12.12.2013

Женщины и СМИ

женщины и сми
Свободу печати и права женщин в СМИ нельзя рассматривать изолированно — ведь если женщины как социальная гендерная группа не имеют тех же возможностей в этой сфере, что и мужчины, то истинной свободы СМИ в таком обществе не существует.

Введение

Тему «Женщины и СМИ» следует рассматривать в нескольких аспектах:

1. Представленность женщин в средствах массовой информации. Что подразумевает анализ числа женщин в журналистской профессии, их положения в отрасли (в частности, представленность женщин на руководящих должностях).

2. Образы женщин в журналистских и рекламных материалах (как именно транслируются женские образы в СМИ). Здесь также исследуются количественные и качественные характеристики.

3. Представленность интересов женщин в СМИ как социальной группы (доступ женщин к СМИ).

Также для полноты информации необходимо знать, какие российские и международные документы (законы, конвенции, соглашения) регулируют деятельность СМИ и конкретно направлены на борьбу с дискриминацией женщин в медиа-пространстве.

Роль государства и СМИ в решении проблем гендерного равенства

Средства массовой информации как социальный и политический институт способны оказывать существенное влияние на формирование политических процессов и общественного мнения.

Процесс формирования массового сознания и его взаимосвязь с системой массовой информации демонстрирует, что основные понятия и ценности эгалитарной политики медленно приживаются и в западной, и в российской медийной среде.

Причины трудностей достижения эгалитаризма в СМИ надо искать:
1) в трудностях, с которыми сталкиваются любые политики гендерного равенства в социумах;
2) в особенностях функционирования масс-медиа.

На постсоветском пространстве превращение СМИ в вид бизнеса и повышение их капитализации не способствовали достижению гендерного равенства. В экономике существует понятие фиаско рынка, означающее, что рыночные механизмы сами по себе не решают социальные проблемы. Точно так же они не решают и проблемы искоренения дискриминации женщин в медиа пространстве.

Если рассматривать современный российский медиа-рынок, то нужно отметить следующие основные тенденции:
1) приход зарубежных издательских групп;
2) укрупнение издательских домов; монополизация системы распространения;
3) рост рекламного рынка;
4) активизация государственной политики в сфере СМИ (СМИ подконтрольны государству при формальном отсутствии цензуры).

Современные средства массовой коммуникации создали мощную информационную основу технологии власти и социального управления. При этом масс-медиа — крупный, динамично развивающийся вид бизнеса. Анализ процесса капитализации российских СМИ и участия в этом процессе государственных институтов позволяет с высокой степенью вероятности утверждать, что за последние 10 лет на рынке СМИ прослеживается процесс монополизации информации со стороны государства.

В настоящее время более 80% зарегистрированных печатных СМИ являются изданиями либо учрежденными, либо дотируемыми (напрямую или косвенно) из бюджетов различных уровней.

Таким образом, в России именно государство определяет «правила игры» в информационном пространстве, располагает для этого всем необходимым инструментарием влияния. В компетенции государства находится также решение вопросов введения гендерного образования в профессиональную подготовку журналистов и медиа-менеджеров. Поэтому отношение СМИ к женской теме является одним из основных показателей степени демократизации общества.

Правовые механизмы

Основы для решения проблем гендерного равенства в масс-медиа, как и равенства в информационной сфере вообще, были заложены ещё в 1950 году в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Статья 10 Раздела I «Права и свободы» гласит: «Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ…» (Рим, 4 ноября 1950 г.).

Однако также очевидно что свобода слова не есть вседозволенность, поэтому в 1954 году Конгрессом Международной Федерации журналистов была принята Декларация принципов поведения журналистов, в основе которой заложен тезис о том, что установление норм и руководящих принципов профессии должны устанавливаться самими журналистам с учётом мирового опыта и совершенствоваться по мере развития цивилизованных, честных отношений в сфере СМИ.

Гарантии свободы слова и запрет цензуры установлены как в международных документах, так и в законодательствах большинства стран — членов ООН и ЕС. Тем не менее, декларация свободы слова и её реализация на практике — не одно и то же.

