14.09.2015

Суррогатная проституция

суррогатное материнство суррогатная проституция
Если это работа — почему она получила массовое распространение только среди нищих женщин третьего мира?

Читая вот эту статью Мелинды Танкард Рейст, я наткнулась там на простое, но архиважное замечание:

«…блестящие технологии и неверное представление о том, что у каждого есть право иметь ребенка затуманивает ясность суждений и здравый смысл политики современной индустрии суррогатного материнства…»

До сего момента я вообще ни разу нигде не встретила высказанных сомнений в том, что иметь родного ребенка не имея возможности его родить есть неотъемлемое право человека. Действительно ли это так? Это как право на жизнь, работу и свободу совести? Или как право на еду, кров и безопасность?

Право рожать или не рожать детей, лечиться от бесплодия или предохраняться — частный случай прав на свое тело. Права воспитывать своих детей и находиться рядом с ними — это категория гражданских родительских прав (которых, кстати, можно лишиться). Право удочерять и усыновлять детей уже не такое всеобщее, и предоставляется людям при соблюдении определенных условий (не всегда справедливых, но тем не менее) — например психически больным, несовершеннолетним, безработным и др. в этом праве могут отказать.

Если человек не может иметь родных детей из-за пола, возраста или здоровья, то означает ли это что он/а все равно имеет безусловное право получить родного ребенка? Как быть если право ограничивается возможностью? Например, я имею право пришить себе третью ногу (мое тело, что хочу то и ворочу). Но ноги почему-то не выращивают в лабораториях и на огороде они не уродились (мое право вступило в противоречие с возможностью). Означает ли это, что я могу (за некую мзду) оторвать ногу у соседа?

Может ли человек осуществить право на ребенка путем использования тела другой женщины?

Тут мы упираемся в вопрос обоснования права иметь ребенка. Является ли это естественной насущной потребностью человека? Насущной настолько, что должна быть воплощена даже при отсутствии физической возможности? Критической настолько, что не может быть удовлетворена приемными детьми? Я сомневаюсь.

Отсутствие детей не грозит заболеваниями, физическими неудобствами, смертью. Эта потребность чисто социальная, причем присутствует она далеко не у всех.Проще говоря, это никакая не насущная необходимость, не потребность, а желание.В ту же категорию, например, принято включать так называемую потребность в сексе как обоснование права на сексуальное обслуживание (в пресловутой пирамиде Маслоу эта физиологическая потребность находится в самом низу, рядом с воздухом и пищей). Но наукой пока не зафиксировано ни одной смерти от неудовлетворения полового влечения. Насколько я знаю, это даже не приводит к заболеваниям. Это вам не отсутствие сна или пищи. Может быть у животных с этим обстоит иначе, я не изучала этот вопрос. В случае же людей физические неудобства если они есть, снимаются мастурбацией.

Таким образом, право на детей, как и право на секс имеет в своей основе желание. И вот это желание внезапно становится железобетонной причиной для отчуждения тела — естественно, у женщин.

Поясню.  Я думаю, что если бы отсутствие секса и потомства были смертельно опасны для людей, то удовлетворение этих потребностей за счет других рассматривалось бы несколько иначе. Как донорство крови, скажем.

Индустрия для удовлетворения сексуального желания — проституция. Индустрия для удовлетворения желания иметь детей — суррогатное материнство. Я не буду вдаваться в подробности причин возникновения этого желания, там ого-го.

И в обоих случаях женское тело рассматривается как инструмент для удовлетворения этого желания (мужчин-проституток я в расчет не беру, их категорически мало, да и мне на них плевать). И в обоих случаях удовлетворение желаний путем аренды тела пытаются легитимировать как «такую же работу», а также как служение обществу (каждому инвалиду по профессионалке, каждой бездетной паре по ребенку).

И в обоих случаях это вонючая фальшивка. С проституцией и феминистской позицией по ней более-менее ясно. А вот когда я вижу, как в феминистских сообществах возмущаются по поводу ограничений на суррогатное материнство, я понимаю, что в этой области зияет слепое пятно. Стоны и вои о несчастных геях, или одиночках, или разнополых парах, которые буквально засыхают на корню без малыша совершенно заслоняют факт эксплуатации женщин, использования женского репродуктивного труда и нарушения неприкосновенности женского тела. На положение суррогатных матерей подобные «феминистки» чихали.

Что такого мол, ведь суррогатные матери добровольно и с песней, да за немалые деньги берут и рожают, и всем хорошо, и никто не в обиде. А так бы они вон голодали-скитались. А тут им работу дали не бей лежачего.

Да неужели.

Если это работа — то почему к ней не готовят дочерей заботливые родители? Если это такая же работа — почему она получила массовое распространение только среди нищих женщин третьего мира? Если это профессия — то почему нет учебных заведений и записей в трудовой книжке? Если это уважаемый труд — почему во многих успешных европейских странах он запрещен? Ну вы поняли.

Это торговля телом, которая может вызвать (и очень часто вызывает) физические страдания, отрицательные последствия для здоровья и психические травмы. Это еще один вид проституции, для оправдания которого женщин сперва ставят в безвыходное положение, а потом показывают «выход».

Если бы у каждой женщины в мире была справедливо оплачиваемая работа и пристойные условия жизни, нормальное во всех смыслах детство и приличное образование — сколько бы их пошло в проститутки или в суррогатные матери? Столько же, сколько сейчас туда идет женщин из обеспеченных, благополучных и здоровых кругов — то есть около нуля.

