12.04.2018

Убежища для жертв насилия: взгляд изнутри

Наши американские и отчасти европейские коллеги из КД-16, работающие в системе помощи жертвам насилия, согласились согласились на небольшое интервью и прояснили некоторые стороны деятельности шелтеров, в рамках, конечно, подписки о неразглашении.

Какова процедура приема в шелтер, как о вас узнают, как записываются, как заселяются?

Узнают о нас обычно либо из интернета, либо из смежных организаций: всевозможные горячие линии, местная справочная, другие шелтеры, в которых в данный момент нет мест, а также полиция и медицинские учреждения. Плюс у отдельных шелтеров есть партнерство с другими организациями. К примеру, у одного из наших шелтеров было партнерство с антирасистской организацией, поэтому звонки с направлением женщин, нуждающихся в помощи, из этой организации имели более высокий приоритет, чем остальные.

Попадает пережившая абьюз в шелтер следующим образом. Работница на горячей линии принимает звонок, задает парочку вопросов, проверяет, есть ли свободные места для звонящей и подходит ли она по критериям. Дальше она либо направляет звонящую в другие места, либо проводит базовое интервью (как зовут, сколько лет, есть ли дети, у кого опека над ними, есть ли работа у звонящей и у абьюзера, где они жили, употребляет ли звонящая наркотики, есть ли у звонящей какие-либо заболевания, подробности последнего инцидента и так далее). На основании ответов работница принимает решение о приеме. Если звонящая принята, то назначается место встречи (обычно полицейский участок), куда звонящая обязана прибыть одна (или только с детьми). Оттуда ее забирают работники шелтера.

Как выглядит шелтер, где живут клиентки, чем их кормят, дают ли одежду и остальное?

Любой шелтер, чтобы не палиться, выглядит как обычный дом среди таких же домов. Обычно в таком доме пять-шесть комнат, куда заселяются женщины по типу семейного общежития. Женщины с детьми обычно получают отдельную комнату, одиночки живут по 2-3 в комнате. Продукты привозит организация-учредитель, но готовят клиентки обычно сами. Одежда тоже предоставляется бесплатно, если у клиентки есть желание ее получить. Одежды обычно жертвуют просто кучи, так что с этим проблем не бывает. Так же как и с памперсами, бутылочками, посудой и прочими необходимостями — все это есть в количествах и бесплатно.

Каков социальный срез обитателей шелтера (преобладающий пол, возраст, раса, местные/приезжие, доход, профессиональное и семейное положение)?

Расовый состав зависит от территориального местонахождения шелтера. В Калифорнии, например, две трети звонящих — латиноамериканки, потому что тут их подавляющее большинство. Черных и белых примерно пополам, азиаток меньшинство. Русских за пять лет работы в различных шелтерах попалось в общей сложности всего семь человек. Пол и возраст — однозначно женщины, в подавляющем большинстве до 40 лет. Доход обычно нулевой, хотя бывают исключения, когда женщина приходит в шелтер не потому, что ей негде жить, а потому что иначе ее 100% найдут. Профессиональное положение тоже примерно 50/50 — половина без образования вообще, половина с ВО и карьерой. С семейным положением все однозначно: подавляющее большинство замужние и детные. Тут, правда, стоит учитывать, что при приеме предпочтение отдается женщинам с детьми: считается, что им тяжелее выжить в одиночку.

Какое время клиентки имеют право пребывать в шелтере и как и куда они уходят?

Обычно такие программы по чрезвычайной помощи длятся от 30 до 60 дней. За это время кейс-менеджеры пытаются найти женщине какое-либо место жительства. Обычно это так называемые «transitional programs», программы по интегрированию переживших семейное насилие обратно в общество, которые предоставляют им убежище на более долгий срок (обычно от 6 месяцев до 2 лет). Там женщинам помогают с документами, помогают подтянуть язык, устроиться на работу или учебу, получить пособие и найти постоянное жилье. Проблема в том, что такие программы имеют довольно жесткие критерии отбора, плюс их в целом мало и в отдельных штатах местная политика направлена на их сокращение. Обычно такие программы также не берут наркоманок, алкоголичек и клиенток с психиатрическими диагнозами. Впрочем, для таких есть отдельные программы, «treatment programs». Всех остальных либо переводят в другие ДН-шелтеры, либо пристраивают в шелтеры для бездомных, либо ищут варианты с родными-друзьями. Совсем уж на улицу женщины либо уходят сами, либо их выгоняют за неоднократное нарушение правил проживания.

