11.06.2014

«Зачем он это делает?». Глава 8. Жестокие мужчины и вредные привычки

мужчины и вредные привычки
  • Перевод: Юлия Рябинина
Злоупотребление психотропными веществами не является причиной жестокого поведения мужчины, но гарантирует, что такое поведение не прекратится .

― Если б он прекратил пить и курить траву, его жестокое поведение прекратилось бы.
— Он совершенно другой, когда пьет: он становится злобным.
— Он прекратил пить и теперь говорит, что это у меня проблемы с алкоголем.
— Я очень стараюсь не расстраивать его: когда он бесится, он пьет.
— Он может превратиться в кошмар, если у него нет марихуаны. С ним гораздо легче иметь дело, когда он под кайфом.

Роль, которую алкоголь, наркотики и другие вредные привычки играют в проявлении жестокости, оценивается совершенно неверно. Большинство жестоких личностей не злоупотребляют психотропами, и даже те, кто делает это, обращается жестоко со своими партнершами в здравом уме и трезвой памяти, не находясь под воздействием веществ. Жестокие мужчины, которым удалось избавиться от дурной зависимости, продолжают плохо обращаться с партнершами, хотя иногда случается короткий перерыв в их наиболее агрессивном поведении. Жестокие мужчины, применяющие физическое насилие, иногда воздерживаются от него в течение длительного периода, когда они трезвы, но при этом их психологическая жестокость продолжает проявляться или даже становится хуже.

Злоупотребление веществами не является причиной жестокого обращения с партнершей, и избавление от такой зависимости не «лечит» жестокое обращение.

В то же время зависимость мужчины от психотропных веществ может существенно влиять на проявление жестокости и насилия с его стороны. Жестокий мужчина в состоянии алкогольного или наркотического опьянения может сделать жизнь партнерши еще более несчастной. Суть в том, что надо отличать факты от фикции, включая мифы о влиянии злоупотребления веществами на мужчин и их партнерш, которые поддерживают сами жестокие мужчины.

Не все мужчины, злоупотребляющие веществами, являются жестокими партнерами

Мы знаем, что злоупотребление веществами не является причиной жестокого обращения с женщинами, в частности, потому, что многие алкоголики и наркоманы не демонстрируют ни грубого, ни контролирующего поведения в отношении партнерш. Некоторые алкоголики пьют только глубокой ночью или делают это вне дома, возвращаясь только для того, чтобы сразу «отключиться». Некоторые становятся пассивными и чувствительными, а не воинственными и агрессивными. Определенная часть со всей ответственностью обеспечивает свою семью и заботится о своих детях.

В подобных случаях злоупотребление веществами определенно создает серьезные проблемы для партнерши зависимого мужчины и его детей, но атмосфера резко отличается от той, что царит в домах, где живут жестокие партнеры. Алкоголиками и наркоманами могут быть как мужчины, так и женщины, но жестокими партнерами обычно являются мужчины.

Не все жестокие партнеры злоупотребляют психотропными веществами

Далее мы можем отделить друг от друга зависимость от употребления веществ и жестокое обращение, обратив внимание на то, что подавляющее большинство жестоких партнеров не злоупотребляют алкоголем, наркотиками и не имеет других зависимостей. Даже если ограничить круг домашними тиранами, применяющими физическое насилие, зависимость имеет место менее чем в половине случаев.

Короче, злоупотребление психотропными веществами и «злоупотребление» партнершей — это две разные проблемы. Обе распространены, поэтому нет ничего удивительного, что они часто соседствуют в одном человеке наряду с перхотью, угрями, институтским дипломом и другими факторами, не имеющими причинно-следственных связей.

Не является ли само жестокое обращение с партнершей определенным видом зависимости?

Нет. Жестокое обращение имеет собственные причины и динамику, не схожие с причинами и динамикой зависимости, хотя у того и другого есть общие черты. Но разница между злоупотреблением веществами и «злоупотреблением» женщинами достаточно велика, чтобы требовать решения этих проблем различными путями.