Ограничения свободы слова могут осуществляться самыми разнообразными способами: в тоталитарных государствах это институциональные механизмы, в странах с рыночной экономикой — рыночные механизмы, а также определение государством экономических и политических приоритетов.

По идее препятствовать давлению государства на СМИ (то есть явной и скрытой цензуре) могут профессиональные объединения журналистов, профессиональные кодексы журналистов, включающие в себя принципы недискриминации и гендерной корректности. Но в российской медиа-среде преобладают верноподданические, сексистские и мизогинные тенденции. Поэтому как правило законы, направленные на искоренение дискриминационных практик в отношении женщин, здесь не работают.

Перечислю, какие основные профессиональные принципы журналистского сообщества нарушает большинство российских СМИ.

1) Декларация принципов поведения журналиста, принятая Международной Федерацией журналистов (Принята на Втором Всемирном Конгрессе Международной Федерации журналистов в Бордо 25-28 апреля 1954 года; изменения внесены на XVIII Всемирном Конгрессе МФЖ в Хельсинки 2-6 июня 1986 года).
Пункт 7 указанной Декларации гласит: «Журналист должен отдавать себе отчет в той опасности, которую таит в себе призыв к дискриминации, распространенный через СМИ, и должен сделать все возможное для того, чтобы избежать даже невольного стимулирования дискриминации на основе расы, пола, сексуальной ориентации, языка, религии, политических или иных взглядов, национального и социального происхождения».

2) В Пекинской платформе действий, принятой на IV Всемирной конференции ООН по положению женщин (1995 г.), содержится призыв к СМИ и рекламным агентствам разработать»сообразно с принципом свободы волеизъявления руководящие принципы и кодексы профессионального поведения и другие формы саморегулирования в целях содействия презентации нестереотипного образа женщины, а также в отношении искоренения сцен насилия, унижающих достоинство, или порнографических материалов, касающихся женщин«.

3) ООН среди прочих стратегических целей обозначила роль СМИ в достижении гендерного равенства. А именно:
• расширить доступ женщин к работе в средствах массовой информации на должностях, предполагающих принятие решений;
• содействовать созданию сбалансированного и нестереотипного образа женщины в СМИ и рекламе.

Исследования гендерного аспекта СМИ

В теории гендерных исследований, как в недавно сформировавшейся академической дисциплине пока слабо представлена гендерная проблематика в контексте теории средств массовой информации.

Впервые в России специальный семинар «Женщины и СМИ» появился на факультете журналистики МГУ в 1996 г. Ведущие — Ирина Юрна и Надежда Ажгихина. По результатам данного семинара подготовлены и защищены 7 дипломов и 2 кандидатские диссертации. Также обсуждение и анализ гендерных проблем в СМИ проводились в рамках ежегодных Круглых столов на факультете журналистики МГУ. По их итогам регулярно выпускались сборники материалов и выступлений. Выпускались аналитические сборники, в частности: «Образы женщин в современной журналистике. Анализ федеральной и региональной прессы».

Необходимо отметить, что литература по теме представленности интересов женщин в СМИ, а также документы по ней печатаются малыми тиражами (500 — 1000 экз.) либо относится к разряду ведомственных документов, которые практически не публикуются. Тексты данных изданий и документов можно найти только в сети Интернет на сайтах неправительственных женских и правозащитных организаций.

Образы женщин в СМИ: гендерная цензура

Термин гендерная цензура введен в книге Мередит Такс «Сила слова», изданной при участии интернациональной группы писательниц — членов международной писательской организации «Женский мир» («Women’s World») — Всемирной организации женщин в защиту прав, литературы и развития.

Эта группа изучает проблемы гендерной цензуры с 1986 года. Исследовательницы исходят из определения цензуры, которое шире традиционного, используемого большинством правозащитных организаций:

«Мы определяем цензуру как всякий способ, с помощью которого идеи и произведения искусства, которые выражают взгляды, не совпадающие с доминирующей идеологией, не допускаются к предполагаемой аудитории,

— пишет Мередит Такс.

— Такие произведения могут быть конфискованы или запрещены, проигнорированы, оклеветаны, осмеяны или намеренно ложно истолкованы.