Есть ли какое-то обучение, трудоустройство, школа для детей?

Обучением и трудоустройством кризисные программы не занимаются ввиду коротких сроков пребывания, но они помогают получить пособие без очереди. Что касается школы для детей, то у всех ДН-шелтеров есть партнерство с близлежащими школами. В общем, детей туда берут без очереди, они обычно начинают туда ходить во вторую неделю пребывания в шелтере или даже раньше.   

Чем занимаются клиентки, пока у вас пребывают, на боку лежат или их занимают какими-то делами?

Первые пару дней, конечно, в основном лежат на боку, потому что после пережитого стресса им нужно отоспаться, отъесться и вообще несколько опомниться. Потом женщина встречается со своим кейс-менеджером. Кейс-менеджер выясняет ee потребности: нужна ли ей медицинская помощь, хочет ли она подавать в суд или получить опеку над детьми, нужно ли ей пособие или там письмо к работодателю и так далее. Дальше в зависимости от этого составляется программа действий, и женщины ходят-ездят по своим делам. Через две недели начинается планирование будущего, в основном дальнейшего проживания. Кроме того, на третий день пребывания у клиентки появляются обязанности по уборке дома и готовке. Вдобавок ко всему по желанию предоставляются услуги психотерапевта и участие в различных групповых занятиях (фитнес, медитация, искусство, здоровье, вылазки на природу, забота о себе, групповая психотерапия, семейные развлечения, родительство). Два раза в неделю проходят обязательные групповые занятия, где женщинам рассказывают о домашнем насилии, там же они могут поделиться друг с другом своими историями ну и так далее.

Как часто возникают конфликты, как протекают, как решаются?

Конфликты возникают часто, конечно, в шелтере может жить до 30 человек одновременно, как тут избежать стычек. Пока до физических столкновений не доходило (при нас), но такое обычно решается просто: агрессорша идет на улицу, а пострадавшая срочно переводится в другой шелтер, желательно подальше, а то мало ли, обидчица мстить заявится. В случае угроз (такое бывало) схема та же. Во всех остальных случаях конфликтующие максимально изолируются друг от друга, с ними ведутся долгие выясняющие и успокаивающие беседы порознь, потом вместе. Результаты разные. Однажды одна из сотрудниц попыталась поговорить с двумя конфликтующими клиентками, но они стали так громко друг на друга орать, что сотрудница едва до них докричалась. Это их успокоило, но не помирило. Но обычно они просто перестают обращать друг на друга внимание и все налаживается.

Осаждают ли шелтеры покинутые мужья, пускают ли внутрь геев и трансов?

Абьюзеры шелтеры обычно не осаждают. Бывает, звонят на горячие линии в поисках своих бывших, но редко. Обычно они достают клиенток через суды и опеку.
Что касается мужчин-клиентов, то их прием зависит от шелтеров. Один шелтер из нашего опыта, мужчин, включая трансов, не брал. Другой брал, потому что имел два отдельных помещения — одно для женщин, другое для мужчин. Третий брал и селил всех вповалку. Что примечательно, ни одного клиента мужского пола, которого бы абьюзила женщина, не встречалось. Все они, включая трансов, пострадали исключительно от мужчин. Количество клиентов мужского пола варьируется примерно от 0,5 до 1 процента.

Что касается поведения мужчин в шелтере, то пожалуйста, недавний пример — гей, сбежавший от абьюзера. Во-первых, он жаловался на любую порученную работу, во-вторых, предъявлял претензии за то, что его угнетают, не разрешая употреблять ни легкие, ни тяжелые наркотики, в-третьих, рассматривал сотрудниц как вечно и по гроб ему обязанных, в-четвертых круглосуточно ныл и скулил, в-пятых без спроса брал чужие вещи. Дело кончилось тем, что вся предложенная помощь его не устроила и, попив крови персоналу, он вернулся обратно к абьюзеру.

Есть ли принципиальная разница в устройстве шелтеров?

Прочие шелтеры в основном действуют так же, отличаются они не сильно и в основном мелкими деталями или правилами приема. Ну и конечно, одни богаче и дома побольше и поновее, другие победнее и помельче.

Каковы законодательные и административные аспекты? Кто может держать шелтер? существует ли специальное законодательство, регулирующее работу шелтеров? как и кем назначается руководство шелтера, кому оно подотчетно?