В чем сходство жестокого обращения и зависимости от употребления веществ

Жестокое обращение с партнершей и зависимость имеют сходство по следующим позициям:

Нарастание

Алкоголики со временем выпивают большие дозы, или пьют чаще, или и то, и другое. Такое нарастание потребления отчасти порождается привыканием , которое означает, что организм приспосабливается к веществу, поэтому его требуется больше для того, чтобы вызвать прежний эффект. «Я никогда не пьянею» — это, по сути, короткая форма высказывания «я пил уже так долго и так много, что мне требуется очень большая доза, чтобы опьянеть». (Некоторые зависимые люди испытывают прямо противоположный эффект, и все более и более малые дозы вызывают у них состояние интоксикации.) Злоупотребление веществами также растет по другим причинам, в частности оттого, что зависимый человек боится взглянуть правде в глаза, и страх растет тем больше, чем дольше он старается избегать этого, а параллельно растут и жизненные проблемы, порождаемые зависимостью, увеличивая массу всего того, о чем зависимый человек старается не знать.

Жестокое обращение имеет тенденцию нарастать. Одна из причин роста — фрустрации, которые жестокая личность испытывает от результатов своего поведения и которые затем использует как оправдание дальнейшим проявлениям жестокости. Например, вы можете становиться все более подавленной (поскольку хроническое плохое обращение подавляет), и теперь он начинает злиться на то, что из-за снижения энергии вы заботитесь о нем с меньшим энтузиазмом. Жестокое обращение может снизить и ваше либидо — он же приходит в ярость от недостатка вашего желания.

Концепцию привыкания можно применить и к жестокому обращению, но с иным подтекстом. По мере того как мужчина адаптируется к определенной степени плохого обращения с партнершей, чувство вины начинает изводить его все меньше, поэтому он становится способен подняться до более серьезных действий. Он привыкает к уровню жестокости или агрессии, о котором и речи не было несколько лет назад. Концепт привыкания применим и к жертвам жестокого обращения: женщина становится устойчивой к жестокости и начинает противостоять ей. Вследствие этого он повышает уровень своей жестокости, поскольку видит, что для запугивания и контроля над партнершей требуется большая «доза». Такая эскалация напоминает стиль разгона демонстраций, применяемый военными диктатурами, которые стреляют резиновыми пулями, пока этого достаточно, чтобы рассеять протестующих, но переходят на боевые патроны, когда толпа перестает разбегаться от резиновых пуль.

Однако чаще женщины (и дети) становятся более пугливыми, нежели упорными. В частности, недавно проведенное исследование обнаружило, что треть мужчин снижает уровень агрессии со временем, поскольку женщины становятся настолько запуганными, что мужчины могут контролировать их словами и взглядами, в результате чего настоящие атаки становятся ненужными.

Отрицание, преуменьшение и обвинение других

Люди, страдающие зависимостью, и жестокие партнеры обладают одинаковой способностью убеждать себя, что у них нет проблем, и горячо отрицать наличие проблемы перед другими. Алкоголик может сказать, что выпивает «пару пива» за вечер, тогда как на самом деле выпивает три литровых кружки пива и еще пару стопок водки. Или настаивает на том, что алкоголь не является его проблемой, поскольку он никогда не пьет крепких напитков, хотя выбрасывает по два ящика из-под пива каждую неделю. Зависимый человек также следует схеме поведения с перекладыванием ответственности.

В мире злоупотребления психотропными веществами выражение «люди, места и вещи» используется для описания способности зависимой личности всегда найти, кого или что обвинить в своем алкоголизме или наркомании.

Выбор одобряющего окружения

Люди с вредными привычками проводят свое время среди тех, кто имеет такие же привычки, или тех, кто принимает эти привычки, не делая из них проблемы. Жестокий партнер схожим образом выбирает свой круг общения. Его друзья-мужчины либо сами жестоки, либо их высказывания в отношении жестокого обращения говорят о том, что они верят в оправдания агрессора и обвинения жертвы (в исследовательской терминологии это называется «обеспечение информационной поддержки жестокого обращения»). Его подруги могут по большей части принимать его жалобные истории о том, как тяжело быть жертвой истеричной и психически больной женщины.

Ложь и манипулирование

Как жестокие партнеры, так и страдающие зависимостью люди вынуждены прибегать к хроническому вранью, чтобы скрыть свою проблему, избежать ответственности и заставить других людей убирать грязь, которую они развели. Однако жестокие партнеры используют нечестность и манипулирование еще и для того, чтобы получить власть и контроль над партнершей, что является отдельным процессом.