Гендерная цензура, как мы её видим, гораздо шире и более распространена, чем официально организованный контроль. Она встроена в целый ряд общественных механизмов, которые заглушают голоса женщин, отрицают ценность их опыта и исключают женщин из политического дискурса.

Цель такой цензуры — затуманить реальные условия жизни женщин и несправедливость партиархальных гендерных отношений. Она ставит перед собой задачу запугать писательниц и журналисток, избирая в качестве мишени тех женщин, которые не хотят „знать своё место“, чтобы тем самым заставить замолчать других. Среди тех, кто заставляет молчать писательниц, есть государственные чиновники и религиозные фанатики. Однако существуют и другие силы цензуры: родители, которые считают, что не имеет смысла вкладывать деньги в образование дочерей, учителя, которые советуют девочкам ограничить свои амбиции материнством, издатели, которые не считают нужным публиковать книги, написанные женщинами, и критики, неспособные всерьёз воспринимать произведения, созданные женщинами» …

Наталья Иванова в статье «Ежовые рукавицы и бархатные перчатки сексизма» пишет:

«Гендерная цензура в культуре приводит к тому, что процветает мифология, нацеленная на подавление и заглушение любых взглядов, подрывающих исходный прамиф о „естественности“ подчинённого положения женщины. При этом гендерная цензура опирается не только на виртуозно отработанные в нашем обществе механизмы подавления, но и на современные технологии манипулирования массовым сознанием. Она неприкрыто агрессивна в продвижении идеи о якобы „естественности“ социального неравенства женщин».

Гендерная цензура (Gender censorship (англ.)) — цензура с целью исказить реальное положение женщин, завуалировать несправедливость патриархатных общественных отношений.

Гендерную цензуру можно проследить в политических и экономических приоритетах, которые попустительствуют глобальной женской неграмотности. Неграмотность многих женщин в современном технологичном мире — не просто следствие бедности и непосильного труда, но и общественный механизм, направленный на сохранение дискриминации. Нападки на женское образование в странах, где господствует фундаментализм — звенья все той же цепи (самая сильная метафора гендерной цензуры — это паранджа). Однако гендерная цензура существует и ярко проявляет себя и в Европе, и в Северной Америке, и в России.

Примеры гендерной цензуры:

— унизительные для женщин слоганы рекламы типа «Женщина — друг бизнесмена»
— В.В. Жириновский, лидер партии ЛДПР: «Женщина — друг человека, сразу после лошади и собаки»;
— близкое по смыслу выражение М. Зязикова (президента Ингушетии): «Если в доме две жены, то собака уже не нужна»),
— заявления политиков о том, что «не для женщин и детей пишется Конституция»;
— программа на канале «Культура» «Шедвр может создать только мужчина» (авторы и ведущие — М. Швыдкой и А.Гордон).

Свободу печати и права женщин в СМИ нельзя рассматривать изолированно — ведь если женщины как социальная гендерная группа не имеют тех же возможностей в этой сфере, что и мужчины, то истинной свободы СМИ в таком обществе не существует.

Мередит Такс пишет также, что за последние 10-15 лет в мире наблюдается подъём националистических, коммунистических и религиозно-фундаменталистских движений, которые она определяет как атавистические, поскольку те пытаются возродить некое мистическое прошлое. Они, как правило, заполняют вакуум власти, образовавшийся в результате социальных конфликтов, в результате потери местными правящими элитами влияния за счёт глобализации. Все эти движения объединяют потребность в расовом, этническом и конфессиональном единообразии, а также патриархальный взгляд на женщин и семью — попытки установить контроль над женщинами.

В ситуации, ведущей к ослаблению местных патриархальных иерархий, семья остаётся последним бастионом мужского превосходства. И в результате этих культурно-идеологических и политических противоречий женщины оказываются в роли заложниц патриархальных обычаев и общественных отношений.