Я не берусь утверждать, что запрет суррогатного материнства тотчас сделает жизнь женщин райской или что он действительно будет строго соблюдаться. Однако я считаю, что определить нашу позицию и при любой возможности ее отстаивать (хотя бы петициями) нам необходимо.

Желание иметь детей не является жизненной необходимостью.

У людей нет права удовлетворять какие-либо свои желания путем эксплуатации других людей.

Платное суррогатное материнство — эксплуатация.


 

Приложение: о суррогатном материнстве из рубрики радфем-ответ в сообществе «Womenation«:

Радикальный феминизм рассматривает суррогатное материнство как:

  • отчуждение результатов женского репродуктивного труда;
  • экономический результат феминизации бедности;
  • фактический результат символической объективации женских тел и наших репродуктивных возможностей.

Отсюда: суррогатное материнство — это форма патриархальной эксплуатации женщин, существование которой порождается экономическими, политическими и символическими реалиями гендерного неравноправия.

На данный момент существуют разные варианты сочетания генетических материалов для оплодотворения (сперма может принадлежать либо отцу, либо донору спермы, яйцеклетка может принадлежать суррогатной матери или матери-«заказчице», которая не может выносить ребенка, или же донорше яйцеклеток). Вариант, где используется экстракорпоральное оплодотворение яйцеклеток женщины-заказчицы или посторонней донорши, называется «гестационное суррогатное материнство» (суррогатная мать в таком случае становится «гестационным курьером» в терминологии ВОЗ).

До средины 1980-х, когда новые репродуктивные технологии позволили совершать экстракорпоральное оплодотворение, под суррогатным материнством подразумевался в первую очередь вариант, при котором суррогатная мать осеменялась (искусственно или «естественным образом») спермой будущего отца ребенка. Таким образом, ребенок биологически имел родство с суррогатной матерью и отцом-осеменителем, но после рождения биологическая мать теряла на него права, — это то, что на данный момент называется «обыкновенный суррогатным материнством».

Традиция «обыкновенного суррогатного материнства» имеет богатую историю. Из википедии:

Ещё Плутарх описывал ситуацию, напоминающую современное суррогатное материнство: «Стратоника, понимая, что её мужу необходимо иметь законных детей для передачи по наследству его царской власти и не рожая сама, убедила его произвести детей с другой женщиной и позволить ей, Стратонике, принять их как своих родных. Дейотар, восхищенный её самоотвержением, предоставил ей свободу действий, и она, выбрав из числа пленных прекрасную девушку по имени Электра, свела её с Дейотаром, а родившихся от этого союза детей воспитала как своих законных, с любовью и великолепной щедростью».

В Древнем Риме мужчины отдавали своих жен внаем (ventrem locare) супружеским парам, где жена была бесплодна, и ребёнок, рождённый с помощью «наёмной» матери, в последующем являлся законным ребёнком бесплодной супружеской пары.

У древних евреев бездетные жёны прибегали к помощи рабынь, которые рожали ребёнка от мужа такой женщины (см., например, историю рождения Измаила в Книге Бытия). Но первой на руки его брала законная жена, тем самым демонстрируя свое неоспоримое право на младенца.

У кикуйю вдова, если её возраст не позволяет ей родить ребёнка, который унаследовал бы имущество покойного мужа, от любовника, может нанять женщину, чтобы она родила такого наследника. Такая женщина рассматривается как супруга умершего, поскольку нанята за счет его имущества.

Исторические примеры дают понять, что в истоках суррогатного материнства лежит вовсе не материнство, а отцовство и право наследования власти и имущества по мужской линии. Знакомая нам современная форма патриархата с моногамным (для женщины) гетеросексуальным браком также проистекает из необходимости в подтверждении отцовства и урегулирования мужчинами их имущественных вопросов.

Суррогатное материнство сейчас — это организованный бизнес по покупке детей в странах третьего мира и продаже их заказчикам из богатых стран. Существуют понятия «репродуктивного туризма» — страны спроса: Россия, Украина, Индия и другие. Индия стала Меккой для тех, кто хочет купить ребенка, так же как и Таиланд стал центром секс-туризма: дешево и доступно (нищета и государственное наплевательство). В Индии есть целые «фабрики суррогатных матерей», цена за доношенную беременность — 8000 долларов, хотя неофициально говорится о том, что сами суррогатные матери получают всего 800 долларов (http://edition.cnn.com/2013/11/03/world/asia/india-surrogate-mother-industry/). Когда мы говорим о суррогатном материнстве, мы не должны поддаваться на риторику «одолжения бесплодным парам», суррогатная мать в подавляющем количестве случаев сдает в аренду на 9 месяцев не только свою утробу, она фактически лишается права на все свое тело и на ребенка, которого носит. Когда в Китае было запрещено суррогатное материнство, поступали многочисленные сообщения о принудительных абортах. В Соединенных Штатах случалось, что заказчики принуждали суррогатную мать сделать аборт, когда у плода выявили отклонения развития, хотя мать была против такой операции. Споры между суррогатной матерью и заказчиками относительно права на ребенка чаще всего решаются в пользу заказчиков.

И возвращаясь к вопросу отцовства: «в России в 2010 году уже была реализована «классическая схема автономного отцовства», которая может применяться мужчинами, не желающими связывать себя узами брака и не подвергая детей риску «раздела». В графе «мать» в данном случае должен ставиться прочерк, отец является единственным родителем». (http://ru.surrogacy-ukraine.com/news2.php) Певец Филипп Киркоров — дважды отец-«одиночка».

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Один комментарий на «“Суррогатная проституция”»

  1. Настя:

    Почему так мало комментов на такую
    серьезную тему?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 5 =