10.07.2014

Говоря о проституции. Ответы на частые аргументы. Проституция как «секс-работа»

Те, кто выступает против шведского закона о проституции, обычно говорят, что проблема проституции в том, что она не воспринимается как профессия — «секс-работа». И если бы она так воспринималась, проституированные женщины платили бы налоги и получали бы медицинскую страховку, а также имели бы другие социальные права. Стигма проституции исчезла бы, утверждают они.

Те, кто выступает против шведского закона о проституции, обычно говорят, что проблема проституции в том, что она не воспринимается как профессия — «секс-работа». И если бы она так воспринималась, проституированные женщины платили бы налоги и получали бы медицинскую страховку, а также имели бы другие социальные права. Стигма проституции исчезла бы, утверждают они.

Но они редко говорят о том, как в действительности это работает в тех странах, где закон уже устанавливает, что проституция должна признаваться «секс-работой». Например, как это было сделано в Германии в 2001 году.

Временное решение

Согласно проведённому в Германии анализу, за пять лет применения закона только 1% (один процент) опрошенных проституированных женщин имели трудовой договор в качестве «секс-работниц»[1]. (Ещё несколько процентов имели медицинскую страховку как свободно занятые «секс-работницы»). Большинство не хотели работать по трудовому контракту. На вопрос «почему» большинство отвечали, что они воспринимают проституцию как временное решение в невыносимой (финансовой) ситуации и как что-то, от чего они хотели бы отойти.

Многие также были обеспокоены тем, что наличие трудового соглашения будет означать, что они больше не будут способны принимать собственные решения — например, отказать кому-то из покупателей или отказать в каком-то из требований покупателя. Или что им придётся обслуживать большее количество покупателей, чем они могут это сделать.

Когда проституция видится «секс-работой», только проституторы — покупатели, сутенёры и торговцы людьми — этому аплодируют.

Потому что, когда проституция видится как «товар» или «услуга», властные механизмы становятся невидимыми.

 9. Весь наёмный труд — это рабство!

Нет особой разницы между продажей своего тела в шахте и продажей тела в проституции.

Будучи мужчиной (так как это обычно аргумент мужчин с левыми взглядами!), вы действительно не видите разницы между работой в шахте и мастурбацией своему боссу? Или между женщиной, приходящей убрать ваш офис и приходящей сделать вам минет? Не знаю, как вы, а я вижу!

Подумайте о том, что происходит на самом деле в проституции: мужчина навязывает свою сексуальность женщине без учёта её сексуальности. При других обстоятельствах это обычно называется сексуальным домогательством, сексуальным насилием или изнасилованием.

Идея, понятно, в том, что деньги могут превратить сексуальное угнетение женщин в «секс-работу», но как могут совершенно одинаковые сексуальные действия, против которых в других обстоятельствах девочки и женщины борются, и такие же действия, которые в других обстоятельствах закон квалифицирует как сексуальное домогательство или насилие, внезапно рассматриваться как «работа»?

Что, по-вашему, может мотивировать организованную борьбу за право не подвергаться сексуальным домогательствам или сексуальному насилию на работе, если такое насилие, оказывается, должно восприниматься как «работа»?

Может, вам стоит попытаться взглянуть по-новому: они получают наши тела, но им нахрен не сдалась наша сексуальность!

10. Продавать секс не более странно, чем продавать такие услуги как массаж или лечение стоп

Ну конечно. На работе каждый продаёт свои трудовые способности, но проституция также имеет отношение к нашей сексуальности. Не романтизируя сексуальность, легко заметить, что наша сексуальность — неотъемлемая часть нашей личности. В нашу сексуальность с того момента, как это случается, включено то, что нас заводит или остужает, наш ранний сексуальный опыт. Для проституированной женщины проституция тоже становится частью её сексуальности, даже если ты пытаешься в процессе воспринимать это как нечто, не затрагивающее тебя.

Поэтому многие женщины с опытом проституции позже говорят о раздвоении своей идентичности, и вероятно, это расщепление произошло в процессе проституирования. Многие практиковали заглушение собственных чувств, находясь в проституции, но замечали, что в итоге становится сложно снова воссоединиться с ними, когда появляется такое желание. Проституция — нечто совершенно отличное от профессии.

