21.03.2014

Шведское решение немецкой проблемы

  • Подготовка материала: Yuki Onna
  • Правка: 4islopi
Немецкий закон о легализации проституции, принятый в 2002 году, ожидают изменения. Не ясно лишь одно — какой путь выберет страна: шведский или французский?

По заявлению шведской юристканцлерки [1] Анны Скаред, в немецкой прессе циркулирует достаточно мифов о шведском законодательстве о проституции. 14 марта на конференции, устроенной Посольством Швеции в Германии и немецким феминистским журналом ЭММА, политики, журналисты и социальные работники получили шанс ознакомиться с фактами: как функционирует шведская модель на практике и какие из её элементов представляется возможным применить в социальной и судебной системах Германии.

Среди многочисленных приглашённых на конференцию были представители различных политических партий, в том числе и члены Бундестага, представители женских и гражданских правозащитных организаций, деятели от науки и журналисты. Всех интересовало одно: чему Германия может научиться у Швеции?

По словам г-жи Скаред, самое главное в шведской концепции следующее: страна, которая первой в мире ввела уголовную ответственность за покупку секс-услуг в 1999 году, «изменила не только законодательство, но и отношение» к проблеме. Запрет проституции и наказание клиентов действительно стали приносить плоды: «в то время как уличная проституция в соседней Дании постоянно увеличивается, число уличных проституток в Швеции резко снижается. В Стокгольме, с его населением в почти миллион человек, женщин, торгующих собой на улице, насчитывается не более 5-10».

Согласно юристканцлерке Скаред, меняется и общественное мнение: если в 1999 году почти 70% граждан Швеции находило введение уголовной ответственности для клиентов неразумным, то теперь государственную политику поддерживает подавляющее большинство. Также сократилось и количество мужчин, пользующихся услугами проституток — с 13% в 1998 году до 8% в 2008. Немецкий закон о проституции тоже изменил отношение к данной проблеме в стране, но в противоположную сторону: как рассказал ведущий конференции, журналист Ранга Йогешвар, одноклассники его сына собирались праздновать окончание школы посещением «Паши» [2] и сыну пришлось оправдываться, почему он не может принять участие в «торжестве». Шведским гостям оставалось лишь покачать головой. Их позиция была заранее озвучена пресс-секретарём посольства Кристианом Бергом:

«Проституция — преступление против человеческого достоинства».

Участники конференции в Берлине согласились с актуальностью шведского пути. Поскольку, согласно этой модели, уголовно наказуема покупка секс-услуг, а не их продажа, проститутки легче идут на контакт с полицией, что помогает последней успешно бороться с торговлей людьми. Каким образом шведская полиция выслеживает клиентов?

«Запрет на покупку секс-услуг — инструмент очень эффективный и простой в использовании»,

— описывает действия полиции комиссар Йонас Тролле.

«Мы знаем женщин и отслеживаем их клиентов. Скажем, мы видим, что мужчина снял деньги в банкомате и задаём пару вопросов. Часто двое утверждают, что они — пара, но при раздельном допросе выясняется, что мужчина не в состоянии назвать имя партнёрши».

Один из мифов о шведской модели гласит, что проституция в стране не побеждена, она лишь переместилась из реального мира в виртуальный. По заявлениям комиссара Тролле, эта информация не верна, клиенты предпочитают старые проверенные способы — рекламу и объявления, которыми пользуется и полиция.

«Кроме того, мы активно сотрудничаем с отелями, которые докладывают обо всех подозрительных случаях. Иногда звонят бдительные соседи».

«Запрет на покупку секс-услуг помогает выявить сутенёров и торговцев людьми»,

— говорит гётеборгский прокурор Томас Альстранд, ранее скептично относившийся к закону 1999 года.

«Ранее я думал: почему мы должны вмешиваться в частную жизнь людей? Сегодня я считаю, что данный закон — одно из лучших шведских „изобретений“. Если полиция в Гамбурге видит клиента с проституткой, она не имеет возможности что-либо предпринять. В Гётеборге же мы беседуем с женщиной, которая почти всегда — иммигрантка из Болгарии, Словении или иной восточноевропейской страны. Она рассказывает нам о своём положении и своём сутенёре. Мы также допрашиваем клиента, каким образом он вышел на контакт с женщиной. Таким образом, запрет на покупку секс-услуг даёт нам новые возможности для борьбы с торговлей людьми».

Ситуация во Франкфурте отлична от гётеборгской. Здесь, как в Германии в целом, продажа женщин в публичные дома практически не наказуема. Согласно франкфуртской прокурорке Керстин Лотц,

«в 2012 году в производство не было передано ни одного дела, жертвами которого фигурировали бы румынки, а между тем, количество румынских проституток постоянно растёт. Преступления, связанные с торговлей людьми невероятно трудно доказать, к тому же, необходимо заявление жертвы. Женщины же, как правило, очень-очень молоды и находится в плохом физическом и психическом состоянии. Они часто не в состоянии осознать, являются ли они жертвами или нет».

По этим причинам, для г-жи Лотц применение шведской модели в Германии «было бы наиболее предпочтительным».

Немецкий закон — по убеждениям экспертов — это катастрофа. Особенно печально то, что он был инициирован зелёными, социал-демократами и левыми — теми же партиями, что разрабатывали закон в Швеции, но привёл к обратным результатам: как показали исследования 2001 года, принятый в Германии закон способствует торговле людьми и принудительной проституции. Так, по словам главного комиссара отдела по борьбе с ОПГ города Мюнхена Уве Дёрнхёфера, лишь 13% проституток в Мюнхене являются гражданками страны. Остальные 87% — приезжие, например, из стран Восточной Европы. Они молоды и слишком неопытны, чтобы верно оценить свою ситуацию, а без их заявления полиция практически невозможно начать расследование в отношении сутенёров и работорговцев.

«В Швеции женщины являются жертвами — в Германии они товар»,

— подводит итог конференции социальная работница из Штутгарта Сабина Констабель. Получит ли проститутка в Германии какую-либо помощь — дело случая. Г-жа Констабель привела в пример женщину, трижды обращавшуюся за помощью. «Ей лишь предложили рекламный флаер маркетингового агентства, обещающего помочь разработать бизнес- стратегию и улучшить финансовую ситуацию». В Швеции такое невозможно. «Мы надеялись, что принятый закон отпугнёт клиентов и сделает проституции менее актуальной профессией для женщины. Мы так же хотели сделать Швецию страной, непривлекательной для торговцев людьми. Наши цели достигнуты», заявила в своей речи юстицканцлерка Скаред. И добавила:

«Речь идёт не о морали. Речь идёт о правах человека и гендерном равенстве».

Ресурсы:

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − четырнадцать =