Мередит Такс:

«Подъём атавистических общественных движений означает, что открытая гендерная цензура становится всё более очевидной в современном мире. Однако это не означает, что такое явление встречается лишь в традиционных сообществах. В Северной Америке и Европе тоже есть свои способы заглушить голос протестующих, свои методы подавления, которые сочетают в себе традиционализм с новым феноменом глобализации. США являют собой изощрённый пример такого сочетания двух подавляющих сил…

Позволю себе процитировать интервью с Ольгой Ворониной (директором Московского центра гендерных исследований (МЦГИ), которое я сделала год назад.

— Существует ли гендерная цензура в России?

— Существует, но как скрытое явление на уровне подсознательных традиционных установок людей, которые работают в СМИ — как на уровне руководства, так и среди обычных журналистов. Определено можно сказать, что доступ женщин для выражения своих мнений и социальных интересов в СМИ чрезвычайно затруднен. Даже женщины-журналистки чаще всего говорят и пишут «не своим голосом» и воспроизводят стереотипный образ «слабого пола», озабоченного удачным замужеством и шопингом. Разумеется, на этом фоне не нужны статьи или репортажи о дискриминации женщин в политике или на рынке труда в России. А в тех редких случаях, когда интервью дает профессионально успешная женщина, она — в угоду общественному мнению — может подчеркнуть, что вовсе не феминистка, а вот так случилось, ей просто повезло сделать карьеру, и она, конечно же, сама стирает мужу рубашки и печет пироги детям.

— Почему социально активные, успешные женщины публично отмежевываются от феминизма?

— Потому что в России создан весьма неприглядный образ феминизма. Особенно активно он формировался в конце 80-х в начале 90-х годов ХХ века. С началом перестройки в СМИ проявился критический пафос, который был направлен не против общества, дискриминирующего женщин, а против самих женщин, которых обвиняли в забвении своего «природного предназначения» и прочих грехах. Одновременно формировался образ феминизма, как движения, воинственно настроенного против мужчин, которое создают женщины неуспешные в личной жизни, некрасивые, а чаще всего лесбиянки… Карикатурный образ кривоногого синего чулка. И женщинам не хочется, чтобы этот образ с ними ассоциировался.

— Почему карикатурный образ феминизма оказался таким устойчивым?

— Потому что параллельно со свободой слова возникло то, что мы называем гендерной цензурой. Уже в перестроечные времена свобода слова понималась лишь как свобода слова для журналистов, а не для общества. Поэтому сейчас можно говорить о нарушении свободы слова женщин как гендерной группы для представления своих социальных интересов (В скобках замечу, что свободы слова для представления своих интересов лишены и многие другие социальные и этнические). И если в плане политики, экономики, истории в СМИ появляются непредвзятые суждения и разнообразные точки зрения, то по проблемам прав женщин и гендерного равенства, и в целом по проблемам прав человека дискуссия закрыта.

— Можно ли сказать, что гендерный дискурс в СМИ закончился вместе со сворачиванием общественных дискуссий по проблемам прав человека?

— Я бы сказала, что проблема не только в этом. Практически все российские правозащитники считают, что проблема дискриминации женщин по полу носит надуманный характер. Они просто игнорируют сложную, но отнюдь не неразрешимую проблему сочетания общих и специальных прав женщин в том ключе, как об этом говорится в документах ООН. Гендерная дискриминация носит системный социальный характер, и преодолеть ее можно только усилиями всего общества.

Еще пример.

Ольга Липовская в статье «Женщина как объект потребления» пишет:

«Наиболее простым доказательством наплевательского отношения к женщине у нас могут служить тривиальные примеры отсутствия контрацепции, а следовательно, и варварское надругательство над ее организмом посредством многочисленных абортов. (…) Издевательски низкое материальное обеспечение многодетных семей и матерей-одиночек тоже хороший пример.

Причем наряду с этим в средствах массовой информации идет бойкая кампания поношения проституток и „матерей-кукушек“, оставляющих своих детей в роддомах. При обсуждении этих проблем гнев общества направляется преимущественно против женщин, отсутствует попытка разобраться в социальных, экономических предпосылках. Мало кто, например, обращает внимание на потребителя и эксплуататора проститутки, на отцов брошенных детей. Происходит это опять же от стереотипного, патриархального взгляда на роли мужчины и женщины в современном обществе».