И для покупателей это тоже не просто покупка, коль скоро его сексуальность тоже затронута. Как и его взгляд на женщин в целом. Вряд ли это случайность, что уличные сексуальные домогательства к девочкам и женщинам больше распространены в амстердамском Квартале красных фонарей, чем в других местах.

11. Проститутки сами хотят, чтобы проституция воспринималась как «секс-работа»

Именно «они» хотят? Или же речь о нескольких разрозненных «блогерах» или нескольких медийно раскрученных женщин в проституции, которые утверждают, что говорят за всех остальных, употребляя выражение «мы, проститутки»?

А вы знаете, что в тех странах, где законодательные изменения привели к тому, что проституция воспринимается как «секс-работа», большинство проституированных женщин не хотят этого, что с очевидностью следует из анализа применения немецкого закона?

Если смотреть на проституцию как на «секс-работу» глобально, сколько из тех, кого продали в проституцию, хотят, чтобы проституция воспринималась «работой»? Сами не хотите?

12. Профсоюзы секс-работниц хотят, чтобы это воспринималось работой

Какие профсоюзы? Те организации, которые в настоящее время называют себя «профсоюзами» проституированных женщин, на самом деле не являются профсоюзами, то есть организациями, которые «управляются и финансируются своими членами и действуют против работодателей»[2].

Организации, лоббирующие легализацию проституции, обычно включают в себя сутенёров и других, кто хочет, чтобы проституция выглядела в выигрышном свете. Эти организации часто называют себя «профсоюзами» «секс-работниц», чтобы заставить людей думать о проституции как о работе.

Если вы всё ещё не уверены насчёт таких «профсоюзов», попробуйте спросить, каким видом профсоюзной работы они занимаются и против кого эта работа направлена?

Настоящие же организации, поддерживающие проституированных женщин, обычно не называют себя профсоюзами. А большинство проституированных женщин не хотят, чтобы проституция воспринималась как «секс-работа».

13. Если вы сама не проститутка, почему ВАС вообще касается чужая работа?

Конечно, меня касается! Жизнь в обществе, где женщины выставлены на продажу, влияет на ценность каждого человека в этом обществе. Представления общества о проституции также имеют чёткое и непосредственное влияние на нашу повседневную жизнь. Особенно это заметно в странах с законами, подобными немецкому закону о проституции.

Если проституция воспринимается как «работа», она сопровождается рекламой в газетах; компании, в которой вы работаете, поступают предложения «сюрпризов» для корпоративных вечеринок; вы можете получить купон по почте, увидеть информацию борделей на автобусной остановке и так далее.

Понимание этого не означает отрицание секса или подготовку сценария морального кошмара. Это означает анализ того, к чему на практике приводит восприятие проституции как «секс-работы».

Оцените, что это означает в нашей повседневной жизни. Например, такие профессии, как личный ассистент и работница по уходу, входит ли в круг их обязанностей помощь мужчине в покупке проституированной женщины, как, например, они обязаны это делать в Нидерландах?

Если проституция должна восприниматься как профессия, должны ли родители разрешить своей дочери подработать летом в проституции? Если проституция должна восприниматься как профессия, должны ли кадровые агентства отказывать в помощи безработным женщинам, если они не принимают предложения о занятии проституцией?

Если ваши ответы на эти вопросы отрицательные, значит, вы в действительности не считаете проституцию профессией. Потому что если бы она была таковой, это была бы работа как любая другая.

14. Но если девушка не хочет изнурять себя низкооплачиваемой работой и может хорошо заработать в эскорте[3], почему она не должна иметь возможности сделать такой выбор?

Хорошо, но вы не спрашиваете, почему она должна отказаться от своей руководящей должности в экспортной компании, от работы агентом по недвижимости, стоматологом или от другой аналогичной работы, чтобы вместо этого делать минет желающим этого мужчинам. Если проституция так хороша, почему предполагается, что этой «работой» будут заниматься те из нас, женщин, кто не имеет никакой возможности из чего-то выбирать?

И в промышленно развитом мире, и в так называемых развивающихся странах в основном бедные девочки и женщины — те, кто постоянно испытывает классовое угнетение и расизм, — используются в проституции.

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + девятнадцать =