Непредсказуемость

Как жестокие партнеры, так и зависимые люди склонны держать своих партнерш и детей в состоянии неопределенности, когда неизвестно, чего ожидать в следующий момент. Это позволяет им поддерживать в членах семьи надежду на то, что они могут измениться.

Определение ролей для членов семьи

Как жестокие мужчины, так и страдающие зависимостью люди могут навязать членам семьи роли. Одно лицо может стать противником, другое — защитником, третье — козлом отпущения, которого жестокая личность использует для возложения на него всей вины за те проблемы, которые он сам создал для семьи.

Высокий уровень возвращения к жестокости после периодов видимого изменения . Обе группы имеют серьезные проблемы с доведением до конца программ лечения или прекращением «злоупотреблений» даже после успешного завершения программы.

Чем отличаются жестокое обращение от зависимости от употребления веществ

Жестокое обращение с партнершей и зависимость имеют следующие различия :

Жестокие партнеры не «опускаются на дно»

Люди, злоупотребляющие психотропными веществами, самодеструктивны. Со временем жизнь алкоголика или наркомана становится неуправляемой. Ему становится трудно удержаться на работе, финансовое состояние повергается в хаос (отчасти из-за расходов, связанных с его пристрастием), родственные и дружеские связи рвутся…

Жестокие партнеры крайне разрушительны для других . Мужчина может жестоко обращаться с женщиной 20–30 лет и при этом иметь стабильную работу, поддерживать порядок в финансовых делах, оставаться популярным среди друзей. Его самооценка, способность спать по ночам, его самоуверенность, физическое здоровье — все, как правило, находится в таком же стабильном состоянии, как и у нежестокого мужчины. Одним из самых больших источников боли в жизни женщины является ее изоляция и переживания из-за того, что никто другой, кажется, не замечает искажений в ее партнере. Ее жизнь и свобода могут опускаться на дно из-за того, что он делает с ее разумом, но с его жизнью такого обычно не случается.

Действительно, жестокие партнеры теряют близость с партнершей, поскольку истинная близость и жестокое обращение являются взаимоисключающими. Однако они редко переживают это как потерю. Они находят чувство близости либо благодаря эмоциональным связям с друзьями и родственниками, либо они являются людьми, для которых близость не является целью и не имеет ценности (что также верно для многих нежестоких мужчин). Вы не можете ощущать нехватку того, чего вы не хотите иметь.

В последние годы жестокие мужчины, прибегающие к физическим нападениям, впервые начали ощущать падение на дно в одном смысле: они время от времени испытывают неприятные юридические последствия своих действий. Увы, большинство судебных систем по-прежнему относится к бытовым агрессорам со снисхождением (см. главу 12), так что до дна им еще очень далеко.

Быстрое вознаграждение и долгосрочная выгода

Употребление психотропных веществ может приносить большое вознаграждение. Оно дает быстрое и легкое удовольствие и ослабление эмоционального стресса. Однако такое вознаграждение обычно бывает кратковременным. Со временем употребление психотропных веществ начинает приносить зависимому человеку негативные эмоции настолько же сильные, как и те, от которых он пытается убежать изначально. Дружеские отношения, основанные на злоупотреблении веществами, поверхностны и подвержены возникновению напряжений и разрывам из-за финансовых раздоров, паранойи, взаимной безответственности и других факторов. Алкоголик склонен пить все больше не потому, что алкоголь так хорошо работает, а потому, что так плохо.

А вот жестокий партнер может получать выгоду от «злоупотребления» долгие годы (см. главу 6). Ни одна из получаемых им выгод не исчезает неизбежно со временем. Невозможно заставить жестокого партнера измениться, пытаясь убедить его задуматься о том вреде, который он наносит собственной жизни, поскольку его выгоды намного превышают потери. Изменение в жестокой личности могут быть вызваны общественным давлением на него.

Общественное оправдание жестокого обращения с партнершами более велико . Общественная поддержка как злоупотребления психотропными веществами, так и «злоупотребления» партнершами неутешительно велика, но для второго она значительно выше (см. главу 13). Злоупотребление веществами активно поощряется рекламой алкоголя, чего нельзя сказать о бытовом насилии.