Проблема адекватной презентации интересов женщин в СМИ

Проблема адекватной презентации в средствах массовой информации интересов женщин, как одной из крупнейших социальных групп со специфическими интересами неоднократно обсуждалась в Организации объединённых наций и Комиссии Евросоюза.

Продолжающееся формирование негативного имиджа, унижающего достоинство женщины, а также неравный доступ к средствам массовой информации и информационным технологиям, были отнесены к важнейшим первоочередным проблемам в Платформе действий, принятой на Четвертой всемирной конференции по положению женщин в Пекине в 1995 году.

Конференция призвала к расширению прав и возможностей женщин посредством развития их умений и навыков, повышения знаний и облегчения доступа к информационным технологиям, тем самым, укрепляя их способность бороться с негативным изображением женщин. Конференция подчеркнула необходимость вовлечения женщин в процесс принятия решений по развитию новых технологий с тем, чтобы женщины могли в полной мере участвовать в их распространении и способствовать усилению их влияния.

В разделе «Женщины и средства массовой информации» Пекинской платформы действий подчёркивается, что с развитием новых информационных технологий и глобализацией системы информации СМИ оказывают влияние и на взгляды и поведение людей, и на государственную политику, поэтому везде существует «потенциальная возможность для того, чтобы средства массовой информации вносили гораздо больший вклад в улучшение положения женщин» (п. 234).

Пункт 236 Пекинской платформы указывает, что необходимо изменить продолжающуюся практику изображения женщин в отрицательном или унизительном свете в материалах СМИ:

«Печатные и электронные средства массовой информации в большинстве стран не создают сбалансированный образ женщин, ведущих активную и разнообразную жизнь, и их социальный вклад в меняющемся мире. Кроме того, картины насилия и унижающая достоинство или порнографическая продукция средств массовой информации также отрицательно воздействуют на положение женщин и их участие в жизни общества. Столь же ограничивающими могут быть и программы, закрепляющие традиционную роль женщин. Глобальная тенденция к потребительству создала обстановку, в которой реклама и коммерческие передачи зачастую изображают женщин главным образом в качестве потребителей и неадекватным образом выбирают в качестве целевых групп девочек и женщин всех возрастов».

Представленность женщин в средствах массовой информации

Ещё один аспект гендерного равенства в СМИ, рассматривавшийся в Платформе действий, — это представленность женщин в средствах массовой информации. В Пекинской платформе действий признаётся, что сейчас в области средств коммуникации работает больше женщин, чем, скажем, 20 лет назад. Но при этом сохраняется положение, когда лишь немногие из них достигают уровня принятия решений или являются членами правлений или органов, оказывающих влияние на политику в области средств массовой информации.

Ольга Воронина в исследовании «Гендерная экспертиза законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации» в частности рассматривает доступ женщин к СМИ и их представленность как гендерной группы.

В данной проблеме она на выделяет два аспекта:
1) Представленность как гендерной группы для выражения мнений и интересов;
2) Доступ к профессиональной деятельности в СМИ.

«Доступ женщин для выражения своих мнений и интересов в СМИ чрезвычайно затруднен,»

— считает Воронина.

— «Как правило, выразителями интересов женщин оказываются мужчины: их очень любят спрашивать, в чем счастье женщин и они уверенно отвечают „в мужчинах“.

Женщины, сумевшие что-либо сказать в СМИ, представляют собой обычно две крайности: с одной стороны, это те, которые педалируют свою природную женскую специфику (неважно, матери или гетеры); с другой — те, которые боятся всего женского и отрицающие свою гендерную принадлежность. Но помимо них есть и другие — женщины, говорящие о том, что „миф женственности“ служит средством маскировки сексизма и что единственный путь быть настоящей женщиной (как и настоящим мужчиной) — это свободно выбирать свой путь и не быть объектом манипуляции. Эти женщины практически лишены права представить свое мнение в СМИ — здесь мы сталкиваемся с гендерной цензурой».