Законодательные аспекты ДН-шелтеров регулируются частично федеральным законом VAWA (Violence Against Women Act), и частично местным штатовским и городским жилищным законодательством. Открыть шелтер теоретически может любой человек, но нужно пройти определенную процедуру: зарегистрировать некоммерческую организацию, набрать совет директоров и подать заявку на соответствующие гранты. Гипотетически, если есть деньги и помещение, можно ограничиться первыми двумя шагами, но таких ДН-шелтеров, частных и не зависящих от финансирования госдепартементами и корпорациями, мы пока еще не встречали. Есть религиозные организации, помогающие бездомным, включая женщин, оказавшихся бездомными по причине абьюза, но они не считаются ДН-шелтерами в полном смысле этого термина и регулируются другими законами, о религиозных и околорелигиозных заведениях. Руководство шелтера назначается советом директоров организации и подотчетно им и спонсорам. Спонсоры, кстати, требуют регулярной отчетности за каждую копейку, посему половина рабочего времени всех работников обычно уходит на документацию.

На практике это означает, что внутренняя и внешняя политика шелтера сильно зависит от политики руководства головной организации и/или спонсоров. Если говорить конкретно о странах Северной Америки, то здесь возможны только два варианта: либо спонсируют религиозники, и тогда правила пишутся с уклоном в правый консерватизм, либо государство, и тогда уклон идет в либерализм.

В отличие от Америки в Европе женский вопрос политизирован на 200%, то есть организовать что-то с намеком на шелтер или консультативный кабинет для женщин можно только в обмен на электоральную поддержку «левых». Точка. Вне этого нет вообще ничего.

Как финансируются шелтеры, какова система финансовой отчетности?

Как и все другие НКО: через соответствующие гранты. Гранты бывают федеральные, штатовские, городские и частные (предоставляемые крупными корпорациями, в случае ДН это обычно компании по медицинскому страхованию). Плюс бывают частные пожертвования от индивидуумов и малого бизнеса, деньгами или вещами.

Персонал шелтера (кто может работать в шелтере? существует ли система волонтерства? какой минимальный уровень образования необходим? система оплаты труда в шелтере?

В шелтерах обычно существует три уровня персонала: квалифицированные работники, неквалифицированные работники и волонтеры. Любому человеку, претендующему на рабочее место в шелтере, необходимо пройти специальный 40-часовой тренинг. Без сертификата о его окончании никто, включая волонтеров, с клиентами общаться не может по закону.

Волонтерский труд не оплачивается; обычно волонтерить приходят студенты с психологических и социологических факультетов на практику (хотя есть и постоянные волонтеры, которые помогают определенному шелтеру по несколько лет). Как и к волонтерам, к неквалифицированному персоналу не предъявляется требований по образованию, даже школу необязательно заканчивать. Но и обязанности их весьма ограничены: обычно они просто дежурят, принимают звонки на горячую линию, заполняют различную документацию и помогают клиенткам с уборкой-готовкой. В чрезвычайных ситуациях они занимаются кризисным консультированием.

Для квалифицированного труда обычно требуется степень не ниже бакалавра (для психотерапевта — не ниже магистра) или соответствующий опыт работы (не менее четырех лет то есть). Для шелтеров, специализирующихся на особой группе пострадавших от ДН (например, на алкоголичках), могут потребоваться дополнительные сертификаты. Система оплаты труда в шелтерах почасовая, стандартная по меркам США: чуть выше минималки для неквалифицированного персонала, и в зависимости от опыта — для квалифицированного. Тем, кто работает полную неделю, также предоставляется медстраховка и оплачиваемый отпуск раз в год.

Доступ в шелтеры для населения (кто может рассчитывать на место в шелтере? кто решает давать или не давать место?)

На место в шелтере может рассчитывать любая женщина (а чаще всего — и мужчина), пострадавшая от домашнего насилия, подходящая по критериям данной организации. Общий для всех критерий — нахождение в ситуации немедленной опасности и проживание не менее чем в 5-10 милях от шелтера. Ближе нельзя, так как существует опасность встретить абьюзера или его знакомых рядом с домом. Дальше критерии варьируются: одни шелтеры в целях безопасности не разрешают клиенткам ходить на работу/учебу во время нахождения в шелтере (ибо это самое легкое место, откуда можно жертву отследить). Другие не принимают женщин с проблемами с алкоголем/наркотиками. Третьи не берут судимых и так далее.

Решает, кого принимать, а кого нет, дежурный по горячей линии на основании ответов звонящей на вопросы дежурного. Ну и на основании наличия-отсутствия свободных комнат в шелтере. Вопросы довольно простые: адреса, даты рождения, информация об абьюзере, информация об инциденте, некоторые биографические данные.