Но существует множество авторов и организаций, которые активно противостоят усовершенствованию законодательной и административной реакции на бытовое насилие. Телевидение, кино, и другая культмассовая продукция пресыщена информационными посылами, потакающими жестокому обращению с женщинами.

По этой причине программы, в которых проблема жестокого обращения корректируется на основе модели зависимости, не работают. Так, организация анонимных бытовых агрессоров прославилась тем, что служила скорее в качестве круга поддержки для оправданий и обоснований жестоких действий, нежели площадки для их изменения.

Жестокое обращение не исчезает после излечения от зависимости

ВОПРОС 13 : ПЕРЕСТАВ ПИТЬ, ПЕРЕСТАНЕТ ЛИ ОН ИЗДЕВАТЬСЯ НАДО МНОЙ?

Десятки моих клиентов проходили реабилитацию, иногда по моему настоянию. Никакого значительного улучшения после этого замечено не было, кроме тех случаев, когда мужчина работал над проблемой своей жестокости. В первые несколько месяцев после реабилитации повседневный жестокий критицизм и контроль мужчины иногда смягчался. Могло снизиться, и даже исчезнуть вовсе, и физическое насилие, и это вселяло надежду. Женщина воспринимала эту передышку как подтверждение того, что зависимость от алкоголя или наркотиков была причиной его жестокого обращения, но его жестокое поведение постепенно или внезапно возвращалось приблизительно на тот же уровень разрушительности, каким он был, когда мужчина пил.

Возвращение к жестокому поведению начинается именно в тот момент, когда восстановление от зависимости начинает уверенно закрепляться. Ранний период восстановления всепоглощающ: желание «принять» очень сильно, и алкоголик ведет ежедневную внутреннюю борьбу, часто удерживаясь только благодаря угрозе. Одним из результатов его усилий является то, что у него нет сил, времени и умственных резервов, которые он мог бы посвятить манипулированию партнершей. Он поглощен собой. Но при выходе из процесса раннего восстановительного периода его энергия и внимание направляются в сторону его партнерши, и его желание продемонстрировать свою власть над ней возвращается.

Для жестоких мужчин типично заметное ухудшение поведения в процессе реабилитации от зависимости, отчасти потому, что их очень нервирует отказ от алкоголя. Другие домашние деспоты в трезвом состоянии становятся более контролирующими, следя за женщиной глазами, не затуманенными алкоголем.

Возможно, еще важнее то, что сама программа реабилитации становится для жестокого мужчины оружием. Например, как только он бросил пить, он может вывернуть реальность наизнанку и начать утверждать, что алкоголиком является она. Он начинает критиковать ее за «непризнание» того, что она пьет, используя концепт, который изучил на групповых занятиях и в котором теперь считает себя специалистом. Далее с большой вероятностью последуют оскорбительные замечания и давление на нее, чтобы она отказалась от алкоголя и вступила в организацию Анонимных Алкоголиков.

Жестокий мужчина может также использовать конкретные концепты программы АА против партнерши. Например, программа поощряет своих участников пересмотреть свои ошибки и плохие поступки и составить их список, чтобы отучить человека критиковать других или фокусироваться на их недостатках (что называется «брать чужой список»). Жестокий мужчина обращает этот концепт против партнерши, так что всякий раз, когда она пытается пожаловаться, он говорит: «Ты должна работать над собственными проблемами, а не брать мой список». Оправданием контроля служит и угроза начать пить: «Ты вызываешь у меня стресс, а ведь ты знаешь , что я могу начать пить, если стресс будет очень большим». Обвинение «ты ставишь под угрозу мою трезвость!» становится новым инструментом подавления партнерши. Таким образом, мужчины вырабатывают новые оправдания для жестокого обращения, компенсируя тот факт, что они не могут больше обвинять партнершу в том, что пьют.