Относительно доступа женщин к профессиональной деятельности в СМИ можно привести Данные Международного фонда женщин в СМИ (США) на 2002 год. Согласно исследованиям фонда, женщины занимают не более 12 процентов позиций руководителей СМИ во всём мире (в Японии — 4%, в Южной Африке — 8%, в США — 34%). О женщинах пишут и снимают мало — 17% от всей информации (в России женщинам посвящено по разным данным от 1 до 2 процентов от всех площадей центральных газет по отечественным исследованиям).

Большинство медиа-кампаний мира не имеют отдельной политики, посвящённой женскому вопросу, женщины в большинстве СМИ представлены как жертвы или сексуальные объекты, 64% от всех опрошенных журналистов в 44 странах отметили, что женщины неадекватно представлены в СМИ. В частности, женщины-лидеры игнорируются СМИ почти всех стран, лишь 15% первополосных материалов газет всего мира так или иначе говорят о женщинах, женщин не привлекают в качестве экспертов и аналитиков.

Об отсутствии внимания к гендерной проблематике в средствах массовой информации свидетельствует неспособность искоренить стереотипизацию по признаку пола, которую можно обнаружить в государственных и частных местных, национальных и международных средствах массовой информации.

Гендерные стереотипы, по определению учёных — это характерные проявления гендерной цензуры.

Ольга Воронина считает, что существующую ситуацию с отражением образа женщин в СМИ можно квалифицировать как нарушение свободы слова для женщин по крайней мере по двум основаниям:

1) недостоверная информация в СМИ о женщинах и для женщин
2) отсутствие доступа женщин как гендерной группы к СМИ и препятствия для равной профессиональной активности и профессионального продвижения.

Интернет — как новый тип медиа

С появлением такого информационного ресурса как сеть Интернет, у женщин, казалось бы, увеличились шансы включить свои гендерные интересы в сферу глобального информационного обмена. Однако по данным ООН, большинство женщин, особенно в развивающихся странах, не имеют эффективного доступа к расширяющимся каналам электронной информации и поэтому не могут создавать сети, обеспечивающие их альтернативными источниками информации. Поэтому необходимо вовлекать женщин в процесс принятия решений относительно разработки новых технологий, с тем, чтобы они в полной мере участвовали в их становлении и деятельности.

В странах со свободным доступом к компьютерам все большее число женщин осваивает компьютерные технологии и Интернет.

За период c 1995 по 1998 г. количество выхода женщин в Интернет согласно подсчетам выросло с 8,1 млн. до 30,1 млн. в мировом масштабе и достигло 43,3 млн. в 2000 г.

Российская женская интернет-аудитория растет чрезвычайно быстро. С 2009 по 2011 год процент женской аудитории среди пользователей в российском сегменте интернета увеличился с 43% до 50%. Можно смело предсказывать, что при сохранении нынешних темпов скоро у интернета будет женское лицо. При этом речь идет не только о социальной активности (женщины традиционно более активны в социальных сетях и на форумах), — пишет для русскоязычного сайта Forbes Марина Трещова, генеральный директор Fast Lane Ventures.

Создание электронной почты, рассылок и соцсетей предоставило женщинам более быстрый и дешевый способ распространения информации и возможность более эффективного общения, организации и объединения усилий.

• Канал «Гендер» в Африканской информационной сети (African Information Network, GAIN) предоставляет виртуальное пространство для обмена новостями, информацией и опытом по проблеме гендерного равенства во всей Африке.

• Азиатская женская биржа ресурсов представляет собой женскую информационную службу и сеть в Интернете, которая предназначена для развития сотрудничества и партнерства для повышения доступа к новым технологиям, что позволит обеспечить реализацию прав женщин.

• «Интернет-журнал» АВИВА издается расположенной в Лондоне международной женской группой и служит в качестве глобального сетевого сервера для всех женских групп и служб.

• Интернет — служба Организации Объединенных Наций УиминзУотч, предназначенная для обеспечения развития и реализации прав женщин, начала свою работу в марте 1997 года.

