и сям.

Но все это я воспринимаю со странным чувством, будто фокусник выполняет хитрый трюк «смотрите на мою правую руку, смотрите внимательно», пока левой рукой управляется с гильотиной. Вся эта медийная артиллерия создает определенную атмосферу, которая способствует растворению подлинных целей феминизма.

Я не говорю, что нужно рыдать и рвать на себе волосы, прочитав, что в таком-то городе женщина стала мэром, а в таком-то государстве ее сделали верховной судьей. Однако я считаю, что на все подобные достижения нужно смотреть трезвым критическим взглядом и понимать, о чем передача.

А речь в подобных случаях практически всегда не о перестройке общества, не о женском освобождении, не о полноправии женщин. А о сладкой морковке патриархата — возможности для женщин занять более теплое местечко в системе. Мол, смотрите, барышни, если постараетесь, прекратите вести себя как бабы — то и вы сможете заработать Нобелевку или избраться в этом своем одномандатном округе.

Часто, когда читаешь об израильской армии, женщинах в шахте или в науке, видится и чувствуется посыл «смотрите, женщины иногда могут быть не хуже мужчин». А иногда и не чувствуется, а прямо виден, между строк торчат уши «ей пришлось доказать», «сперва над ней подшучивали», «справляется не хуже любого мастера».

Почему я считаю это реформизмом, а не феминизмом?

Потому что часто добившиеся и достигшие, смогшие и доказавшие не пытаются и не собираются менять систему. Даже если занимают высочайшие посты. Они гордо несут новое звание «нехужести» и стараются продолжать, подражать и доказывать соответствие — в частности, перенимая «хорошие», мужские методы работы. Потому что знают — в случае перемены курса и несогласия с настоящими руководителями придется из надсмотрщиц вернуться в обслугу.

Таким образом система, не имея возможности провернуть фарш назад, меняется, или, скорее, мимикрирует под меняющуюся. Женщинам опять предлагают образец-мужчину, на который полагается равняться, и тогда, может быть, когда-нибудь… Ведь, естественно, проще немножечко изменить, подкрасить, обмануть, чем действительно снести все к чертям.

Если не сканировать строго эти излучения позитива, можно вдруг впасть в заблуждение, что назначения женщин на высокие посты о чем-то там свидетельствуют. И начать думать, а почему это я так не могу? И поставить себе целью не разрушить систему, а подправить себя под нее, чтоб занять насест повыше и получать на голову чуть меньше помёта.

Кстати, именно на таких примерах строят свою риторику так называемые кузнечихи своего счастья. И отсюда растут ноги у сама-дура-винователей — ведь система кормит их сказками о том, что все-все-все достижимо, стоит только перестать быть курицей. В той же струе плывут и наивные феминистки, которые в одиночку победили патриархат в отдельно взятой хрущевке и злорадствуют над убогими.

Реформизм окопался по всем фронтам — женщинам не только предлагается «подтянуться» до мужского уровня, но и взять на себя ответственность за перевоспитание мужчин — «стоит только как следует объяснить, и он все поймет». И опять этот трюк с отвлечением внимания.

Я не могу отрицать, что кое-какие достижения реформизма полезны и приятны. Там подачка, тут назначение, здесь постановление — и вот женщинам уже стало чуть больше можно (им чуть больше дали). Но эти маленькие реформочки одной рукой дают, другой отнимают — мол, смотри, у нас Меркель, у нас Мизулина, у нас женщины царят и правят, сиди и молчи дура, каких прав тебе не хватает?

Под эту лавочку легко и просто затираются и замазываются восторженными соплями действительные вопросы — фемицид, изнасилования, педофилия, нищета и бесправие матерей, право на аборт и постоянно возрастающая дискриминация во всех сферах жизни.

Посему я и хочу, чтобы мы зрили в корень и не велись. Женщина добилась успеха — хорошо, ей хорошо, и никто не против. Но для чего ей этот успех? Как он поможет женскому освобождению? Феминизм ли это или реформизм — вот о чем мы должны спрашивать себя каждый раз, когда видим истории «из грязи в князи» и положительные примеры.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять − 9 =