Философия реабилитационных программ включает в себя элементы, которые могут иметь некоторую ценность для жестоких личностей, но я обнаружил, что они склонны игнорировать принципы, которые могли бы помочь. Так, в соответствии с программой АА на алкоголика возлагается ответственность возмещения всего ущерба, нанесенного им другим людям. Жестокие мужчины предпочитают придерживаться прямо противоположных взглядов, отстаивая мнение, что их партнерши не должны высказывать недовольство их прошлым жестоким поведением, «поскольку это было, когда я пил, а теперь я другой, и она должна забыть о прошлом». Они воспринимают избавление от зависимости как программу амнистии, которая должна привести к простому исчезновению всех прежних обид и недоверия у их партнерш.

В период восстановления жестокие личности также обвиняют в своем поведении алкоголь, как это было, когда они пили. Они стараются исказить интерпретацию философии АА так, чтобы она означала, что они не несут ответственности за свои действия в пьяном состоянии — чего не предполагает философия АА — и что именно алкоголь является исчерпывающим и достаточным объяснением их грубости и эгоизма. Некоторые из моих клиентов используют свою реабилитацию для того, чтобы постараться избежать выполнения своих обязанностей, утверждая, что они не могут помогать детям, найти работу или вносить свой вклад как-либо иначе, «поскольку программа реабилитации требует, чтобы я был сконцентрирован на себе». В этом случае реабилитационная программа может питать эгоцентризм и способность жестокого мужчины использовать отговорки. Слушая его, женщина может усомниться в том, что он по-настоящему меняется, и ее скептицизм хорошо обоснован. Ее партнер может говорить: «У тебя просто нет веры в людей» или «Ты не веришь в то, что люди меняются» (будто, унижая женщину, он может убедить ее, что он не жесток к ней!), — но ее инстинкты верно подсказывают ей, что он остался практически прежним.

У меня были клиенты, которые приходили к значительным изменениям, комбинируя лечение от алкоголизма и серьезную работу над тем, чтобы взять на себя ответственность за свою жестокость. Только в таком случае избавление жестокой личности от зависимости становится значительным шагом.

Жестокое обращение или насилие не имеют биологической связи с алкоголем

Алкоголь не делает людей воинственными, агрессивными или склонными к насилию, как, например, анаболические стероиды или курительный кокаин. Алкоголь на самом деле действует как депрессант. Не вызывает агрессивности и марихуана.

Алкоголь и другие психотропы, таким образом, вносят свой вклад в жестокое обращение с женщинами двумя способами:

  1. Убеждения мужчины о том, как на него воздействуют вещества, будут, в большей степени, сбываться. Как показывают исследования, если он верит, что алкоголь может сделать его агрессивным, алкоголь сделает его таким. С другой стороны, если он не приписывает веществам действия, порождающего насилие, он едва ли станет агрессивен даже в состоянии сильной интоксикации.
  2. Алкоголь обеспечивает жестокому мужчине оправдание для свободы действий по его собственному желанию. После нескольких рюмок или кружек он позволяет себе быть настолько агрессивным или пугающим, насколько он расположен быть таким, зная, что завтра сможет сказать: «Извини за вчера, я был совершенно пьян», — или заявить, что он не помнит инцидента, и его партнерша, семья и даже судья освободят его от ответственности (суды, как правило, особенно снисходительны к бытовым агрессорам, объясняющим свое насилие проблемами с алкоголем). Алкоголь также является оправданием, которое принимает он сам, поэтому он не проводит ночь без сна, мучимый чувством вины за боль, причиненную партнерше.

Несколько моих клиентов признались, что принимали решение наброситься на партнершу до того , как выпили. Они уходили из дома, чтобы, как они выражаются, «смазать колеса», а вернувшись, затевали драку. Алкоголь вооружает агрессора оправданием и помогает ему преодолеть стыд и смущение. Опасайтесь мужчин, убежденных, что наркотики или алкоголь толкают их к насилию. Если он думает так, так оно и будет.

Как насчет тех, кто жесток, только когда пьян?