Права и обязанности клиенток шелтера?

Права и обязанности клиентов варьируются в зависимости от внутренних правил организации. В общем случае, проживающие в шелтере имеют право на бесплатное и безопасное проживание в течение 45 дней, еду, одежду, предметы гигиены, транспортировку, а также услуги кейс-менеджмента (то есть направление и сопровождение во всякие соцслужбы). Кроме того, шелтеры обязаны оказывать кризисное консультирование, иметь в штате психотерапевта, а также предоставлять женщинам информацию на темы домашнего насилия. Проживающие же обязаны убирать дом, регулярно встречаться со своим кейс-менеджером и не представлять опасность для программы (то есть не бить своих/чужих детей, не нападать на других, не поддерживать связь с абьюзером, никому не говорить о местонахождении шелтера и т.д).

Отношение общества к шелтерам (бывают ли случаи агрессии? необходимо ли соблюдать секретность или меры предосторожности?)

Случаев агрессии со стороны посторонних мы пока не наблюдали и не слышали о них. Случаи, когда абьюзер или его родные-знакомые находили жертву в шелтере, бывали, но не в нашей практике. Секретность, конечно, соблюдается. Раскрытие местонахождения шелтера  —  преступление, наказывается штрафом и тюрьмой. Каждый шелтер имеет свои дополнительные правила: например, есть шелтеры, в которых клиенткам запрещено пользоваться сотовыми телефонами и другой электроникой. В других запрещен безнадзорный доступ к интернету. В третьих нельзя как минимум три дня покидать территорию шелтера вообще.

Субъективные аспекты работы в шелтере — выгорание, нагрузка, отношения с клиентками?

Основная проблема — текучка кадров. Работа в шелтере — дикий стресс, особенно для тех, кто не умеет жестко держать границы. Умение держать границы важно здесь по нескольким причинам: во-первых, пострадавшие от насилия женщины частенько ударяются в нарциссическое поведение и с трудом осознают, что положение жертвы не дает им права на персональную служанку; во-вторых, большинство клиенток вовсе не понимают, что такое личные границы, и одна из задач работниц шелтера — послужить личным примером здоровых границ. У не обладающих навыком отстаивания своих границ начинается слияние с клиентками, а потом конфликты, а потом клиентки уходят (45 дней же всего)… короче, работа не для слабых духом. Плюс необходимость поддерживать 24-часовое присутствие персонала в шелтере ведет к тому, что тебя могут в любой момент попросить заменить отсутствующую работницу. За отдельную плату, разумеется, но тем не менее. Для нас, однако, все вышеперечисленное не особая проблема, рунет закаляет :) в основном бесит несправедливость и безвыходность, а также ограниченность средств шелтера.

Для экономии материальных средств и человеческого ресурса в большинстве шелтеров существует такое правило: клиенткой одного и того же шелтера та же самая женщина может быть только один раз. Самодеструктивное поведение  типа многократного возвращения к абьюзеру не поддерживается.

Принимают ли участие в работе шелтеров феминистские организации (если таковые имеются)?

Тут смотря что считать феминистскими организациями. Несмотря на то, что в Америке в открытую никто не запрещает открывать любые организации с любым политическим уклоном, ситуация с фем-организациями обстоит следующим образом. Радфемки, за исключением ванкуверских, шелтеров в настоящее время не держат. Из самопровозглашенных фем-организаций можем  отметить только YWCA, которые держат много шелтеров по всему континенту. Иногда от феминисток прилетают пожертвования, приходят волонтерки и проводятся тренинги, но на постоянной основе особого участия пока не наблюдается.

Почему так происходит? Потому что у феминисток, как правило, нет достаточных самостоятельных средств для открытия шелтеров. Есть средства либо у государства, которое диктует либерально-демократические условия за свои деньги (мужиков с трансами принимай, геев принимай, сепаратизм не пропагандируй), либо у религиозников, которые диктуют условия агрессивно-правые (от абортов отговаривай, учи искать хорошего мужа, вести мудроженственный образ жизни).

В Европе неучастие феминисток в делах женских шелтеров объясняется просто — если ты где-то что-то вякнешь на букву Ф, то тебя просто не пустят контактировать с таким чувствительным контингентом как женщины из абьюза, поэтому феминистки в этой деятельности если участвуют, то строго неофициально и фактически подпольно.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × два =