В последние годы во многих регионах наблюдается рост числа альтернативных СМИ контролируемых женщинами (термин «альтернативный» может означать как альтернативное использование основных средств, так и создание новых). Независимые СМИ, контролируемые женщинами, включают печатные издания, видео- и кинопродукцию, радиовещание, а также новые технологии передачи информации. Женщины создают и используют альтернативные и коммуникационные каналы для поддержания своих усилий, защиты своих прав, расширения форм своего представительства и для выступления против распространения стереотипов в культуре. В рамках основных СМИ также увеличивается количество продукции, производимой женщинами и для женщин. Немалую роль здесь играют женские неправительственные организации.

Самым частым и, возможно, наиболее значительным явлением, согласно сообщениям правительств, стало появление колонок и программ, посвященных проблемам женщин, а также открытие издательств и вещательных станций для женщин. Эти новые информационные каналы способствовали расширению участия женщин и созданию их положительного образа в средствах массовой информации.

Это укрепляет их способность бороться на международном уровне с отрицательным изображением женщин и со случаями злоупотребления влиянием СМИ как важной отрасли экономики.

Нам необходимо самим создавать и укреплять средства массовой информации и разрабатывать подходы, устраняющие тенденциозное с гендерной точки зрения программирование.

Как пример могу привести несколько вебсайтов, которые создавались или создаются в настоящее время активистками Инициативной группы «За феминизм».

Наши сайты:

1) Кавказия (Грузия)

2) Путь Лисистраты (Россия)

3) Клуб Путешественниц (Россия)

4) Русский феминизм. Каталог ресурсов (Россия)

5) Я не феминистка, но… Каталог гендерных и феминистских новостей (Россия)

6) Медведица (Беларусь)

7) За феминизм (Россия, официальный сайт ИГ «За феминизм»)

Другие дружественные ресурсы, созданные женщинами и для женщин:

Музей женской истории, истории женского и гендерного движения (Украина)

Гендерный маршрут (Беларусь)

Умная кухня, легкий быт. Гендерно-нейтральное домоводство (Беларусь)

Список авторов, статей и сборников:

1) Н.И. Ажгихина — «Гендерные стереотипы в современных масс-медиа», «Железная леди или Баба Яга?«, »Женская тема» в современной российской прессе«, «А кони всё скачут..», «Корни травы: Шестнадцать интервью»

2) Т.А. Клименкова «Женщина как феномен культуры: Взгляд из России»

3) Н.А. Нечаева «Идеал женщины в структуре гендерных картин мира»

4) О.А. Воронина. Гендерная экспертиза законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации//Проект гендерная экспертиза МЦГИ, 1998

5) О. Здравомыслова, Н. Кигай. Женская тема в средствах массовой информации//Ассоциация журналисток. М. 2002

6) Гендерная цензура как элемент культуры// Ассоциация журналисток. М. 2003

7) В. Ваниш. Средства массовой информации и пропаганды в оценках женского общественного мнения // Женщины и демократизация: общественное мнение женщин по актуальным социально-политическим вопросам. М., 1991. С.46-51

8) Женщины: свобода слова и свобода творчества// Сборник статей. Изд-во «Эслан». М. 2001

9) Гришина Г. Женщины в паутине Интернет // WE/МЫ. Диалог женщин. — 2000, спецвыпуск. — С. 27

10) Мередит Такс, президент Международной Ассоциации писательниц «Женский мир», Журнал «WE/МЫ» № 17 (33), 2002 г. с. 6

11) Н. Иванова «Ежовые рукавицы и бархатные перчатки сексизма«//Гендерная цензура как элемент культуры. Ассоциация журналисток, М., 2003 г. C.32

12) А. Денисова «Язык вражды в российских СМИ: гендерное измерение»// «//Гендерная цензура как элемент культуры. Ассоциация журналисток, М., 2003 г. C.21
13) О. Г. Липовская, «Женщина как объект потребления» // Искусство кино, 1991, № 6. С. 18-21

14) Двадцать третья специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН. Женщины и средства массовой информации — http://www.un.org/russian/documen/gadocs/23spec/media.htm

15) Четыре теории прессы//Издательство «Вагриус». М. 1998. с. 109-115

Share

Код для вставки на сайт или в блог:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − четыре =