Клиентов, чье проявление жестокости ограничивалось исключительно состояниями интоксикации, я могу пересчитать по пальцам одной руки. Однако я работал с десятками мужчин, у которых самые худшие инциденты сопровождались опьянением, но чье контролирующее и неуважительное поведение проявлялось и в трезвом состоянии. Такие жестокие личности, как правило, относятся к одной из следующих категорий:

  1. Мужчина, проявляющий вербальную жестокость, которая переходит в физическое насилие или угрозы, только когда он находится в состоянии интоксикации : когда я прошу партнершу такого мужчины описать его повседневное поведение, она обычно сообщает, что, выпив, он становится более злобным и пугающим, однако его грубые выражения, неуважение и эгоизм не зависят от того, пьяный он или трезвый. Она, как правило, чувствует, что его поведение изменится, если его вылечить и она справится с жестоким поведением. Эта надежда несостоятельна по двум причинам: а) становясь трезвенниками, жестокие личности этого типа, как правило, привыкают года через два использовать физическое насилие без поддержки алкоголя; и б) даже если они принадлежат к небольшому исключению из этого правила, его психологическое насилие может быть столь же разрушительным, каким было физическое.
  2. Мужчина, проявляющий вербальную жестокость, которая становится более грубой и оскорбительной, когда он пьян, но не переходит в физическое насилие : он делает то же самое, что и физический агрессор — использует алкоголь в качестве оправдания. Став трезвенником, он постепенно вырабатывает новые оправдания, включая свое избавление от зависимости, и жизнь возвращается к прежнему сценарию.
  3. Мужчина, склонный к физической агрессии, проявляющий еще большее насилие в состоянии интоксикации : этот тип наиболее распространен среди зависимых от алкоголя и наркотиков партнеров. Трезвый, такой агрессор в основном сдерживает себя от применения самых пугающих форм насилия, таких как избиение, удушение или угрозы убить. Его партнерша может сказать: «Он проявляет насилие, только когда пьян», но затем рассказывает, что он толкает и хватает ее, наступает на нее с угрожающим видом, груб в сексе или использует другие формы физического запугивания или агрессии, даже когда трезв. Жестокий партнер добился успеха в том, чтобы убедить ее, что такое поведение не является насилием.

Если поведение вашего партнера ухудшается «под хмельком», вы можете быть полностью сосредоточены на том, чтобы избавить его от вредной привычки, поэтому вы никогда в полной мере не осознаете, насколько он жесток, когда трезв. Его проблема со злоупотреблением веществами может, таким образом, серьезно отвлечь ваше внимание от главного вопроса.

Алкоголь не меняет систему ценностей человека. Даже в состоянии интоксикации личность, хоть она и несколько меняется, сохраняет связь с трезвой ипостасью. Когда вы пьяны, вы можете вести себя глупо или бесстыдно, вы можете быть фамильярны или бестактно откровенны, беззаботны или забывчивы. Но разве вы ради смеха сбиваете с ног старушек? Скорее всего, нет. Насилуете продавщицу в ночном магазинчике? Вряд ли. Поведение людей под действием алкоголя или наркотиков регулируется их убеждениями и отношением к вещам, даже когда наблюдается нечеткость конструкции. Алкоголь поощряет людей к высвобождению того, что они прячут в глубине своего «я».

Жестокие мужчины принимают сознательные решения, даже когда находятся в состоянии интоксикации

Макс, один из моих первых клиентов, применял физическое насилие к своей жене. Однажды вечером вернулся домой совершенно пьяным. По его словам, Линн, его жена, начала его пилить. Он «взбесился», заорал на нее, а затем набросился с кулаками. Макс смущенно признался, что разорвал на Линн одежду и «частично» привязал к стулу (как это?). В моем кабинете Макс казался приятным, воспитанным рабочим парнем. Нелегко было представить себе, каким он выглядел в глазах Линн в ту ночь.

Я попросил его описать травмы Линн. «У нее черно-синие пятна и рубцы сверху донизу по обеим ногам». Я поинтересовался: есть ли другие повреждения? «Нет». Я удивился. «Нет синяков на руках и на лице? Почему?» Макс уставился на меня, будто я был немного не в себе, и пробормотал: «Ну, я же не собирался делать ничего такого, что было бы заметно».
Позднее Линн подтвердила, что в ту ночь Макс был пьян. Но заставило ли опьянение его потерять контроль? Очевидно, что нет. Он сохранял концентрацию на своем желании сохранить собственную репутацию и избежать ситуации, которая могла бы поставить его под риск ареста, поэтому он нанес Линн такие повреждения, которые на следующий день будут спрятаны под одеждой. Трудновато назвать это «потерей контроля».

Я могу привести массу аналогичных примеров осознанности действий и решений, которые мои клиенты демонстрируют в состояниях опьянения. Они могут не так тщательно выбирать выражения, координация движений может быть не так хороша, но они продолжают защищать свои интересы: они избегают наносить повреждения своему ценному имуществу и обычно не позволяют друзьям и родственникам видеть самые грубые и открытые формы своей вербальной или физической жестокости или чего-либо такого, что, по их мнению, не может быть адекватно прикрыто оправданием «я был пьян».

Одни мои клиенты иногда говорят: «Я был в состоянии затмения». Однако «затмение» — это разрыв памяти, который происходит после того, как пьяный отключается и засыпает, в результате чего, проснувшись, он не помнит происходившего. Во время эпизода человек пребывает в сознании. Если вы спросите отчаянно пьяного, но еще не спящего человека, что происходило ранее в этот вечер, он расскажет вам. Таким образом, не существует такой вещи, как «пребывание в затмении», потеря памяти происходит позже.

Наконец, даже если б алкоголь и наркотики могли привести к тому, что человек «потерял контроль» над собой, он по-прежнему несет ответственность за свои действия, поскольку у него есть выбор — приводить себя в такое состояние или нет. Заявление мужчины, что он не может нести полной ответственности за неподобающее обращение с партнершей, потому что был пьян, — это просто еще одно проявление жестокого образа мысли.

Психотропные вещества как оружие жестокости

ОСКАР И ЭЛЛЕН

Оскар и Эллен обедали в ресторане. Во время обеда напряжение нарастало из-за жалоб Эллен на пьянство Оскара. Оскар же настаивал на том, что все жалобы Эллен порождаются ее гиперчувствительностью и желанием контролировать его . Однажды в прошлом он согласился с тем, что действительно перебирает, и в течение девяти месяцев не брал капли в рот. Его отношение к ней на деле не изменилось, но она не видела другого способа заставить его измениться.

Спор за столом в тот день вышел из-за того, что Оскар снял $4 000 — практически все их сбережения — с их общего счета и купил подержанную «БМВ» «для нее». Эллен была очень расстроена: она была беременна и боялась остаться без средств. Оскар прошипел: «Ты не ценишь ничего, что я для тебя делаю! Тебе всегда мало! Ты просто стерва, стерва, стерва!» Он тут же заказал коктейль, зная, что это ее обеспокоит. Как только официантка принесла напиток, он, глядя в глаза Эллен, выпил его и тут же заказал следующий. Он решил напиться, и ему это удалось…

Мне известны и другие способы использования психотропов в качестве оружия:

  • Выскочить из дома и сесть пьяным за руль, зная, что это обеспокоит ее. Маневры такого типа особенно эффективны, если в семье есть дети и семья выживает за счет дохода мужчины.
  • Заставить ее помогать в транспортировке и распространении наркотиков, риск возникновения проблем с законом он может использовать, чтобы контролировать ее впоследствии (большой процент заключенных женщин отбывают свои наказания за преступления, прямо или косвенно спровоцированные их жестокими партнерами).
  • В периоды воздержания угрожать, что «развяжет», если она не будет выполнять его требования.
  • Обвинять ее в проблемах своей жизни, которые в действительности порождены его зависимостью.
  • Давить на свою партнершу и манипулировать ею, склоняя ее к выпивке или наркотикам. Затем он использует ее зависимость для усиления своей власти над ней и для того, чтобы другие люди не верили ей, когда она утверждает, что он жесток с ней. Это излюбленная тактика алкоголиков и наркоманов, поскольку они не хотят, чтобы их партнерши имели «компромат» на них. Но у меня также были клиенты, которые поддерживали вредные привычки у своих партнерш, сами при этом воздерживаясь от употребления.

ШЭЙН И АМАНДА

Женщина-алкоголик по имени Аманда несколько раз пыталась «завязать», но ее муж Шэйн всякий раз высмеивал ее за «зависимость» от АА, говоря, что она слабая, раз неспособна держаться сама, «без костылей». Он также шел в магазин и покупал пару банок пива, говоря ей: «Это на тот случай, если заглянут друзья». Сам он практически не пил. Пиво просто стояло в холодильнике и… в конце концов она сдавалась.

Со временем Аманда легла в лечебницу, не сказав об этом Шэйну, поскольку знала, что, поговорив с ним, скорее всего, поддастся соблазну уйти из клиники. Шэйн перевернул все вверх дном, пытаясь узнать, где она. По моим сведениям, ей удалось избавиться от него и вернуть себе опеку над детьми, которой она лишилась из-за его жестокого обращения и своего пьянства.

Взаимное усиление зависимости от психотропов и жестокого обращения с партнершей

Используя психотропные вещества в качестве оружия, мужчина в конечном счете усугубляет проблему злоупотребления ими. Таким образом, жестокое обращение может усиливать зависимость от веществ, но не наоборот. Это две разные проблемы, ни одна из которых не порождает другую, но которые взаимно осложняют свое решение. Жестокое мировосприятие мужчины усиливает его нежелание замечать проблему злоупотребления алкоголем или наркотиками, поскольку он может обвинить во всех трудностях своей жизни партнершу. Его негативное отношение к ней позволяет ему легко отбросить озабоченность, которую вызывает у нее его зависимость от употребления психотропов. В то же самое время зависимость укрепляет его отрицание собственной жестокости, когда он использует злоупотребление веществами в качестве оправдания и оружия.

Другие виды зависимости

Я работал с наркоманами, игроманами, алкоголиками и пр. Несколько клиентов заявляли, что они «эротоманы», но я не верю в подобный диагноз, когда жестокие мужчины ставят его сами себе (см. раздел «Игрок» главы 4). Любая зависимость ложится финансовым бременем на пару, вносит свой вклад в мужскую скрытность и толкает его на то, чтобы использовать свою партнершу в качестве козла отпущения. Зависимость мужчины не порождает его жестокость, но делает жизнь его партнерши еще болезненнее и сложнее.

Позиция правомочия и зависимость

Жестокий мужчина обычно убежден, что его употребление или злоупотребление психотропными веществами не касается его партнерши. Независимо от того, насколько его зависимость ведет к экономической эксплуатации партнерши (ведь он тратит деньги на алкоголь и наркотики и/или не может удержаться на работе), насколько она перегружена домашними обязанностями (он же все время на гулянках), насколько плохо он с ней обращается, будучи под кайфом, он тем не менее считает себя вправе «употреблять» по своему усмотрению. Если женщина протестует, он чувствует себя вправе назвать ее стервой или обвинить ее в «контролировании». Короче, безответственное употребление алкоголя или наркотиков — это еще одна незаконная привилегия жестокого мужчины.

Психотропные вещества блокируют самокритику

Злоупотребление психотропными веществами не является причиной жестокого поведения мужчины, но гарантирует, что такое поведение не прекратится . Я еще не видел клиента, злоупотребляющего психотропными веществами, который достиг бы устойчивого улучшения, если, конечно, он параллельно не боролся со своей зависимостью. Я даю алкоголику или наркоману пару месяцев на то, чтобы начать лечиться, и, если он не делает этого, я исключаю его из программы. Я не хочу давать его партнерше напрасных надежд и впустую тратить свое время. Решение проблемы жестокого обращения с женщиной требует длительных усилий. Мужчина должен отважиться стать честным с собой, чтобы принять тот факт, что нанес партнерше страшную эмоциональную травму. Ни один алкоголик или наркоман на это не способен.

Таким образом, лечение зависимости — необходимое предварительное условие . Только если мужчина готов бороться с обеими проблемами — а у меня было достаточно большое количество клиентов, которые серьезно стремились стать как трезвыми, так и уважительными к партнерше, — он может перестать быть источником боли и огорчений для своей женщины.

Помните

  • Алкоголь или наркотики не могут превратить обычного мужчину в жестокого.
  • Даже в состоянии интоксикации жестокие мужчины продолжают действовать осознанно, основываясь на своих привычках, отношении к вещам и эгоистических интересах.
  • Главная роль, которую зависимость от психотропов играет в жестоком обращении, — это его оправдание.
  • Жестокость и зависимость — разные проблемы и требуют отдельных решений.
Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − два =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.